25 мая, 07:00Прямая речь
Татьяна Голикова: возобновление дискуссии о судьбе накопительной пенсии неизбежно
Вице-премьер РФ Татьяна Голикова
© Владимир Смирнов/ТАСС

Заместитель председателя правительства РФ дала интервью ТАСС в рамках ПМЭФ-2018

Заместитель председателя правительства РФ Татьяна Голикова на площадке Петербургского международного экономического форума дала первое интервью в новом для себя качестве социального вице-премьера. В беседе с ТАСС Голикова обозначила направления социальной сферы, которые требуют первоочередного внимания, а также рассказала о грядущем возобновлении дискуссии о судьбе замороженных пенсионных накоплений, о повышении пенсионного возраста и о том, стоит ли отменять в России ЕГЭ.

— Татьяна Алексеевна, какие приоритетные направления развития вы отмечаете в новой для себя зоне ответственности?

— На самом деле, векторы развития уже определены в послании президента и новом майском указе, в том числе реализация обозначенных национальных приоритетов. На мой блок напрямую из 12 национальных приоритетов приходится четыре: демография, здравоохранение, образование и наука. Кроме того, есть сферы, в которых мы принимаем активное участие, — это цифровизация процессов, это экспорт образовательных и медицинских услуг, производительность труда и занятость. Поэтому сейчас, отрабатывая механизмы, мы будем настраивать работу не только на федеральном уровне, но и с регионами, поскольку основная часть приоритетов, которые обозначены в послании, в указе, — это полномочия региональных властей, и здесь очень важно изначально правильно отработать механизмы их реализации.

— Сейчас активно обсуждается вопрос о необходимости увеличения пенсионного возраста. Ваше мнение, с каким шагом он должен увеличиваться?

— Я бы не хотела сейчас предвосхищать какие-то решения, поскольку окончательного решения в правительстве не принято. Не могу сказать, что мы не работаем над этим вопросом, мы работаем, но публично обсуждать начнем после того, как будет принято консолидированное решение.

— На Гайдаровском форуме в этом году вы озвучили идею объединения внебюджетных фондов для оптимизации их работы. Каким образом и на базе какого фонда это может осуществиться?

— Я хочу сказать, что мы будем в течение ближайшего года работать над этой темой. Если такое решение состоится, то, безусловно, базой может являться Пенсионный фонд, поскольку он наиболее клиентоориентированный, он имеет наиболее разветвленную систему территориальных органов и наиболее подготовленные информационные сервисы, но которые требуют достаточно серьезной доработки в соответствии с теми вызовами времени, в соответствии с программой "Цифровая экономика", которая будет реализовываться в ближайшие три-шесть лет.

— Продолжая тему пенсионной системы. Возможно ли возобновление дискуссии о разморозке пенсионных накоплений?

— Сейчас действует то, что действует. Те объемы поступления страховых взносов, которые раньше шли на накопления, идут в распределительную часть. Дискуссия эта неминуема. Безусловно, она будет продолжена в контексте, наверное, изменений в принципе в пенсионной системе, которые предстоит обсуждать. И на самом деле, мне кажется, незаслуженно забыта тема корпоративных пенсий наряду с государственными пенсиями. Можно было бы поговорить серьезно о развитии этой системы с тем, чтобы существовала вторая часть пенсионного обеспечения, а не только то, что сегодня обеспечивает государство за счет средств, которые поступают в Пенсионный фонд.

— Последние годы вы часто заявляли о необходимости изменения социальной поддержки граждан, делая акцент на адресность этой поддержки. Как добиться перенастройки системы соцподдержки?

— Что я понимаю под совершенствованием системы? Начнем с того, что государство сегодня до конца не владеет информацией, какие меры поддержки получает каждый гражданин, — очень важно правильно персонифицировать для конкретного человека. А гражданин не обладает полной информацией, какие меры поддержки ему полагаются от государства. Сегодня на базе Пенсионного фонда отрабатывается информационный ресурс (Единая государственная информационная система социального обеспечения), который позволит аккумулировать все данные о мерах поддержки каждого гражданина. Глобально сегодня соцвыплаты делятся на две категории: это страховые и нестраховые. Большинство нестраховых выплат, которые находятся на федеральном уровне, не требуют изменения. Речь идет о том, что сегодня происходит в субъектах, в муниципальных образованиях.

Когда в 2004 году было принято законодательство о разграничении полномочий между Федерацией, регионами и муниципалитетами, многие регионы заморозили отдельные социальные выплаты, которые на протяжении длительного времени не индексируются и составляют ничтожно маленькие суммы: 50 рублей, 100 рублей, 200 рублей. И эти выплаты не вносят существенного вклада ни в поддержку семей, ни в поддержку конкретных категорий граждан. И здесь, наверное, важно предложить какие-то изменения в пользу адресности, чтобы система социальной поддержки реально оказывала влияние на показатели бедности в стране, на состояние семей, на их благополучие. Это сложная тема, но она неизбежна, потому что проводить любую трансформацию невозможно, не обладая информационным ресурсом.

— Сегодня в правительстве рассматривается вопрос о лекарственном страховании. Какие схемы обсуждаются? Вообще насколько это реально для нас в обозримом будущем?

— Тема лекарственного страхования сложная. Я не отношусь к категории людей, которые делают какое-то заявление, например что мы завтра построим систему лекарственного страхования, а потом этого не произойдет. Я еще раз хочу подчеркнуть: прежде чем выстраивать какую-либо новую систему, нужно понимать состояние проблемы. С другой стороны, мы должны очень четко себе представлять, какими финансовыми ресурсами мы располагаем для выстраивания системы.

Лекарственное страхование может стать частью системы обязательного медицинского страхования. На сегодняшний день регионы не обеспечивают на 100% ту программу госгарантий, которая есть. Если бюджеты регионов будут нормально функционировать, значит, будут выполнены позиции по бесплатному оказанию медицинской помощи. И как только мы будем понимать, каким ресурсом располагаем, можно будет прийти к цивилизованному обсуждению и цивилизованной постановке вопроса о лекарственном страховании.

— Президент в своем послании Федеральному собранию говорил о том, что минимум 4% ВВП должно расходоваться на здравоохранение, а стремиться надо к 5%. Как мы этого можем достичь?

— В рамках будущего обсуждения трехлетнего бюджета (2019–2021 годов) мы с Министерством финансов будем отрабатывать источники, которые станут основой для этого самого увеличения до 4% и выше. Но, безусловно, речь идет о шестилетнем тренде. И я думаю, что здесь мы найдем выход из сложившегося положения.

— В майском указе президента была поставлена задача о том, чтобы к 2024 году сделать школьное образование входящим в десятку лучших образований в мире. Какие конкретные шаги для этого должны быть предприняты?

— Мне сейчас, когда я всего пять дней в должности вице-премьера, курирующего социальные вопросы, было бы странно говорить о концептуальных шагах. Тема образования — и не только общего, а в целом непрерывного образования — чрезвычайно чувствительная, которая влияет на все экономические процессы в стране. Потому что кадровое обеспечение и реакция рынка труда на состояние кадрового обеспечения — это очень важные темы. Я знаю эту тему со своей стороны, со стороны предыдущей работы как эксперт. Но мне кажется, что прежде, чем озвучивать какие-то концептуальные подходы, взгляд на которые у меня, безусловно, есть, важно советоваться с профессиональным образовательным сообществом. И не только с образовательным, но и с потребителями, которые впоследствии берут специалистов, которых мы из сферы образования выпускаем в экономику и в рынок.

Под непрерывным образованием я понимаю преемственность дошкольного, общего образования, среднего специального, высшего образования и дополнительного профессионального образования. Очень важно правильно персонифицировать для конкретного гражданина это образование, создавать инфраструктуры, которые позволяли бы не только учиться в школе, но и посещать музеи, предприятия, вырабатывать профессиональные навыки у ребенка, у подростка. И у нас, как ни странно, на эту систему очень серьезное влияние оказывает разграничение полномочий между уровнями власти.

Что я имею в виду. Сегодня за федеральным правительством закреплено высшее образование, общее и среднее специальное образование — это уровень регионов и муниципалитетов. И в ряде случаев — опять же по той же причине нехватки финансовых ресурсов — мы имеем ущемленные системы общего образования, не соответствующую современным требованиям инфраструктуру, которая не дает возможности на самых начальных стадиях готовить и профессионально ориентировать ребенка. Понятно, что в последние годы были приложены очень серьезные усилия по развитию школьного образования. Сейчас мы будем развивать довольно активно систему дошкольного образования с точки зрения инфраструктуры. И нам предстоит улучшить систему подготовки специалистов во взаимосвязи с сегодняшними международными вызовами и с теми требованиями российского рынка труда, которые сегодня очевидны.

— Будет ли продолжен вектор на развитие инклюзивного образования?

— Конечно. Это чрезвычайно важная, очень чувствительная тема, сложная, но это такой же наш человеческий потенциал.

— А как вы оцениваете систему ЕГЭ? Нужны ли какие-то изменения? Специальные обязательные экзамены?

— У нас есть обязательные экзамены — русский, математика. Нужно ли все остальное, это дети выбирают самостоятельно. Нужно ли еще что-то дополнять, мне кажется, это точно тема экспертных обсуждений, потому что есть разные точки зрения. Сейчас у нас стартует ЕГЭ-2018. Подведем итоги, посмотрим, какие есть проблемы. И безусловно, будем отрабатывать соответствующие предложения.

— При вашем предшественнике был создан совещательный орган на площадке правительства — Совет по попечительству в социальной сфере. Очень много удалось сделать на базе этого органа при взаимодействии с регионами, с НКО. Как будет продолжена эта деятельность и будет ли вообще продолжена работа совета?

— Мы с Ольгой Юрьевной [Голодец] говорили на эту тему. Коротко пока обменялись тем, что это очень важно. И этот совет был эффективен, причем это мнение не только Ольги Юрьевны, это мнение тех представителей некоммерческих организаций, попечительских советов, которые туда входили. Совету удавалось обсуждать очень многие чувствительные темы, и по решениям этого совета принимались стратегические документы, которые становились нормативными. Мы будем продолжать. Сейчас в связи с обновлением состава правительства нам предстоит пройти короткую административную процедуру, когда произойдет перезакрепление всех советов и комиссий за соответствующими вице-премьерами. И как только эта работа будет завершена, мы будем уже на постоянной основе проводить заседания этого совещательного органа по самым актуальным темам.

Беседовали Инна Финочка и Елена Рожкова

Загрузить обновления ({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще