Все новости

Реванш левых в Боливии. Как сторонники Эво Моралеса сумели вернуть утраченную власть

Дарья Юрьева — о том, почему правые за год пребывания у власти не смогли завоевать симпатии большинства боливийцев

Подсчет голосов по итогам состоявшихся в Боливии президентских выборов еще окончательно не завершен, однако их результат уже очевиден. Следующим главой государства станет бывший министр экономики этой южноамериканской республики Луис Арсе. Он — кандидат от левого "Движения к социализму", является давним соратником экс-президента Боливии Эво Моралеса, который год назад под давлением общественности и политических оппонентов был вынужден покинуть сначала высший государственный пост, а затем и страну.

Луис Арсе AP Photo/Juan Karita
Описание
Луис Арсе
© AP Photo/Juan Karita

Получив убежище в Аргентине, Моралес продолжил политическую деятельность как оппозиционный лидер в изгнании. В январе именно из Буэнос-Айреса он объявил, что "Движение к социализму" выдвигает 57-летнего Арсе кандидатом в президенты Боливии. А на родине политика тем временем укрепляли свое влияние правые силы. Представляющая эту часть политического спектра Жанин Аньес стала исполняющей обязанности президента страны и сформировала временное правительство.

Упущенные возможности и несбывшиеся прогнозы

Мало кто думал, что "Движение к социализму" так быстро вернет себе власть. Казалось, что, несмотря на определение "временное", правительство правых пришло всерьез и надолго, тем более что этому предшествовали весьма драматические события. В октябре 2019 года очередная попытка Моралеса, возглавлявшего Боливию с 2006 года, вновь переизбраться на пост президента вылилась в острый политический кризис после того, как его основной соперник Карлос Меса заявил, что не признает победу оппонента в первом туре.

Боливия в течение нескольких недель была охвачена массовыми протестами, участники которых обвиняли правительство в фальсификации итогов голосования. В разгар беспорядков и столкновений Моралес покинул свой пост, охарактеризовав ситуацию как государственный переворот и заявив об опасениях за свою жизнь.

Массовые протесты в Боливии, октябрь 2019 года AP Photo/Juan Karita
Описание
Массовые протесты в Боливии, октябрь 2019 года
© AP Photo/Juan Karita

Новые выборы должны были состояться еще 3 мая, однако из-за пандемии коронавируса неоднократно откладывались. За эти месяцы консерваторы, в течение многих лет не имевшие реальных властных полномочий, получили возможность продемонстрировать боливийцам преимущества своей программы. Однако этот исторический шанс они упустили. И в итоге проиграли соратникам Моралеса, причем с разгромным счетом.

Еще неделю назад все опросы общественного мнения показывали, что первый тур президентских выборов не выявит победителя. Более того, согласно этим прогнозам, второй этап голосования должен был с высокой долей вероятности завершиться победой правого кандидата Карлоса Месы — того самого, который год назад отказался признать свое поражение. Однако в реальности все получилось по-другому. Кандидат от "Движения к социализму" одержал победу еще в первом туре. Причем, если верить экзитполам (официальный подсчет еще не завершен), с гораздо большим отрывом от ближайшего соперника, чем ему когда-либо прочили даже самые лояльные левым силам социологи.

Карлос Меса AP Photo/Martin Mejia
Описание
Карлос Меса
© AP Photo/Martin Mejia

Более того, по предварительным данным, "Движение к социализму" сохранит и большинство в обеих палатах парламента, потеряв лишь абсолютное большинство в сенате. Эти результаты также не в полной мере соответствуют прогнозам, которые содержались в соцопросах, и здесь погрешность вновь оказалась в пользу левых. Причем на сей раз правым некого обвинять в фальсификациях. Нынешний состав Высшего избирательного суда (ВИС, выполняет функции Центризбиркома) утверждался уже временным правительством, сформированным Аньес.

Ставка на "мозг"

Успех левых на нынешних выборах можно было бы отчасти объяснить реваншистскими настроениями части общества. Ведь многие боливийцы, действительно голосовавшие в 2019 году за Моралеса (а их немало), почувствовали себя обманутыми, когда другая часть сограждан при поддержке, например, Организации американских государств (ОАГ) объяснила их выбор результатом фальсификации. Но, скорее всего, этого было бы недостаточно для такой убедительной победы. Анализируя исход голосования, нельзя не учитывать, что важную роль здесь сыграла фигура самого кандидата на высший пост.

Арсе занимал пост министра экономики и государственных финансов Боливии с января 2006 года по июнь 2017 года и с января по ноябрь 2019 года — то есть практически в течение всего периода пребывания Моралеса у власти. Иными словами, его имя стоит в самом начале списка тех, благодаря кому эта южноамериканская страна, ранее считавшаяся одной из беднейших в регионе, стала демонстрировать значительные успехи в своем развитии. Телерадиовещательная корпорация "Би-би-си" назвала Арсе "мозгом боливийского экономического бума". И если обратиться к статистике, то выясняется, что за этим лестным эпитетом стоят вполне конкретные достижения.

По данным Всемирного банка, среднегодовой рост экономики Боливии в 2006–2018 годах составил 5%, что является одним из самых высоких показателей в Латинской Америке. Благодаря политике перераспределения ресурсов уровень бедности сократился с 60% в 2006 году до 34,6% в 2018 году. Процент населения, живущего в условиях крайней бедности, снизился с 8 до 2,5%, а показатель неграмотности населения в 2018 году опустился до 2,4% по сравнению с 13,3% в 2006-м.

Даже в 2019 году, когда рост экономики в большинстве стран региона существенно замедлился, Боливия, по прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), могла надеяться на увеличение национального ВВП на 3,9% — самый высокий показатель в Южной Америке. Однако после массовых беспорядков и смены власти этим расчетам не суждено было сбыться, и соответствующий показатель в итоге составил только 2,22% (данные Национального института статистики). В условиях политической нестабильности страна, возглавляемая не самым опытным правительством, столкнулась с общемировой бедой — пандемией коронавируса, а также связанными с ней ограничениями и серьезными финансово-экономическими вызовами. Согласно последнему прогнозу МВФ, по итогам 2020 года ВВП Боливии сократится на 7,9%. В такой ситуации многие избиратели логично рассудили, что если кто-то и может спасти положение, то это "мозг" прежнего экономического бума.

Ошибки временного правительства

С санитарно-эпидемиологической точки зрения Боливия также оказалась в сложном положении. По данным Института Джонса Хопкинса, по состоянию на 30 сентября южноамериканская республика находилась на третьем месте в рейтинге стран с наибольшей смертностью от коронавируса (69,9 на 100 тыс. жителей), уступая лишь Перу и Бельгии. Всего в стране с 11,5-миллионным населением новой инфекцией заразились около 140 тыс. человек. И это при том, что принятые временными властями карантинные меры поначалу были такими жесткими, что, например, боливийцам, которые оказались за границей, не дозволялось вернуться на родину.

В апреле на границе страны даже произошли столкновения между гражданами, пытавшимися попасть домой, и военнослужащими. Из-за общественного возмущения правительству Аньес пришлось в срочном порядке отменить часть ограничений. Громкий скандал разгорелся и в конце мая, когда боливийская полиция задержала действующего на тот момент министра здравоохранения Марсело Навахаса по подозрению в закупке аппаратов ИВЛ по завышенным ценам и в нарушение установленных технических требований. На пост главы ведомства чиновника назначила именно Аньес, поэтому произошедшее не добавило ей популярности.

Еще одна резонансная отставка чиновника из временного правительства была связана с темой расизма. Инцидент произошел в мае, когда министр горнорудной и металлургической промышленности Фернандо Васкес в интервью местной радиостанции объяснил, почему он не мог бы присоединиться к "Движению к социализму". "У меня зеленые глаза, прямые волосы, я белый. Не хочу никого дискриминировать, но из-за этого я несовместим с остальными членами "Движения к социализму", — сказал министр, имея в виду, что партия пользуется широкой поддержкой среди коренного населения страны, индейцев, и считается выразителем их интересов.

Казалось бы, этот эпизод должен был научить новую боливийскую элиту, что публичные критические высказывания и обвинения — в том числе в адрес левых — должны быть обоснованными и уместными. Но, напротив, представители временного правительства в какой-то момент, запутавшись в бесконечных скандалах, стали приписывать прежнему руководству страны даже те ошибки, к которым "Движение к социализму" уже не могло иметь никакого отношения. Так, в июле минюст попросил включить Моралеса в список подозреваемых по делу о той самой закупке аппаратов ИВЛ по завышенным ценам. И хотя на момент заключения сделки экс-президент Боливии уже полгода находился в изгнании, соратники Аньес нашли, как выйти из положения. Они заявили, что злополучные покупки сделали чиновники минздрава, связанные с предыдущим правительством, а их главной целью было дискредитировать новые власти.

Охота на Эво

Вообще, придя к власти в Боливии, правые серьезно перегнули палку в плане сведения счетов с прежними представителями правящих кругов. Давление на политических оппонентов при содействии лояльных судей и сотрудников правоохранительных органов приняло такие масштабы, что тревогу забили, например, правозащитники из Human Rights Watch — организации, которую трудно заподозрить в чрезмерных симпатиях к социалистам XXI века. 11 сентября ее сотрудники опубликовали доклад под названием "Правосудие как оружие: политическое преследование в Боливии", в котором проанализировали уголовные обвинения в отношении соратников Моралеса и его самого.

В итоге правозащитники пришли к выводу о том, что некоторые дела, возбужденные по настоянию временного правительства, сопровождаются "процессуальными нарушениями, ограничением свободы слова, а также слишком частым и неоправданным избранием меры пресечения в виде заключения под стражу". В ряде случаев, как отмечалось в докладе, прокуроры выдвигали обвинения на том лишь основании, что у людей был телефонный разговор с Моралесом, а другие уголовные дела были открыты в связи с критическими публикациями в адрес временного правительства в интернете.

Особо пристальное внимание правозащитники уделили расследованию, которое новые боливийские власти начали в отношении бывшего боливийского лидера по обвинению в "терроризме, геноциде и преступлении против общественного здоровья". Дело было возбуждено на основании аудиозаписи, на которой экс-президент, по версии следствия, обсуждал возможность блокады города Ла-Пас своими сторонниками. В Human Rights Watch отметили, что использование термина "терроризм" в контексте данного дела "напоминает, скорее, политически мотивированную атаку на Моралеса и его сторонников".

Исполняющая обязанности президента Боливии Жанин Аньес  AP Photo/Juan Karita
Описание
Исполняющая обязанности президента Боливии Жанин Аньес
© AP Photo/Juan Karita

Правительство Аньес дважды пыталось объявить экс-главу государства в розыск через Интерпол, но дважды получало отказ, поскольку эта международная организация также сочла выдвинутые против него обвинения политическими. Тогда боливийские следственные органы начали раскручивать другое расследование в отношении политика. В августе минюст обратился в прокуратуру с просьбой возбудить в отношении Моралеса дело по обвинению в растлении малолетних — якобы у экс-президента были отношения с девушками, не достигшими 18-летнего возраста.

Впрочем, многие боливийцы, в том числе симпатизирующие правым, заранее предупреждали, что все попытки представить Моралеса монстром не окажут ожидаемого влияния на избирателя. "Очнитесь, в этот раз баллотируется не Эво!" — такие комментарии можно было прочесть под статьями, посвященными очередному анонимному свидетельству о предполагаемых преступлениях экс-президента. По всей видимости, противники "Движения к социализму" полагали, что выдвигаемые обвинения бросят тень и на Арсе, ставленника Моралеса. Только этот расчет не оправдался.

Курс прежний, риторика другая

Арсе действительно не стоит отождествлять с Моралесом. И дело не только в том, что первый из них — технократ и благополучный представитель среднего класса, выросший в семье учителей и получивший хорошее образование, а второй — поднявшийся из низов профсоюзный лидер, который с раннего детства помогал родителям на сельскохозяйственных работах. Кроме всего прочего, экс-министр экономики никогда не допускал ярких, но неоднозначных высказываний, которыми так богата речь его политического наставника.

Вспомним хотя бы, что прессу Моралес называл своим "врагом номер один", а американского лидера Дональда Трампа удостоил звания "враг человечества и планеты Земля". Многие эксперты склоняются к тому, что и риторика, и стиль правления Арсе будут более сдержанными и прагматичными. Тем более что в первом же своем выступлении после появления экзитполов политик не только пообещал преодолеть раскол между боливийцами, но и дал понять, что отчасти признает собственную ответственность за усугубившуюся поляризацию общества. "Мы будем учиться на своих ошибках и преодолевать их", — сказал Арсе, заявив о намерении "претворять в жизнь программу ["Движения к социализму"], работать во благо всех боливийцев и содействовать единству страны".

Положительный задел у будущего президента уже есть. В прошлом году, по данным правозащитников, по итогам протестов в связи с результатами выборов в стране погибли около 30 человек, пострадали более 500. В этом году многие готовились к повторению такого сценария: в боливийских городах заколачивали фанерой стеклянные витрины и укрепляли двери, опасаясь беспорядков и актов вандализма. Однако никаких инцидентов после завершения голосования и объявления его первых итогов отмечено не было. "Боливия пережила необычный день выборов, который характеризовался спокойствием во время самого голосования, взаимным уважением между избирателями, отсутствием каких-либо столкновений или насилия", — констатировала местная газета "Дебер".

Основные политические оппоненты не затягивали с признанием своего поражения и не делали призывов, которые могли бы накалить обстановку на улицах. Тем более что отрыв кандидата, представляющего левые силы, оказался слишком велик, чтобы пытаться оспорить его победу. Это ли не выученный урок демократии? Похоже, что для боливийских политиков год прошел не зря — теперь главное, чтобы установившееся согласие продлилось подольше.

Кстати, от высказывания Моралеса про журналистов Арсе успел откреститься еще во время предвыборной кампании. "Я не согласен с тем, что говорит товарищ Эво. Я считаю, что здесь (в Боливии — прим. ТАСС) пресса играет первую и важную роль. Поэтому я упомянул, что мы вернем себе Родину сообща с прессой", — подчеркнул лидер избирательной гонки.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru