Все новости

Если завтра война. Готовы ли американцы воевать с Ираном

Андрей Шитов — о том, что происходит между Вашингтоном и Тегераном и как на это смотрят жители США

В минувшие праздничные выходные знакомая американка из Калифорнии написала мне тревожную записку с вопросом, не скатывается ли мир к новой большой войне на Ближнем Востоке. По ее словам, все ее соседи, с которыми она коротала время за разговорами у бассейна, хором поддерживали тот ракетный удар США, которым в ночь на 3 января в районе багдадского аэропорта был убит командующий силами специального назначения "Аль-Кудс" Корпуса стражей исламской революции (элитные части ВС Ирана) Касем Сулеймани. А на ее попытки возражать, что вместо убитого "появятся сто новых" бойцов, отвечали: "А мы их всех тоже перебьем!"

Успокоить знакомую мне было по большому счету нечем. Прежде я всегда считал главным достоинством президента США Дональда Трампа то, что он в принципе не склонен ввязываться в военные авантюры и считает возвращение американских войск домой важной частью мандата, врученного ему избирателями. Но в данном случае он одобрил откровенно агрессивную и противоправную акцию — уничтожение официального лица государства — члена ООН на территории другого суверенного государства без ведома последнего.

Тем самым Трамп наглядно продемонстрировал, что ради достижения личных целей — укрепления своих внутриполитических позиций в условиях попытки импичмента — готов разжигать шовинистические настроения в собственной стране и идти на огромный военный риск за ее пределами. Кстати, те же средства в тех же целях использовал в свое время и один из его предшественников в Белом доме Билл Клинтон.

Отступили от края

К счастью, теперь Вашингтон и Тегеран, кажется, отступили от края военной пропасти. Иран нанес собственные ракетные удары по объектам, используемым американцами в Ираке, и дал понять, что новых акций возмездия пока не планирует. США выразили удовлетворение тем, что не понесли в результате иранских ударов потерь среди личного состава, и в очередной раз ужесточили санкции против Тегерана. Американская пресса утверждает, будто удары сознательно наносились Ираном так, чтобы свести к минимуму возможность гибели людей.

Сторонние наблюдатели изначально связывали надежды на предотвращение дальнейшей эскалации конфликта не только со сдержанностью прямых антагонистов, но и с влиянием третьих стран, включая Россию. В этих условиях, разумеется, особое внимание привлекла поездка президента РФ Владимира Владимира Путина в Сирию и Турцию, его встречи и переговоры с лидерами этих стран. Я лично не сомневаюсь, что за этим вояжем пристально следили повсюду, включая Вашингтон.

Закулисные подробности, конечно, ведомы лишь посвященным, но во всяком случае публично Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган выразили "глубокую обеспокоенность эскалацией напряженности между США и Ираном, а также ее негативными последствиями для Ирака". Операцию США против Сулеймани Москва и Анкара расценили, как "акт, подрывающий безопасность и стабильность в регионе".

Смерть дипломатии?

Любопытно, что схожие оценки звучат и в самой Америке — прежде всего, со стороны политической оппозиции. Конечно, убитого иранского военачальника никто из заокеанских политиков даже после его смерти обелять не берется, но, например, номинальный лидер отборочного этапа президентской предвыборной гонки в Демпартии США бывший вице-президент страны Джозеф Байден назвал шаг Трампа "колоссальной эскалацией [напряженности] в и без того опасном регионе".

"Президент Трамп бросил пачку динамита в ящик с порохом, и он обязан объяснить американскому народу, с помощью какой стратегии и планов он собирается обеспечивать безопасность наших войск и персонала посольств, наших людей и наших интересов как дома, так и за рубежом, а также наших партнеров в регионе и за его пределами", — указал Байден, который считает одним из главных своих козырей большой опыт работы в области внешней политики.

Примечательно, что и сенатор-республиканец либертарианского толка Рэнд Пол, числящийся важным союзником Трампа в верхней палате Конгресса, сразу заявил, что гибель Сулеймани означает "смерть дипломатии в отношениях с Ираном". "Я не вижу выхода из этой ситуации", — признал Пол, добавив, что госсекретаря США Майкла Помпео постигла "смерть мозга", если тот считает, будто случившееся может привести Иран за стол переговоров.

Правда, так думают не все. В частности, Стивен Хэдли, который в республиканской администрации Джорджа Буша — младшего был помощником президента по национальной безопасности, написал для The Washington Post комментарий о том, что, с одной стороны, случившееся "вне всякого сомнения усиливает угрозу войны", но, с другой, "может также и открыть дверь для дипломатии".

Трамп "сплотил Иран"

Разноголосица царит и среди американских политологов и СМИ. Так, известный аналитик-международник Иэн Бреммер, глава нью-йоркской компании "Группа Евразия", оценивающей политические риски для бизнеса, однозначно утверждает, что "Трамп выиграл", поскольку Иран ответил крайне сдержанно, и теперь "появилась реальная благоприятная возможность для дипломатии, если Трамп захочет и сумеет ею воспользоваться".

Вместе с тем авторитетный вашингтонский журнал The Atlantic столь же уверенно пишет, что Америка разом подорвала "почти все" свои основные цели на Ближнем Востоке, включая борьбу с экстремистским "Исламским государством" (ИГ запрещено в России — прим. ТАСС), а также испортила отношения с таким ключевым союзником, как Ирак.

А британская The Guardian, которая, как и вся англоязычная пресса, распространяется в США почти на правах местного издания, утверждает, что, "убив Касема Сулеймани, Трамп сделал невозможное: объединил и сплотил Иран". Комментарий на эту тему написала иранка Дина Эсфандиари.

Свяжет ли Конгресс руки президенту?

В Вашингтоне между тем объединяются люди, стремящиеся ограничить для администрации Трампа свободу рук в военной сфере. Палата представителей Конгресса США приняла в четверг соответствующую резолюцию.

Помимо демократов, имеющих в палате большинство, за эту меру голосовали и трое республиканцев. Правда, в целом партия власти утверждает, что резолюция, не требующая подписи президента страны, не имеет обязательной юридической силы. Кроме того, уже как минимум двое сенаторов-республиканцев — упомянутый выше Рэнд Пол и Майкл Ли — заявили журналистам, что готовы поддержать новую резолюцию о военных полномочиях, внесенную их коллегой-демократом Тимом Кейном. Она требует, в частности, официального обсуждения в Сенате президентской директивы об ударе по Сулеймани и может быть принята простым большинством голосов. 

Примечательно, что намерения свои Пол и Ли обнародовали сразу после брифинга, на котором высшие чины администрации, включая госсекретаря Майкла Помпео и министра обороны Марка Эспера, уговаривали законодателей отклонить инициативу Кейна. Ли назвал встречу, "наверное, худшим брифингом, во всяком случае, по военному вопросу, за девять лет [его] работы в Сенате США".

Корень зла

Не только моя калифорнийская знакомая, но и многие коллеги в Москве задаются сейчас вопросом о том, не является ли постоянное присутствие войск США на Ближнем Востоке само по себе причиной все новых и новых витков напряженности в этом взрывоопасном районе мира. Об этом, наверное, лучше судить специалистам по региону, но мой собственный долгий опыт работы за океаном подсказывает мне неожиданную аналогию.

В самой Америке множество людей гибнет от рук вооруженных преступников. Мне много раз доводилось освещать чудовищные вспышки насилия, в том числе в школах, по отношению к детям.

И вот однажды попался на глаза комментарий некоего Мэтью Миллера — специалиста из Гарвардской школы общественного здравоохранения, профессионально изучавшего данную тему. Он доказывал, что американцы как нация не так уж и склонны к насилию. По его словам, показатели насильственной преступности в США — средние для стран с высоким уровнем доходов. Дети в школах не отличаются повышенной агрессивностью. Уровень психических заболеваний — в целом тоже примерно как у других.

"Вот что у нас действительно есть, так это ружья и особенно пистолеты, — сказал тогда Миллер. — И показатели убийств с применением огнестрельного оружия — на порядок выше, чем в схожих странах. В отличие от убийств с помощью ножей, бейсбольных бит и чего угодно другого. Так что мы не более склонны к насилию, чем остальные. Просто, если уж дело до него доходит, мы стреляем на убой".

Между тем Америка как страна тоже вооружена до зубов. Трамп сам постоянно этим хвастается, в том числе в контексте нынешнего противостояния с Ираном.

И к применению оружия на международной арене американцы, на мой взгляд, относятся примерно так же, как и у себя дома. В этом-то и заключается корень зла — и для них, и для всех окружающих.