Все новости

Беспилотник "Охотник": кто его критикует и какие задачи перед ним ставят

Виктор Литовкин — о том, зачем России тяжелые БЛА
' Минобороны РФ/YouTube'

Тяжелый российский беспилотный летательный аппарат (БЛА) "Охотник" недавно совершил первый испытательный полет. Видеозапись его взлета, двадцатиминутного парения над аэродромом и автоматической посадки на ВПП Новосибирского завода имени Чкалова продемонстрировало на телевидении и в Сети отечественное Министерство обороны. Сказать о том, что этот короткий видеосюжет произвел информационный бум, — значит ничего не сказать.

Такой полет специалисты, и не только они, ждали давно — с тех пор как в печати прошла официальная информация от заместителя министра обороны генерала Алексея Криворучко, отвечающего в военном ведомстве за кураторство оборонных программ, что работа над тяжелым БЛА "идет в приоритетном порядке и на хорошем уровне". Затем в интернете появились фотографии этого дрона, а на форуме "Армия-2019" даже модель. В Сеть стали просачиваться сведения о тактико-технических характеристиках С-70 "Охотник". Сообщается, что выполнен он по стеллс-технологиям, на принципах "летающего крыла", размах которого — 19 м, длина — 14, а взлетный вес машины — 25 т, вес вооружения может составить до 3 т, дальность полета — 5000 км, а скорость — не менее 1000 км/ч.

Кроме того, говорилось о том, что создается БЛА в ОКБ Сухого, а его БРЭО (бортовое радиоэлектронное оборудование) разработано в КРЭТ (концерн "Радиоэлектронные технологии") и состоит из информационно-управляющей системы, системы автоматического управления и ряда других систем контроля и навигации.

Так это или не так, утверждать не буду. Пока нет официальных данных, ничего гарантировать не могу.

Цена и критика

В Сети после первого полета появилось много новых публикаций об "Охотнике". Есть хвалебные публикации, и это понятно: у России наконец-то появился не в макете, не в проекте, а в реальности тяжелый ударный БЛА, почти такой же, как американский X-47B фирмы Northrop Grumman, а может, даже лучше. Тот уже перестал летать, хотя и умел дозаправляться в воздухе, садился на палубу авианосца, взлетал с нее. Но Пентагон закрыл проект — он оказался даже для него слишком дорогим. Наш наверняка будет резко дешевле, как все аналоги, что мы делаем, в сравнении с заокеанскими образцами.

Впрочем, о цене "Охотника" говорить тоже рано. Некоторые интернет-ресурсы сообщали, что на его разработку отпущено 1,6 млрд рублей, но как будет дальше, судить пока преждевременно. Все зависит от тех задач, которые ему поручат решать, его оснащения и вооружения, которые разместят на борту, от системы управления, которая будет работать на земле или в воздухе, но на другом летательном аппарате — например, на многофункциональном истребителе Су-57 или на самолете дальней радиолокационной разведки и наведения А-100. Это все вопросы, требующие уточнения. Хотя в зарубежной печати, не дожидаясь официальной и более подробной информации об "Охотнике", уже прошлись по нему с изрядной долей критики.

В первую очередь, указывают на открытые сопла двигателя, на антенны и отверстия на борту. Якобы эти все детали начисто отвергают возможность малозаметности аппарата для радиолокационных станций противника. Говорят о том, что для перспектив постройки на основе "Охотника" самолета шестого поколения слишком мало оснований, такие БЛА легко перехватить средствами радиоэлектронной борьбы, как, например, это сделали иранцы, когда несколько лет назад заставили сесть на своей территории американский тяжелый суперсекретный дрон RQ-170 Sentinel.

Отставание в разработке БЛА

Опровергать или комментировать эти мнения нет смысла. Понятно, что вызваны они определенной ревностью к России, у которой не было тяжелых ударных беспилотников, и вот они — раз и есть. К тому же, что обсуждать? "Охотник" только первый раз поднялся в небо. Ни задачи ему не определены, ни вооружение к нему не показано, и не известно, где и как он будет применяться. Один или в стае таких же машин под управлением оператора на земле или в воздухе. Как изменится внешне от полета к полету. Другой вопрос интересен — его мне задала коллега из одного сетевого издания.

— Объясните, пожалуйста, — попросила она, — почему мы так здорово отстали от передовых стран мира, в первую очередь от США, в создании тяжелых ударных беспилотников и зачем он нам теперь?

Отставание наше я попытался объяснить несколькими аргументами. Напомнил, что в 1970–80-е годы прошлого века мы были в разработке таких машин впереди планеты всей. Но потом — известный развал Союза, отсутствие средств на оборонку и нежелание их выделять: мол, рынок сам все отрегулирует. Отрасль пришла в упадок. Дошло до того, что для оперативно-тактического комплекса "Искандер-М", который стреляет на 480 км, не было возможности определить цель на этом расстоянии, особенно если она движется. Спутник и самолет ДРЛО А-50 для этого мало подходили. А потом была война 08.08.08, когда для разведки подразделений грузинских агрессоров пришлось посылать дальний бомбардировщик-разведчик Ту-22М3Р, который над Южной Осетией сбили украинские зенитчики.

Мы спохватились, но догнать было уже не очень просто. Сосредоточились на создании в первую очередь разведывательных БЛА, которые во взаимодействии с ракетно-артиллерийскими подразделениями и вычислительными центрами создавали разведывательно-ударные или разведывательно-огневые комплексы. А по поводу тяжелых дронов ситуация была противоречива.

Как будет применяться "Охотник"?

С одной стороны, они были очень нужны. Вот американцы благодаря своим БЛА RQ-4A Global Hawk и MQ-9 Reaper могут наносить удары по целям в Ираке или в Афганистане, находясь на своих базах в немецком Рамштайне или в континентальном Форт-Ноксе, где их операторы защищены от ответного огня. А мы вынуждены бороться с теми же террористами, атакуя их своими штурмовиками или бомбардировщиками, создавая риск для летчиков.  С другой стороны, есть загвоздка. Пентагон ведет агрессивные войны и даже борется с террористами далеко за пределами своей территории, им такие машины нужны позарез. Мы до недавнего времени сражались с международным бандитизмом на собственном Северном Кавказе, и в тяжелых ударных БЛА для нас не было особой нужды. После Сирии и благодаря Сирии она появилась.

 

Есть еще одна деталь. Мы критиковали США за использование тяжелых ударных БЛА как нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Базирование в Европе и полеты тех же Global Hawk и Reaper с ракетами на борту четко вписываются в запретительные параметры ДРСМД, запрещавшего ракеты дальностью от 500 до 5,5 тыс. км. Если бы мы начали создавать такие машины и применять их, получалось бы, что мы тоже нарушаем это соглашение. Теперь, когда США вышли из договора, мы стали свободны от своих обязательств. Обратите внимание — первый полет "Охотника" пришелся на 3 августа, а договора закончился 2-го.

Надеюсь, я вполне внятно ответил на звонок коллеги. Она, как мне показалось, все услышала и поняла. Но остается еще много вопросов. В том числе и такие: где и как будет применяться наш "Охотник"? Вариантов, как полагают специалисты, тут множество. Может, в контуре с крылатыми ракетами большой дальности — например, с наземными "Калибрами", которые со временем, если американцы не уберут свои пусковые Мк-41 в Румынии и Польше, будут перенесены с кораблей на сушу. Может, с другими новыми гиперзвуковыми ракетами — все зависит от того, как будут развиваться наши отношения с США и НАТО. Не исключено, что в перспективе может быть создана "охотничья стая", по примеру крылатых ракет "Гранит", которыми вооружены АПЛ проекта 949 "Антей". Их называют "убийцами авианосцев", потому что они, обладая искусственным интеллектом, могут атаковать авианосные ударные группировки противника, распределяя в полете цели между собой. Какие-то идут на авианосец, какие-то — на сопровождающие его крейсера, эсминцы, фрегаты.

Может, С-70 будут использовать сугубо против баз, лагерей подготовки и караванов террористов. Представьте, висит в воздухе на высоте нескольких километров такой "Охотник" и, как ястреб или орел, высматривает добычу. Как только на экране оператора, расположенного в сотнях и даже в нескольких тысячах километров от БЛА, появляется ожидаемая цель, совпадающая по всем признакам с разведанной, от дрона уходит ракета — и еще одной террористической группировкой становится меньше.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru