Все новости

Россия и допинг. Особенности национальной нетерпимости

Артем Кузнецов — об отношении к допингу в стране, непонимании существующих в спорте законов и противоречиях внутри общества

Российский спорт только приходит в себя после прогремевших на весь мир допинговых скандалов, которые в значительной степени стали следствием пришедшей в упадок антидопинговой системы страны. Благо сейчас ее удалось успешно реформировать. Однако еще важнее и сложнее оказалось изменить отношение к допингу внутри самого общества. В первую очередь — спортивного, где до сих пор допускается немало нелепых и непрофессиональных ошибок.

"Мы должны стремиться к тому, чтобы это было нулевое применение, к этому должны стремиться", — сказал в декабре Владимир Путин, отвечая на вопрос о допинговых скандалах в российском спорте на большой пресс-конференции. И вот наступил новый год, и в конце января приходит новость: два легкоатлета дисквалифицированы на четыре года за употребление запрещенного препарата. Имена спортсменов ничего широкой общественности не скажут, но вот препарат, за который они были наказаны, — да. Алексей Киселев и Василий Минаев попались на мельдонии. Первому — 18 лет, второму — 35, но оба, видимо, и не слышали о том, что этот препарат уже давно был включен в список запрещенных.

Парадоксальней истории не придумаешь. Хотя, казалось бы, после событий трехлетней давности о мельдонии и содержащем его препарате "Милдронат" знает чуть не каждый россиянин, регулярно следящий за новостями. Спортсмен уж точно. Особенно после не менее громкой истории с обнаружением мельдония у керлингиста Александра Крушельницкого на Олимпиаде в Пхёнчхане.

Но нет, за современными тенденциями умудряются не следить даже врачи сборных. Что показала история с тремя молодыми российскими гандболистками, которым врач прописал мельдоний. Его у них и обнаружили во время молодежного чемпионата мира 2017 года.

Покрывательство нарушителей

Кстати, история с гандболистками уникальна тем, что в ней удалось докопаться до истины и наказать главного виновника дисквалификации, коим стал врач команды. Однако зачастую главные поставщики запрещенных препаратов так и остаются без наказания.

Антидопинговые правила гласят, что только спортсмен виновен за попадание в его организм запрещенного препарата. Но ведь зачастую очевидно, что без чьей-либо подсказки или давления сознательный спортсмен вряд ли пойдет на нарушение правил. Тренеры, врачи, всякого рода советники, которые вертятся вокруг команды, — зачастую это и их вина, но крайне редко спортсмен решается рассказать правду

Последний яркий пример — история с биатлонистом Александром Логиновым, который не так давно отбыл трехлетнюю дисквалификацию и сейчас ворвался в элиту мирового биатлона. Вот только в этой элите он считается изгоем, и все из-за допинговой истории. Ведь нашли в его пробе не просто запрещенный препарат, а эритропоэтин, что говорит о сознательном решении спортсмена пойти на обман своих соперников — в организм он может попасть только с помощью инъекции.

Олимпийские чемпионы Мартен Фуркад и Себастьян Самуэльссон, комментируя возвращение Логинова в спорт, попросили того извиниться за желание обмануть их. Также биатлонисты хотели выяснить обстоятельства той истории, но российский спортсмен словно воды в рот набрал. Единственное, что он поведал о тех событиях, — запись на странице в социальной сети со словами "я уже был в плохой ситуации за то, чего не делал".

Если россиянин не употреблял допинг, то тогда кто виноват в том, что в его пробах нашли эритропоэтин? На эту тему он до сих пор ничего не сказал. Однако желание иностранных биатлонистов узнать причины, побудившие Логинова пойти на обман, в российской среде болельщиков были восприняты как попытка психологически задавить конкурента. Они защищали Логинова, просили оградить от нападок, вот только в этом потоке громких слов главный вопрос так и остался без ответа. А именно: кто же виноват, что эритропоэтин был обнаружен в пробах биатлониста, и где ответственные за это, если сам спортсмен вины не признает. И главное — почему он ничего по этой теме не объясняет.

Отсутствие этики

Вообще спортсмены с допинговой историей в России часто имеют образ мучеников. Несмотря на факты, указывающие на их вину, они все равно находят поддержку со стороны значительной части общества. Виновными оказываются все, но при этом конкретных имен не называется. А в числе излюбленных оправданий — происки иностранных конкурентов и политическая ситуация. Безусловно, в последних разбирательствах подобные моменты имели место, однако если речь идет о сотнях нарушений антидопинговых правил, все списывать исключительно на политику глупо.

Вот поэтому зачастую и складываются парадоксальные ситуации. Так, дисквалифицированный за допинг бобслеист Дмитрий Труненков до прошлого года возглавлял "Юнармию", имеющий схожее наказание тяжелоатлет Алексей Ловчев становится советником губернатора, а еще не отбывший срок отстранения тяжелоатлет Апти Аухадов участвует в эстафете огня Универсиады в Красноярске. И таких примеров еще немало.

Понятно, что юридически они ничего не нарушают, однако подобное поведение нарушает этические нормы. Да, можно считать, что спортсмен стал жертвой, что его дисквалифицировали несправедливо, но факт остается фактом — основания для наказания были, как и возможности оспорить его. И если уж следовать сформировавшимся в мире правилам и нормам поведения, то подобное в нормальном обществе будет восприниматься как вызов.

Александр Зубков Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Александр Зубков
© Сергей Бобылев/ТАСС

В этом свете особенно комично выглядит история бобслеиста Александра Зубкова. Знаменосец сборной России на Играх в Сочи, двукратный победитель тех Игр, он в конечном итоге был лишен и наград, и почета. Виной всему — наказание за нарушение антидопинговых правил, которое ему не удалось оспорить. Да, основания для него более чем сомнительные — царапины на пробирках и большая концентрация соли в пробе. При этом спортсмен мог даже и не знать, что происходило с его пробой после того, как он ее сдал в Сочи. Однако это не отменяет главного — для всего спортивного мира Зубков стал нарушителем антидопинговых правил. С этим надо было смириться и дождаться окончания срока дисквалификации.

Однако вместо этого он решил пойти иным путем: Зубков не только не оставил пост главы Федерации бобслея России, который занял после окончания карьеры, но и доказал в Мосгорсуде, что на территории России нарушение им антидопинговых правил считается недоказанным. Подобной курьезной ситуации в российском спорте раньше не было. 

Впрочем, ему это в итоге все равно не помогло. Под нажимом Министерства спорта, Олимпийского комитета России и международной федерации Зубков все же был вынужден оставить свой пост.

Кругом враги

Еще один распространенный стереотип, бытующий в российском спорте, заключается в том, что иностранные спортсмены якобы поголовно употребляют допинг, но это им сходит с рук. В том числе благодаря тому, что они оформляют себе терапевтические исключения. Эта теория в России настолько распространена, что в заблуждение сумели ввести даже президента страны, который около двух лет назад причислил восьмикратного олимпийского чемпиона по биатлону Уле-Эйнара Бьорндалена к астматикам, хотя тот никогда не употреблял препараты против этого заболевания.

И в теорию заговора многие продолжают верить и по сей день, причем даже относительно молодые спортсмены. Самый свежий пример прозвучал в исполнении биатлонистки Евгении Павловой. "Мы не железные, мы не иностранцы, у которых есть ТИ (терапевтические исключения)… Мы бегаем на своем здоровье", — написала она в социальной сети.

Вот только по официальной информации, озвученной, правда, два года назад, терапевтические исключения в профессиональном биатлоне имели всего четыре спортсмена. Конечно, есть случаи, когда спортсмены обманывают, получая медицинские справки. Однако объяснять исключительно этим свои проигрыши целой группе спортсменов — довольно непрофессионально. Тем более что прежде чем кивать на других, российскому спорту еще нужно внимательно посмотреть на себя в зеркало. Чего только стоит история годичной давности на легкоатлетическом турнире в Иркутске, когда спортсмены массово снялись с соревнований, узнав о визите допинг-офицеров. Красноречивей картины придумать сложно. И это при том, что российская легкая атлетика уже более двух лет к тому моменту была отлучена от международной семьи как раз по причине допинга.

И вновь парадокс. На что, кстати, не так давно указала лучшая на сегодня легкоатлетка страны Мария Ласицкене. Говоря о возможном восстановлении национальной федерации, она не стала скрывать, что одного только прощения добиться мало, надо на деле доказать, что неприязнь к допингу в России есть не только на бумаге, но и в голове.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru