3 июня, 20:13

Цифровая экономика. Мобильная экономика. Экономика данных

ПРОБЛЕМЫ:

  • Малочисленность российских предпринимателей в сфере высоких технологий, их частая зависимость от крупных компаний

«На тысячу людей в России приходится пять предпринимателей. … А если посчитать, что из всех малых предприятий у нас всего где-то там несколько процентов хай-тек предприятий, то этих предпринимателей вообще там не на тысячу, а на десять тысяч человек, может, есть (один — прим. ред.) хай-тек предприниматель», — Александр Галицкий, сооснователь Almaz Capital.

«Мы должны ориентироваться на профессиональные команды, <…> оторванные от родовых связей с менеджментом (государственных — прим. ред.) корпораций», — Александр Повалко, гендиректор АО «РВК».

  • Непроработанная нормативно-правовая база в сфере применения новых технологий

«В чем проблема мобильной медицины в России, и в чем развитие, в том числе, на североамериканском континенте? Конечно, это недостаток законодательных актов, касающихся непосредственно этого направления. <…> На законодательном уровне эти вещи уже решены на американском рынке, в программу обязательного страхования входит, в том числе, оплата за мобильную медицину и телемедицину — у нас на сегодняшний момент это невозможно», — Кирилл Филиппов, генеральный директор SPB TV.

РЕШЕНИЯ:

  • Реализация российской государственной программы развития цифровой экономики

«Правительство подготовило проект программы по цифровой экономике. <…> Суть этой программы или идеология состоит в следующем: были рассмотрены три уровня. Верхний уровень — это как раз уровень рынков НТИ, это как раз тот уровень, где осуществляется взаимодействие между поставщиками и потребителями товаров, работ, услуг. Второй уровень под ним — сквозных технологий. <…> Третий уровень — такой фундамент, я считаю, важный — это та среда или те условия, которые необходимы для развития как раз сквозных технологий. <…> В основном этот уровень был посвящен регуляторной среде. <…> Эти три базовых уровня лежали в основе концепции цифровой экономики», — Леонид Осипов, заместитель начальника Экспертного управления Администрации президента РФ.

  • Адаптация новых технологий к потребностям бизнеса

«Когда мы говорим о цифровой экономике в России, мы должны все-таки понимать, где мы находимся, и как структурирована наша экономика. <…> Индустриальный сектор в России занимает свыше 30% вклада в ВВП страны. <…> Поэтому, говоря о цифровой экономике, если мы хотим получить результат в нашей стране, мы должны с определенной мыслью фокусироваться на ту часть, которая для нас важна, велика, и где эта трансформация даст существенное изменение качества нашей экономики», — Кирилл Корнильев, руководитель направления индустриальных решений IBM в Центральной и Восточной Европе.

«Первый, наверное, наиболее важный и в значительной степени применимый для России тренд был определен как «искусственный интеллект как новый пользовательский интерфейс». <…> По мере взрывного роста технологии искусственного интеллекта, он будет представлять вашу компанию по работе с клиентами», — Вартан Диланян, Управляющий директор, Accenture в России.

«Мы активно внедрились в международные коммерческие проекты, <…> договорились как раз с нашими партнерами <…> о технологическом сотрудничестве. <…> Мы берем исходные коды базовых технологий этих компаний <…> с правом дорабатывать с полными правами — дорабатывать, как угодно, и использовать в наших продуктах», — Владимир Рубанов, управляющий директор ООО «Р-Платформа».

  • Сотрудничество с государством

«В этом году планируется реализация пилотного проекта для финансовых услуг под эгидой ЦБ и Минсвязи, в рамках которого будет создана возможность для граждан получать дистанционно финансовые услуги, не обращаясь ни разу в банк: то есть, оставив один раз биометрию, дальше уже эти услуги получать», — Дмитрий Дырмовский, гендиректор Центра речевых технологий.

«Нужно действительно, как за рубежом, создать систему налоговых преференций для компаний, особенно российских, для того, чтобы они приходили в образование», — Екатерина Рудых, директор АНО «Институт развития интернета» (ИРИ).