Все новости

Трампа подталкивают к войне с Ираном, но он колеблется

Андрей Низамутдинов — о том, что для давления на Тегеран президент США Дональд Трамп, похоже, предпочитает использовать санкции

Недавняя атака беспилотников на предприятия компании Saudi Aramco на востоке Саудовской Аравии вывела противостояние между Вашингтоном и Тегераном на новый виток: несмотря на заявление йеменских повстанцев-хуситов, взявших на себя ответственность за нападение, США без долгих разговоров назначили виновником Иран. Американский госсекретарь Майкл Помпео назвал случившееся "актом войны" и подчеркнул, что "иранский режим должен понести ответственность за свое агрессивное, безрассудное и угрожающее поведение".

При этом в Пентагоне, по сообщениям американских СМИ, высказались против открытого военного столкновения США с Ираном. Не ставя под сомнение виновность Тегерана, там все же сочли, что ответ должен быть более сдержанным.

В который раз складывается ощущение, что в окружении президента США Дональда Трампа ведут борьбу как минимум две группы политиков, одна из которых то и дело подталкивает его к переводу конфликта с Ираном в горячую фазу, а другая предостерегает от действий с непредсказуемым результатом. Сам Трамп, похоже, отдает предпочтение мерам политического и экономического воздействия: в среду он заявил о подготовке новых "очень значительных" санкций против Ирана, одновременно указав, что о войне речь не идет. Хотя буквально за день до того не исключал и возможности военных действий.

В ответ на звучащие из Вашингтона противоречивые заявления глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф предупредил о риске начала "полномасштабной войны" в случае атаки со стороны США или Саудовской Аравии и предложил окружению Трампа молиться, чтобы такой войны не случилось.

Дело Болтона живет

До недавнего времени главным вашингтонским "ястребом" считался помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, которого Трамп в итоге отправил в отставку из-за разногласий по ряду внешнеполитических вопросов, в том числе по Ирану. О сути этих разногласий сам Болтон рассказал на днях на закрытой встрече в Нью-Йорке, о содержании которой проинформировала газета Politico.

Болтон "несколько раз раскритиковал Трампа, не упоминая его имени", рассказал изданию один из участников встречи. Поводом для критики стал, в частности, отказ хозяина Белого дома от ответа на сбитый в июне иранскими вооруженными силами американский беспилотник. Поначалу в Вашингтоне приняли решение о нанесении ответного удара по Ирану, но уже после того, как план удара прошел всю процедуру согласований и все в Белом доме одобрили его, "высшее должностное лицо в самую последнюю минуту, не сказав никому, решило не делать этого".

По мнению Болтона, именно после этого шага Трампа иранское руководство решило, что у него развязаны руки, следствием чего и стал удар по нефтяным объектам в Саудовской Аравии.

Некоторые аналитики ожидали, что отставка Болтона приведет к смягчению внешнеполитического курса Вашингтона, но, судя по всему, его роль "ястреба" перешла к главе Госдепартамента. Именно Помпео в числе первых отмел версию о причастности хуситов к нападению на нефтяные объекты в Саудовской Аравии и возложил ответственность за него на Тегеран. В ходе экспресс-визита в Эр-Рияд в среду он назвал этот инцидент "нападением невиданного прежде масштаба". По словам госсекретаря, эта "невиданная и беспрецедентная атака не только угрожает безопасности Саудовской Аравии, но и ставит под угрозу жизни всех американских граждан", работающих там.

"Нам повезло, что в результате этого нападения не погибли американцы", — сказал Помпео, тем самым дав понять, что в случае гибели американских граждан удар по Ирану стал бы неизбежным.

Сдержанность Пентагона

Кстати, именно отсутствием жертв среди американцев, а также тем, что собственности США не было причинено никакого ущерба объяснила газета The Washington Post сдержанную реакцию, проявленную Пентагоном. В военном ведомстве, по данным издания, сочли, что в этих условиях удар по Ирану оказался бы непропорциональным и лишенным необходимой правовой базы.

Как отметила газета, на встрече в Белом доме министр обороны Марк Эспер высказал возражения против потенциально дорогостоящего конфликта с Ираном и рекомендовал Трампу прибегнуть к "сдержанному ответу".

Такая позиция Пентагона объясняется, очевидно, тем, что именно военному ведомству приходится в первую очередь задумываться о возможной цене конфликта: слишком велик риск того, что на удар США Иран ответит своим ударом, в итоге все обернется затяжными военными действиями, за которые придется заплатить жизнями американских военнослужащих. Это не надо ни Пентагону, ни Трампу, которого в будущем году ждут очередные президентские выборы.

А о том, что такой сценарий вполне вероятен, предупредил США глава МИД Ирана. В интервью телеканалу CNN в четверг он заявил, что "военный ответ [США] на основе ложных обвинений может привести к серьезным негативным последствиям". По словам Зарифа, Тегеран "не стремится к развязыванию военного конфликта", но "без сомнений, будет защищать свою территорию". "Начнется полномасштабная война", — предостерег иранский министр.

По его мнению, "остатки команды [президента США] и его амбициозные союзники пытаются обманом втянуть Трампа в войну". "Ради их же блага им стоит молиться, чтобы не получить то, чего они хотят", — написал Зариф в Twitter.

Трамп выбирает санкции

Выслушивая противоречивые советы, которые поступают от окружения, президент США колеблется, но, похоже, все же больше склоняется к тому, чтобы не доводить дело до войны с Ираном, а использовать привычное и проверенное средство — экономические санкции.

В понедельник Трамп, выступая перед журналистами на Южной лужайке Белого дома, в ответ на вопрос о том, будут ли военные действия пропорциональны нападению на нефтяные объекты в Саудовской Аравии, сказал: "Я думаю, что они были бы таковыми. Да".

Но уже на следующий день он заявил, что США хотели бы избежать войны с Ираном. А в среду в Сан-Диего продолжил в том же духе: "Есть много вариантов, посмотрим. Есть крайний вариант и другие варианты. <...> Я не говорил, что крайний вариант предусматривает войну, я не говорил о таком крайнем варианте".

В том же выступлении он объявил, что в ближайшие пару дней США введут "очень значительные" санкции в отношении Ирана.

Трамп также подчеркнул, что в сложившейся ситуации Саудовская Аравия "тоже должна активно участвовать в игре". Таким образом, он ясно дал понять, что был бы не против, если бы Эр-Рияд самостоятельно ввязался в конфликт с Тегераном, и тогда США, вероятно, поддержали бы союзника. По его словам, Саудовская Аравия "очень хочет", чтобы Соединенные Штаты встали на ее защиту. "Но они понимают, что я не стремлюсь ввязаться в новый конфликт. Хотя иногда и приходится это делать", — заметил Трамп.

Судя по всему, стратегия американского президента в иранском вопросе заключается в том, чтобы продолжать экономическое удушение Тегерана посредством всевозможных санкций и одновременно добиваться его политической изоляции, формируя широкую антииранскую коалицию. Для этой цели администрация США, по сведениям газеты The Wall Street Journal, намерена организовать серию встреч во время открывающейся в Нью-Йорке сессии Генассамблеи ООН. Однако не факт, что подобная идея встретит одобрение со стороны ряда ведущих стран Евросоюза, выступающих за взаимодействие с Тегераном в рамках сделки по иранской ядерной программе, из которой США по решению Трампа вышли в одностороннем порядке, введя при этом санкции против тех, кто продолжит сотрудничать с Ираном.

Вопрос о визах

В Тегеране о разногласиях между Вашингтоном и европейскими столицами, разумеется, знают, поэтому тоже собирались использовать сессию Генассамблеи для организации встречи представителей тех стран, которые по-прежнему остаются участниками Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), — России, Великобритании, Германии, Китая и Франции. По словам официального представителя МИД Ирана Аббаса Мусави, такая "встреча, скорее всего, состоится", но при одном условии — "если иранская делегация поедет в Нью-Йорк".

Сделанная дипломатом оговорка была не случайной: США до последнего тянули с выдачей виз представителям Ирана. И в этом, кстати, вновь проявились расхождения в подходах самого Трампа и его окружения.

"Если бы это зависело от меня, я бы разрешил им приехать. <…> Я определенно не хотел бы, чтобы людей не пускали, если они хотят приехать", — сказал американский президент, общаясь с журналистами в Сан-Диего. Напротив, госсекретарь Помпео, чье ведомство как раз и отвечает за выдачу виз, дал понять: тем, кто "связан с террористами", нечего делать на сессии Генассамблеи, где "будет обсуждаться мир".

В итоге визы иранцам все-таки дали, и глава МИД Зариф в пятницу уже вылетел в Нью-Йорк, а президент Хасан Роухани отправится туда в понедельник. Но можно смело предположить, что любых контактов с иранской делегацией окружение Трампа постарается избежать: в Вашингтоне ставят на эскалацию напряженности, а не на ее смягчение.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru