Все новости

Нефтяной фонд Норвегии уходит в "зеленую" энергетику. Эпоха нефти и газа кончилась?

Михаил Ханов — о новой энергетической революции и о том, что она принесет таким странам, как Россия

В середине июня 2019 года стало известно, что Государственный пенсионный фонд Норвегии (он же — так называемый Нефтяной фонд) сократит объем инвестиций в бумаги компаний, добывающих нефть, газ и уголь, примерно на $13 млрд. В то же время предполагается инвестирование порядка $20 млрд в акции предприятий, производящих электроэнергию из возобновляемых источников. Не будем забывать о том, что норвежскому Нефтяному фонду принадлежит около 1,4% всех акций в мире. Поэтому подобное решение стоит трактовать как знаковое событие для фондовых рынков в мировом масштабе. Еще более актуальным это представляется для российской экономики, которая имеет ярко выраженную сырьевую направленность. По итогам 2018 года в структуре российского экспорта сырая нефть заняла 28,7%, нефтепродукты — 17,4%, природный газ — 12,6%, каменный уголь — 3,8%.

Экология и исчерпание ресурсов

Вполне очевидно, что стремление европейских стран к развитию так называемой "зеленой" энергетики в значительной мере обусловлено осознанием необходимости сохранения окружающей среды. Как мы видим, это стало неотъемлемой частью политики многих европейских государств. В целом же густонаселенная Европа уже давно осознала, что благополучная экологическая обстановка является важной составляющей частью высокого уровня жизни. Отсюда проистекает и широкое развитие в Европе программ вторичной переработки отходов, а также предстоящее законодательное запрещение одноразовой посуды и упаковки из пластика.

С другой стороны, Европа уже давно столкнулась с закономерным истощением природных ресурсов. Например, последняя угольная шахта в Германии была закрыта в 2018 году, в Великобритании — в 2015 году, а во Франции — еще в 2004 году. Поэтому развитие возобновляемой энергетики представляется для этого региона не только полезной экологической инициативой, но и насущной необходимостью.

Сланцевая революция и "газ свободы"

Косвенным признаком будущего заката эры традиционных невозобновляемых источников энергии является тот факт, что США перестали оценивать нефть и газ как стратегически ценный ресурс. При этом надо признать, что этому способствовала сланцевая революция, которая все же состоялась за океаном. В настоящее время Соединенные Штаты увеличили суточные объемы добычи нефти до рекордного уровня. Более того, к 2030 году США могут удвоить текущее производство сырой нефти. Поэтому вполне логично, что Соединенные Штаты отменили запрет на экспорт черного золота. Аналогичная ситуация складывается и с добычей природного газа. Он стремительно теснит традиционный уголь, используемый для генерации электроэнергии внутри страны. США всерьез планируют увеличивать объемы экспортных поставок сжиженного природного газа.

Как водится, новые рынки для североамериканского экспорта будут открываться с помощью весомой политической поддержки. В этом плане очень показательна текущая стратегия сдерживания поставок углеводородов из таких недружественных США стран, как Иран и Венесуэла. Это делается под предлогом необходимости противодействия недемократическим режимам. Совсем недавно в Конгресс США был внесен законопроект по поводу введения ограничительных мер в отношении газопроводного проекта "Северный поток — 2" и иных российских газопроводов. Сами американцы называют свой экспортный СПГ не иначе как "газ свободы".

Так или иначе, но страна, обладающая крупнейшей мировой экономикой, не опасается будущего дефицита традиционных ископаемых энергоносителей. Интересный и обширный вопрос о снабжении топливом атомных электростанций в США мы пока оставим за скобками. Однако не стоит забывать, что топливо для АЭС также производится из ископаемого сырья.  

Консервативный подход в России     

В России же по поводу использования возобновляемых источников энергии пока преобладает достаточно консервативный подход. Отечественная энергетика может похвастаться в основном лишь традиционно большой гидрогенерацией. Согласно экспертным оценкам, доля других ВИЭ в общей выработке электроэнергии в России составит лишь около 1% к 2025 году. Это связано с исторически сложившейся ориентацией страны на добычу ископаемых энергоносителей. Очевидно, что для России с тактической точки зрения экспорт углеводородов как средство пополнения государственного бюджета и в более широком смысле — выживания страны пока что незаменим. В этом плане интересы объединенной Европы и России временно совпадают. Указанная ситуация может сохраняться в течение нескольких десятилетий. Еще в 2010 году Владимир Путин, будучи премьер-министром, выразил недоумение по поводу нежелания германской общественности развивать атомную энергетику и увеличивать поставки российского газа. Тогда он заявил по этому поводу: "Вы будете дровами топить? Но и за дровами надо в Сибирь ехать".

Описание
© EPA/HO

Вместе с тем бывший председатель правления "Газпрома" Рем Вяхирев в свое время высказывался в пользу того, что нельзя вывозить из страны более 140–150 млрд куб. м природного газа в год. Запасы российского газа хоть и велики, но не бесконечны. Он заявил по этому поводу: "Мы первые замерзнем, и Европа над нами смеяться будет". Попутно стоит отметить, что в настоящее время использование ветряной и солнечной энергии для отопления жилья в России экономически невыгодно.

К слову, согласно данным Минэнерго РФ, экспорт российского газа по итогам 2018 года превысил 243 млрд куб. м. Этот показатель включает в себя не только трубопроводный газ, но и экспортные поставки СПГ. Для сравнения: чистый экспорт газа из США по итогам 2018 года составил порядка 20 млрд куб. м. Однако, по разным оценкам, в течение ближайших десяти лет прогнозируется увеличение объемов экспорта газа из Соединенных Штатов в четыре-десять раз.

Доля "зеленой" энергетики

Для того чтобы оценить тенденции и дальнейшие перспективы в сфере использования возобновляемых источников энергии, обратимся к специализированному статистическому ежегоднику мировой энергетики за 2018 год. Согласно приведенным в нем данным, текущая доля возобновляемых источников энергии в объеме глобальной генерации составляет почти 25%. Надо признать, что это очень серьезное достижение. Вместе с тем указанная цифра включает в себя традиционную гидроэнергетику. Кроме того, с конца 2000-х годов доля возобновляемых источников энергии выросла всего лишь на 1%.

Теперь они обеспечивают около 1/3 энергетического "микса" в Европе, 1/4 — в Китае и 1/6 — в Соединенных Штатах, Индии и Японии. При этом Норвегия вырабатывает порядка 97,9% электроэнергии из ВИЭ. В пятерку лидеров по этому показателю также входят такие страны, как Колумбия, Новая Зеландия, Бразилия и Канада. Вместе с тем лидерами по солнечной и ветровой электрогенерации выступают Новая Зеландия, Испания, Германия, Португалия, Великобритания. Большие шансы потеснить лидеров — у Нидерландов и Бельгии (так, благодаря сильным воздушным течениям вблизи побережья Северного моря грузовые порты Роттердам и Антверпен практически полностью обеспечивают себя электричеством за счет ветряков, расположенных на их собственной территории) и Греции (за счет солнечной электрогенерации), где правительство взяло под особый контроль не только производство, но и цены для потребителей. Менее 1% электрогенерации на основе возобновляемых источников энергии осуществляется в таких странах, как Кувейт, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Алжир.

Что будет с энергетикой?

На основе всех указанных данных вполне просматривается несколько тенденций, связанных с развитием мировой энергетики на основе возобновляемых источников энергии:

  • среди всех возобновляемых источников электрической энергии по-прежнему ключевая роль принадлежит энергии падающей воды. Гидроэнергетика остается наиболее рентабельным и массовым способом генерации тока на основе ВИЭ;
  • все остальные возобновляемые источники энергии пока носят лишь вспомогательный характер, что не отменяет их ценности и востребованности в своих нишах. Это относится к энергии ветра, солнца, биомассы и некоторым другим экзотическим направлениям, таким как геотермальная энергетика;
  • высокая доля возобновляемых источников энергии в общем объеме генерации в Евросоюзе, Китае, Индии и Японии носит вынужденный характер. Она обусловлена недостатком ископаемых энергоносителей в указанных регионах мира;
  • "зеленая" энергетика очень слабо развивается в странах, богатых углеводородами. Это обусловлено тем, что традиционная тепловая генерация все еще остается более рентабельной в сравнении с ВИЭ. В то же время постройка дорогостоящих ГЭС может оказаться непозволительной роскошью даже для отдельных стран;  
  • основными альтернативными источниками электроэнергии представляются ветрогенераторы и солнечные панели. При сравнительно высокой себестоимости такая генерация имеет свои преимущества. В частности, это хороший инструмент обеспечения автономной микрогенерации в местах, отдаленных от линий электропередачи;
  • расширение доли "зеленой" генерации в отдельных странах происходит в значительной мере за счет стимулирующих мер на уровне государства, таких как дотации и льготы. Правительства в данном случае действуют из стратегических и экологических соображений;
  • логика развития событий подсказывает, что человечество должно постепенно отказываться от ископаемых источников энергии. В связи с этим мы наблюдаем опережающую активизацию конкуренции между поставщиками на мировом рынке углеводородного сырья;
  • поскольку технический прогресс не стоит на месте, в обозримом будущем не исключено широкое распространение новых технологий генерации электричества из возобновляемых или неисчерпаемых источников энергии. Подобная революция может стать серьезным потрясением для государств, экономика которых зависит от объемов экспорта ископаемых энергоносителей.    
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru