Все новости

20 недель гнева в Алжире. Как армия борется с коррупцией, пытаясь обуздать протесты

Первин Мамед-заде — о причинах затянувшегося политического кризиса в Алжире и возможных путях выхода из него

В Алжире не стихает острый политический кризис, начавшийся с уличных антиправительственных протестов в конце февраля текущего года и приведший сперва к отставке правившего с 1999 года президента Абдельазиза Бутефлики, а затем — к открытию череды громких уголовных дел в отношении высокопоставленных чиновников и влиятельных бизнесменов.

Каждую пятницу в столице и других крупных городах страны проходят мирные многотысячные марши с участием самых разных слоев населения, требующих подлинных демократических преобразований и полной смены представителей политического класса.

Ни пришедшийся на большую часть мая месяц поста Рамадан, ни летняя пора не снизили гражданскую активность и градус гнева. Более того, политические лозунги народного движения, прозванного "Хирак", сохраняют болезненную для властей остроту. Так, 5 июля огромные толпы алжирцев вновь вышли на улицы, чтобы провести 20-ю подряд пятницу протестов, а заодно отметить 57-ю годовщину со дня провозглашения независимости республики.

Без выборов и нового президента

Переходный период, началом которого можно считать назначение парламентом 9 апреля временного президента Алжира — 77-летнего Абделькадера Бенсалеха — так и не привел к нахождению формулы урегулирования, устраивающей как разгневанную часть населения, так и властные элиты.

Демонстрации в Алжире в знак протеста против захвата власти президентом Абдель Азиз Бутефликой, 3 мая 2019 года AP Photo/Fateh Guidoum
Описание
Демонстрации в Алжире в знак протеста против захвата власти президентом Абдель Азиз Бутефликой, 3 мая 2019 года
© AP Photo/Fateh Guidoum

Оппозиционно настроенные манифестанты, в первую очередь молодежь и городской средний класс, продолжают требовать немедленного ухода от рычагов управления страной всех без исключения высокопоставленных чиновников эпохи Бутефлики. Рядовые алжирцы считают их виновными в удушении свобод и снижении качества в жизни в стране, которая является одним из крупнейших производителей нефти и газа в арабском мире и Африке.

Назначенные на 4 июля президентские выборы, как и прогнозировали многие политические аналитики, не состоялись. Конституционный совет сообщил об отсутствии заявок, соответствующих закону, и объявил о роспуске избирательной комиссии. Такой итог был, в общем-то, ожидаем. Оппозиция, в чьих рядах отсутствуют ярко выраженные лидеры с ощутимой электоральной поддержкой, с самого начала заявила о намерении "бойкотировать мошеннические выборы, которые хочет провести государственная власть путем использования действующих юридических и организационных механизмов".

В свою очередь властная группировка, заметно ослабленная межклановыми войнами после отставки Бутефлики и резким снижением уровня народного доверия, не сумела как следует подготовиться к выборам на узком временном отрезке, и выдвинуть компромиссную для общества кандидатуру. Иными словами, к решающему электоральному сражению оказались не готовы обе стороны.

Верный страж режима

В сложный для Алжира период на первый план выдвинулся начальник штаба армии, заместитель министра обороны Алжира 79-летний Ахмед Гаид Салах. Опытнейший военный, обладающий жестким характером, по сути, взял на себя функции координатора переходного периода, что сразу же привело к его столкновению с другими влиятельными группами.

Уход больного и престарелого Бутефлики мгновенно спровоцировал яростную аппаратную схватку, в которой Гаид Салах пока что одерживает победу. По крайней мере, своих главных оппонентов ему удалось довольно быстро нейтрализовать. В начале мая по решению военного трибунала "за нанесение ущерба авторитету армии и участие в заговоре против государственной власти" был заключен под стражу младший брат и влиятельный советник экс-президента страны Саид Бутефлика, бывший координатор служб безопасности Алжира генерал-майор Атман Тартаг, а также экс-руководитель Департамента разведки и безопасности корпусный генерал в отставке Мухаммед Медьен.

Вскоре после этого были заведены уголовные дела на бывших министров, депутатов, руководителей провинций и крупных бизнесменов, долгое время обслуживавших клан Бутефлики. Их инициатором пресса и политические комментаторы в один голос назвали набравшего большой аппаратный вес замминистра обороны, сумевшего перетянуть на свою сторону правоохранительные и судебные органы.

Впрочем, ослабление непопулярных в народе конкурентов Гаид Салаха не гарантировало ему безоговорочной любви протестующей улицы. Части алжирцев не нравится стремление армии играть ведущую роль в политических процессах, даже если это продиктовано желанием армии обеспечить стабильность переходного периода и не допустить вмешательства внешних сил. При этом Гаид Салах продолжает восприниматься как верный страж режима и защитник интересов могущественной армейской корпорации, внимательно следящей за действиями администрации президента и правительства.

Собственно, ничего необычного в этом нет. "Великий немой", как принято называть вооруженные силы Алжира за избыточную закрытость, получает, по некоторым данным, до четверти всех бюджетных расходов государства, и поэтому не намерен отдаляться от политики и кабинетов, где принимаются важнейшие решения.

Характерно, что если на первом, весеннем этапе протестных акций стрелы критики в адрес начальника штаба выпускались редко, то в последние недели его отставки манифестанты добиваются столь же настойчиво, как ухода Бенсалеха или премьер-министра Нуреддина Бедуи.

Демонстрант на улице Алжира в знак протеста против правительства, 5 июля 2019 года AP Photo/Toufik Doudou
Описание
Демонстрант на улице Алжира в знак протеста против правительства, 5 июля 2019 года
© AP Photo/Toufik Doudou

По мнению непримиримой оппозиции, Гаид Салах стремится завершить переходный период в интересах близких ему политических сил и не подпустить гражданское общество к властным рычагам. Не вступая в прямую дискуссию со своими критиками, замминистра обороны в выступлениях постоянно повторяет, что армия действует в высших интересах Алжира и защищает завоевания нации, не имея при этом политических амбиций.

Охота на коррупционеров

Чтобы задобрить и успокоить разгневанную "алжирскую улицу", а заодно как следует ослабить ряды политических конкурентов, силовой блок во главе с армией решил прибегнуть к испытанному средству — решительной борьбе с коррупцией и демонстративной чистке властных эшелонов.

Тюрьма "Эль-Харраш", расположенная в восточном пригороде алжирской столицы, всего за несколько недель пополнилась теми, кто еще совсем недавно занимал очень высокие посты и обладал громадным влиянием. Так, например, за решеткой оказались бывшие премьер-министры Ахмед Уяхья и Абдельмалек Селляль, некогда могущественный силовик, бывший руководитель Главного управления национальной безопасности Алжира генерал Абдельгани Хамель, бывший министр и экс-генеральный секретарь правящей партии "Фронт национального освобождения" Джамель ульд Аббас, еще один бывший министр и экс-депутат парламента Саид Баркат и много кто еще.

На роль одного из главных "чистильщиков" силовики выдвинули опытного юриста Белькасема Зегмати, назначенного в середине мая 2019 года на пост генерального прокурора. Его называют ставленником армии, которому дана большая свобода действий по преследованию коррупционеров.

Хорошо знающие Зегмати коллеги говорят, что это жесткий и аккуратный человек, действующий строго в правовых рамках. При этом "нем как могила" и невероятно трудоспособен — "может думать, есть и спать, не покидая рабочего места". По иронии судьбы, Зегмати, видимо, вскоре предстоит допрашивать тех, кто еще несколько лет назад мешал его антикоррупционным расследованиям.

Армия настаивает на выборах

Пока судебная машина сажает одного за другим действующих и бывших чиновников, алжирцы продолжают выходить на уличные акции с требованием провести "свободные, прозрачные президентские выборы в соответствии демократическими нормами". Оппозиция считает недопустимым участие в них видных функционеров эпохи Бутефлики и настаивает на организации процесса национального диалога без давления со стороны скомпрометировавшей себя политической номенклатуры.

Гаид Салах со своей стороны проявляет выдержку и твердость, показывая, что он намерен действовать даже вопреки мнению протестующих алжирцев. Главный пункт его плана — проведение в кратчайшие сроки президентских выборов, которые станут "реальным ключом к созданию сильного государства, стоящего на прочных, здоровых основах".

Абдель Азиз Бутефлика и заместитель министра обороны Алжира Ахмед Гаид Салах EPA-EFE/STRINGER
Описание
Абдель Азиз Бутефлика и заместитель министра обороны Алжира Ахмед Гаид Салах
© EPA-EFE/STRINGER

Весьма показательны слова поддержки Гаид Салаха в адрес Бенсалеха, 90-дневный срок полномочий которого истек 9 июля. Высокопоставленный военный, в частности, поддержал озвученное в начале июля послание временного главы государства, призвавшего "всех представителей политического класса, патриотов нации, движения гражданского общества, разные категории населения, включая молодежь и женщин, включиться в процесс национального инклюзивного диалога".

Бенсалех также указал на необходимость проведения президентских выборов "в самое ближайшее время, в рамках конституции, которая вменяет в обязанность защиту государства, уважение законов и отстаивание высших интересов нации".

Судя по последним заявлениям, Гаид Салах, ставший де-факто самой влиятельной фигурой переходного периода в Алжире, постарается форсировать организацию выборов, при этом убеждая в их необходимости не столько участников уличных протестов, сколько партии из лагеря умеренной оппозиции, привыкшие находить с властями общий язык.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru