2 июня, 22:38

Доступность «длинных денег»: как направить капитал в инфраструктуру

ПРОБЛЕМЫ:

  • Ограниченные источники для «длинных денег»

«В России доля пенсионных активов в ВВП примерно 3,4%, в США — 72,7%, в Великобритании — 88%. Если посмотреть страховые активы, мы видим, что РФ отстает (2,2% от ВВП) от США в 20 раз и от ЕС в 35 раз. Если посмотреть на Китай, то даже с ним у нас разница примерно в 6 раз. То есть длинные деньги у нас — очень ограниченный ресурс», — Николай Цехомский, первый зампредседателя Внешэкономбанка.

  • Низкая готовность частных инвесторов к инфраструктурным проектам

«У инвесторов есть существенные ограничения. У банков — знаменитый Базель, у институциональных инвесторов — пока только создающаяся экспертиза подходов к инвестированию в инфраструктурные проекты, у девелоперов своя история — не все еще отошли от Олимпиады», — Сергей Некрасов, первый вице-президент АО «Газпромбанк».

«Чаще всего, риск денег, который себе может позволить инвестор, и риск проекта несопоставимы», — Николай Подгузов, замглавы Минэкономразвития РФ.

«Мы сталкиваемся с определенного рода дефицитом доверия: доверия к проектам, доверия к тем, кто их структурирует», — Евгений Дитрих, первый замглавы Минтранса РФ.

  • Дефицит проектов или недостаточно высокое качество их проработки

«У нас беда в том, что нет проектов. Мы являемся уже год официальным консультантом фонда ЖКХ. Со всех просторов России нам принесли посмотреть 67 проектов», — Михаил Кузовлев, председатель правления банка «Российский Капитал».

«У нас есть проекты и развития Северо-Запада, и подходов к портам Черного моря. Они оцифрованы, они зафиксированы», — Вадим Михайлов, старший вице-президент по экономике и финансам РЖД.

«Рассуждения об отсутствии проектов, качестве проектов, может быть, не всегда соответствуют истине. Точнее, чем есть, проекты структурироваться не будут», — Евгений Дитрих.

  • Низкие компетенции в области проектного финансирования и структурирования проектов

«В федеральном Центре еще компетенции есть, но когда мы доходим до регионов, там никто не знает, как проекты составлять», — Михаил Кузовлев.

«Культура проектного финансирования, культура инвестирования, культура контроля рисков проектов — у нас этого нет. Зачастую даже нет понимания, что это такое», — Николай Подгузов.

  • Несовершенная правовая база для инфраструктурных сделок

«Год назад, когда мы начали смотреть на возможности синдицирования, мы поняли, что это понятие по российскому законодательству вообще отсутствует, и большинство сделок заключается на основании английского права», — Николай Цехомский.

РЕШЕНИЯ:

  • «Умная» точечная господдержка на уровне конкретных проектов и их отдельных частей

«В том месте, когда риски сложно совместить с интересами инвесторов, может быть предложена точечная господдержка, которая позволит осуществить инвестиции», — Николай Подгузов.

  • НПФ как источник долгосрочных инвестиций

«Пенсионные деньги — это именно длинные деньги. Размер — 4,2 трлн рублей. <...> то есть мы потребность в принципе можем удовлетворить», — Сергей Беляков, президент «Альянса пенсионных фондов».

  • Создание фабрики проектного финансирования на базе ВЭБ

«Мы готовы взять на себя кредитный риск. Мы готовы заниматься качеством проекта, внимательно смотреть на его возвратность, участвовать с точки зрения проджект-менеджмента, но мы не очень готовы взять на себя полностью процентный риск», — Николай Цехомский.

  • Концессии

«Мы считаем, что для сложных инфраструктурных проектов концессии являются одним из наиболее эффективных инструментов. Они позволяют достаточно гармонично балансировать интересы как государства, так и частных партнеров», — Сергей Некрасов.

«Концессия позволяет делать нам несколько вещей. Первое — мы делим риски с инвесторами, второе — мы не ставим эту задолженность себе на баланс. Инвестор имеет доходность чуть выше, чем по стандартным бумагам нашей компании», — Вадим Михайлов.