Все новости

Эхо афганской войны. О чем напомнила американская газетная утка

Андрей Шитов — о том, оплачивали ли спецслужбы США убийство советских военнослужащих в Афганистане

Люди судят о других по себе. Поэтому мне пришло в голову, что раздутая в последние дни либеральной прессой США и опровергнутая Белым домом история о том, будто некие российские военные предлагали афганским талибам (представители запрещенного в РФ радикального движения "Талибан") вознаграждение за удары по американцам, могла быть зеркальным отражением методов, использовавшихся спецслужбами самих США в 1979–1989 годах — в период пребывания в Афганистане ограниченного контингента советских войск.

В том, что кукловодами афганских душманов служили тогда именно американцы, сомнений не было и нет: США, собственно говоря, и сами этого никогда не скрывали. Но мне хотелось уточнить, оплачивались ли убийства советских солдат и офицеров из американской казны — напрямую или через посредников.

Афганские боевики у сгоревшего советского танка, 1989 год AP Photo/Greg English
Описание
Афганские боевики у сгоревшего советского танка, 1989 год
© AP Photo/Greg English

Преступники всегда и всюду стараются заметать следы, так что однозначного ответа, как и следовало ожидать, я не нашел. Американцы божатся, что официально подобных "заказов" не размещали. Но при этом доподлинно известно, что они были в них заинтересованы, вели строгий учет выведенных из строя советских военнослужащих, в том числе по… пряжкам с военных форменных ремней, и докладывали эту информацию своему политическому руководству.

С другой стороны, они утверждают, что чуть ли не способствовали освобождению некоторых наших военнопленных. Впрочем, обо всем по порядку…

Как опознать генерала

В поп-культуре и массовом общественном сознании в США тот конфликт остался, как "война Чарли Уилсона" — по имени конгрессмена-техасца, который был одним из главных апологетов афганских моджахедов в Вашингтоне и играл видную роль в оказании им не только политической, но и военно-технической поддержки. В 2003 году в США вышла документальная книга известного тележурналиста Джорджа Крайла об этой "крупнейшей тайной операции в истории", затем на ее основе была снята одноименная голливудская драма.

К книге я первым делом и обратился. Из нее явствует, что американцы перепоручали Пакистанской межведомственной разведке (ISI) то, что не могли или не хотели брать на себя.

"Поскольку инструкторы ISI в большинстве своем были, по сути, кровными братьями афганцев, они более чем охотно делали вещи, которые для американцев стали бы политическим самоубийством, — указывал Крайл. — Например, они без колебаний брались за подготовку к диверсиям и убийствам. В отличие от своих американских коллег они могли даже назначать вознаграждение за удары по целям, представлявшимся наиболее ценными".

Афганские моджахеды, 1980 год AP Photo
Описание
Афганские моджахеды, 1980 год
© AP Photo

"Офицеры ISI без всякого смущения доказывали, как ценно убивать избирательно, — продолжал автор, который специализировался на освещении работы силовых ведомств США и, в частности, вместе с конгрессменом Уилсоном летал в Афганистан. — Они исходили из того, что война есть война, и старались внушить моджахедам, что среди врагов одних убивать важнее, чем других. Прилежно объясняли своим афганским подопечным, как опознать советского генерала или командира: описывали, где тот обычно располагается среди группы военнослужащих, какую позицию занимает при перемещениях по базе. Бойцу-афганцу легче было решить, в кого первого стрелять, если он не только знал, кто генерал, но и понимал, что чем старше по званию убитый советский военнослужащий, тем большее вознаграждение он может получить в [пакистанском] Пешаваре".

Кто заказывает музыку

Собственную роль при этом американцы старательно затушевывали. "Авракотос осмотрительно заботился о том, чтобы управление (ЦРУ — прим. ТАСС) никогда не ассоциировалось с такого рода действиями: это было бы политической бомбой с часовым механизмом, — продолжал Крайл, имея в виду бывшего оперативника ЦРУ Гаста (Густава) Авракотоса, руководившего рабочей группой по Афганистану. — Однако уничтожение русских было целью всей операции, и он заботился о том, чтобы каждое убийство считалось его заслугой".

Для этого представитель Лэнгли, в частности, "согласовал идею вести счет убитых по пряжкам с ремней военнослужащих, — писал далее автор. — И ему ужасно нравились награды, которые пакистанцы предлагали в обмен за эти трофеи: наличные деньги, оружие, иногда даже алкоголь — в общем, то, чего больше хотелось конкретному [афганскому] командиру или боевику. Авракотос следил за тем, чтобы все до единого убитые учитывались, а итоговые сводки включались в совершенно секретные отчеты для политического руководства [в США], чья поддержка была ему необходима".

В целом, по-моему, ситуация ясная, хотя прямых указаний на то, что Вашингтон все это оплачивал, в цитате как бы нет. Но деньги, как любят говорить сами американцы, "взаимозаменяемы" (fungible), а финансовая помощь США Пакистану в описываемый период превышала (с поправкой на инфляцию) $1 млрд в год. После вывода советских войск из Афганистана она сразу резко сократилась.    

"Интендант и политический агент"

Среди моих вашингтонских знакомых есть отставные аналитики ЦРУ, и я спросил одного из них, может ли он дополнительно прокомментировать ситуацию с "платой за убийства". А тот сделал еще лучше: переслал мой запрос Милтону Бирдену — широко известному в узких кругах ветерану ЦРУ, который в 1986–1989 годах возглавлял резидентуру управления в Пакистане, а заодно отвечал и за Афганистан. Позже он вспоминал, что, отправляя его на эту работу, директор ЦРУ Уильям Кейси помимо словесных напутствий дал ему "ракеты "Стингер" и миллиард долларов!"

Я без малого 40 лет проработал в ТАСС, из них более четверти века — в Америке. Но подобных откровений в ответ на заурядный, в общем-то, пресс-запрос не припомню. Приведу его почти дословно.

"Хотя Советский Союз, по всей видимости, потерял в Афганистане около 15 тыс. человек — и многих за то время, когда я служил "интендантом и политическим агентом" моджахедов, мы никогда не предлагали ничего даже отдаленно похожего на вознаграждение за убийство военнослужащих 40-й армии", — написал Бирден.

По официальным данным, советские безвозвратные потери в той войне оцениваются в 15 031 человека. Костяк войск составляли части и подразделения 40-й общевойсковой армии Туркестанского военного округа.   

"Напротив, я тратил немало времени и сил на то, чтобы убедить моджахедов гуманно обходиться со своими советскими пленными и не использовать их для забав, при которых в ход пускались кинжалы африди, — продолжал американец. — Порой я их даже выменивал для последующей репатриации. Многие военнослужащие 40-й армии были так репатриированы".

Дюжина белых "Тойот"

С видимым удовольствием Бирден припомнил, как однажды, "сам того не сознавая, вступил в заочный торг со своим визави от КГБ в Афганистане генералом Леонидом Шебаршиным за одного полковника советских ВВС, сбитого над [афганской] провинцией Пактия у самой границы" с Пакистаном.

"Я выиграл, — пишет экс-резидент ЦРУ. — Полковник и его "Сухой" (штурмовик Су-25 — прим. ТАСС), с минимальными повреждениями, достались мне за дюжину пикапов Toyota Hilux, причем моджахеды настаивали, чтобы те были белого цвета с красными полосками. Пришлось еще добавить реактивные установки БМ-12 калибра 107 мм для размещения на этих пикапах".  

Бирден вспоминает, что предложил советскому летчику через ту же пакистанскую ISI "обычную сделку: квартиру в Финиксе, пикап Ford F150 и, может быть, симпатичную девчушку" в обмен на "громогласные выступления в пользу нашей стороны и ношение наших маек с надписью "Коммунизм — отстой".

Полковник "вежливо отказался". По словам американца, это был Александр Руцкой. Позже Бирден с большим удивлением увидел его в роли российского политика и защитника демократии от просоветского путча ГКЧП в августе 1991 года.

Подытоживая, экс-резидент ЦРУ повторяет: "Нет, мы не предлагали выкуп за скальпы [военнослужащих] 40-й армии". Домыслы о том, будто теперь чем-то подобным в Афганистане могут заниматься российские военные, кажутся ему неправдоподобными. "Это была бы безумная (crazy) операция, которая была бы скомпрометирована, не успев начаться", — подчеркивает Бирден.

"Чушь собачья"

Примерно так же оценивают эту утку и в Белом доме, и в Кремле. Пресс-секретарь президента США Кейли Макинэни сказала журналистам, что эти домыслы не докладывались высшему руководству страны, поскольку вызывали сомнения в самом разведсообществе. Разведка это подтвердила.

Пресс-секретарь Белого дома США Кейли Макинэни EPA-EFE/Sarah Silbiger/POOL
Описание
Пресс-секретарь Белого дома США Кейли Макинэни
© EPA-EFE/Sarah Silbiger/POOL

Макинэни также публично пристыдила газету New York Times за "абсолютно безответственное" распространение "ложной информации", напомнив, что это происходит далеко не в первый раз. Она подчеркнула, что именно поэтому антироссийские домыслы воспринимаются в Белом доме как "надувательство" (hoax) со стороны либеральных СМИ, и предложила престижному изданию, а заодно и солидарной с ним газете Washington Post, "вернуть Пулитцеровские премии" за освещение данной темы.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков высказался еще более определенно. В интервью американскому телеканалу NBC он, извинившись за недипломатичность, назвал домыслы "чушью собачьей". Во всяком случае, так его слова были переведены на русский отечественными СМИ.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru