24 мая, 21:05Прямая речь
Владимир Чижов: РФ и ЕС заменят высланных дипломатов
Владимир Чижов
© Руслан Шамуков/ТАСС

Постоянный представитель РФ при Евросоюзе дал ТАСС интервью на полях ПМЭФ

В отношениях Москвы и Евросоюза сложилась ненормальная ситуация, но даже в этих условиях есть пространство для взаимодействия - возможность замены высланных ранее дипломатов имеется и у России, и у европейских стран. Об этом в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума рассказал постоянный представитель РФ при Евросоюзе Владимир Чижов. Речь шла также о новой эскалации ситуации в Донбассе в преддверии Чемпионата мира по футболу в России и о недавнем интервью Юлии Скрипаль.

— Накануне в сети появилось видеообращение Юлии Скрипаль. Уверена ли российская сторона в том, что она делает свои заявления не под давлением британцев?

— Я согласен с мнением моих коллег в посольстве РФ в Лондоне, что текст, который она бодро озвучила, скорее всего, переводной. Я достаточно хорошо владею английским языком, чтобы различить, какие обороты используются, какие являются характерными для русского языка, а какие для английского. Но этим история не ограничивается. Она прекрасно выглядит, по внешнему облику не имеет никаких следов отравления тем, что британские власти назвали боевым отравляющим веществом. Я не специалист в этой области, но могу предположить, что боевое отравляющее вещество уничтожает все живое вокруг достаточно эффективно, даже в слабой концентрации. То, что она выглядит практически здоровой, заставляет задуматься, а было ли отравление, а если было, то чем.

— Вы не отвечаете напрямую за украинскую тематику, но вопрос касается европейских стран. Есть ли со стороны ФРГ и Франции сигналы по созыву "нормандского формата"?

—  Созвать "нормандский формат" - это вопрос организации логистики. Не так давно, пока еще в Берлине шли, так сказать, "родовые схватки" нового правительства, была задумка собрать министров иностранных дел, но германская сторона не смогла. Это было объяснимо внутриполитическими делами там. 

А сейчас ситуация, к сожалению, в Донбассе достаточно серьезная, в последнее время она обострилась, по свидетельству не только нашему, но и СММ ОБСЕ. Но ведь главное не когда, где и в каком составе, главное - содержание. Главное - суть тех договоренностей, на которые эта встреча рассчитана. Так что провести встречу ради встречи, если кому-то и нужно, то не нам. Нужна встреча, которая бы позволила положить конец нынешнему обострению и все-таки вернуть ситуацию на путь урегулирования на основе минских договоренностей и последующих документов, включая план Штайнмайера, под которым, как известно, [президент Украины] Петр Порошенко в свое время подписался, но сегодня делает вид или, по крайней мере, так себя ведет, словно этого плана и не было.

А по мере приближения выборов на Украине, которые состоятся уже чуть меньше чем через год, я думаю, такие провалы в памяти будут встречаться все чаще.

— Можно ли ожидать эскалации в Донбассе непосредственно перед Чемпионатом мира по футболу в России?

— Я не хотел бы выступать в роли Кассандры. 

— Но мы готовы к такому развитию событий?

— Мы готовы к любому развитию событий, и в контексте ЧМ-2018, и в контексте упомянутых мной [президентских] выборов на Украине.

— Госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что США сделают все возможное, чтобы остановить "Северный поток - 2". Возможно ли это, на ваш взгляд?

— Это звучит как угроза, если хотите, применения силы, наверное. Я могу сказать, что это началось не с Помпео. Пресловутый закон о противодействии "недругам" Америки с помощью санкций, если внимательно его почитать, то там говорится прямым текстом в поручении законодателей, то есть Конгресса, администрации США, что она должна работать против проекта "Северный поток - 2", а в следующем параграфе прямо говорится, и это тоже задание администрации, вытекающее из предыдущего, что надо делать все для расширения экспорта американского сжиженного природного газа в Европу. Можно это считать проявлением недобросовестной конкуренции? Конечно. 

— Что Россия будет предпринимать в этих условиях?

— Мы будем строить. 

— И построим?

— И построим. И "Северный поток" будет востребован. Некоторые эксперты в разных странах последние месяцы, даже годы говорят: "Зачем он нужен?" Некоторые говорили: "Да ведь "Северный поток - 1" не полностью загружен". Сейчас выясняется, что в зимний период он работает вообще с превышением допустимой нагрузки, а потребность стран-потребителей в Европе в природном газе на перспективу будет возрастать. Это не значит, что так будет всегда - тут надо все-таки иметь в виду, что нефть и газ рано или поздно кончатся.

Нефть не восстанавливается так быстро, как сгорает в двигателе вашего автомобиля или в топке вашего дома. Но пока углеводороды остаются основой производства энергии, то газ среди всех видов этого топлива наиболее экологичный. А трубопроводный газ и сейчас, и на перспективу, всегда априори будет дешевле сжиженного, независимо от страны происхождения. Я уверен, что "Северный поток - 2" будет. Противники его никуда не денутся, это ясно. Вокруг этого процесса будет продолжаться политизация. Увы, так и есть. Но остановить проект, я думаю, данные поползновения не могут.

— Планируются ли в ближайшее время контакты на высоком уровне между Москвой и Брюсселем?

— Контакты между Москвой и Брюсселем идут постоянно. Могу сказать, что министр энергетики Александр Новак, например, и зампредседателя Еврокомиссии Марош Шефчович находятся в переписке.

— Каковы перспективы созыва Совета Россия-НАТО?

— В этом вопросе есть нечто общее с "нормандским форматом": главное - содержание. НАТО я непосредственно не занимаюсь, но могу сказать, что на сегодняшний день позитивная повестка дня диалога Россия-НАТО практически пуста, нулевая. Опять обсуждать ту же Украину или Грузию? Я особого смысла не вижу. Нам не нужна встреча ради встречи, и это относится ко всему.

— Ранее у вас было крылатым выражение, что отношениям России и ЕС нужна "педаль акселератора", что нужно сейчас?

— Сейчас я бы охарактеризовал состояние отношений между РФ и ЕС как ненормальное, и их надо нормализовать. Это не значит, что нам вдруг понадобилась "кнопка перезагрузки". Среди того немногого, в чем мы согласны с нашими партнерами, - возвращение к прежнему формату взаимодействия, который характеризуется известной англоязычной формулой business as usual, не нужно ни нам, ни им. Нам нужны отношения, которые будут более прагматичными, менее лозунговыми, чем раньше.

Разговор о стратегическом партнерстве мы вели много лет. Сначала исчезло прилагательное "стратегическое" в лексиконе ЕС, а потом и слово "партнерство". Осталось соседство. Последняя формула: Россия - это большая великая страна, с которой Евросоюз делит один континент. Нужно взаимодействие и прагматичное партнерство. Это тот термин, от которого ни нам, ни им не уйти. Сколько бы Россия ни поворачивалась на восток, сколько бы ЕС ни отворачивался от России, все равно мы всем - и историей, и географией, и культурой, и всей суммой межчеловеческих отношений, - самой судьбой призваны быть вместе.

— Заменят ли Россия и Европа высланных дипломатов? Ведь такая опция остается?

— Опция по замене дипломатов есть везде, кроме одного загранучреждения. Это постпредство РФ при НАТО, потому что там решение было о сокращении численности. Думаю, что замена произойдет. И у иностранцев, и у нас.

— Когда это может произойти?

— Это будет зависеть от каждого конкретного государства.

Беседовала Юлия Шарифулина

Загрузить обновления ({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще