Все новости

Что сгорело в Париже: будут ли извлечены уроки для международной безопасности?

Андрей Шитов — о важности национального достояния в эпоху глобализации

Французы не уберегли свою народную святыню — собор Парижской Богоматери. Это приговор действующим французским властям, несмываемое пятно на их репутации.

Это и напоминание всем нам о том, что в эпоху глобализации национальное достояние каждого народа нуждается в особо бережной защите.

На острове Сите горел один из самых узнаваемых символов европейской и всей мировой культуры. Она складывается из национальных культур, как соборные витражи, и о ней мы тоже скорбим. Вопреки возражениям тех квасных патриотов, которые считают, будто нам надо горевать о сгоревшей недавно церкви в Карелии, но не о французском костеле.

Кстати, подобные скорбные настроения царят сейчас во многих странах. Американская New York Times в своем комментарии признает: "Есть ощущение, что мы как цивилизация не смогли сберечь нечто бесценное".

Специалисты еще разберутся, как все произошло и почему, несмотря на все достижения современной науки и техники, Нотр-Дам не удалось спасти от огня. Богословы, наверное, выскажутся и о том, как понимать подобное знамение, происшедшее на Страстной неделе по западному церковному календарю.

Кстати, уже звучат напоминания о том, что в Великий понедельник принято вспоминать евангельский рассказ о бесплодной смоковнице, которая символизирует бездуховность.   

Иллюзия контроля

Понятно также, что в пламени пожара горели и иллюзии о всемогуществе человеческого разума. О его способности просчитывать и предотвращать риски, вообще держать под контролем ход событий.

Я сегодня беседовал с молодым управленцем и специалистом по информационным технологиям — одним из тех, кто отвечает в России за организацию "цифрового прорыва". Так вот, он не смог мне объяснить, почему в ХХI веке в одной из самых развитых стран мира люди, по сути, так же бессильны перед огненной стихией, как и столетия назад.

Собеседник принялся рассуждать о том, что "системы, которые обслуживают нашу повседневную жизнь, постоянно усложняются", а "людей, которые обладают навыком работы с высокой степенью сложности", не хватает. Но в этом же и вопрос — почему их нет? 

Да и что такого особо сложного в пожаре? По-моему, ответ очевиден: непредсказуемость, разрушающая ту самую иллюзию контроля, т.е. человеческую гордыню. Как говаривал один мой американский приятель: "Когда человеку кажется, будто он знает все ответы, Бог меняет все вопросы…"

Игра с огнем

Я это все к тому, что в мире сейчас на наших глазах рушится система контроля над вооружениями. С подачи США один за другим демонтируются ключевые международные договоры в этой сфере.

Уже 2 августа по инициативе Вашингтона может прекратить действие американо-российский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Ранее США вышли из Договора по ПРО. Теперь под вопросом находится и судьба Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, неофициальное название СНВ-3), действие которого истекает в феврале 2021 года. В итоге может сложиться ситуация, когда впервые за полвека у нас не будет вообще никаких правовых ограничений ядерных потенциалов. 

А ведь система стратегической стабильности и ядерной безопасности, основанная на таких ограничениях, тоже предназначена для предотвращения "пожара" — глобального всесожжения. И что — без нее тоже "обойдемся"? Будем ждать, пока полыхнет так, что от всех нас и следа не останется? 

Или все-таки попробуем научиться извлекать уроки и из чужих ошибок? 

Как я понимаю, Москва к этому готова. Во всяком случае, посол России в США Анатолий Антонов говорил об этом в понедельник на годовом собрании неправительственной американской Ассоциации по контролю над вооружениями в Вашингтоне.

По ком звонит колокол

"Не спрашивай никогда, по ком звонит колокол, — предупреждал великий Джон Донн, настоятель лондонского собора Святого Павла. — Он звонит по тебе".

И пожар в Нотр-Даме — это предостережение всем нам. Собора, конечно, невероятно жаль. Я был там прошлым летом и хорошо помню интерьер, включая сокровищницу с Терновым венцом Христа, и экспозицию, отражающую многовековую историю храма.

Венец, кстати, спасен и перевезен на временное хранение в мэрию Парижа. И история, Бог даст, еще продолжится.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru