26 мая, 09:00Прямая речь
Кристин Лагард: нас радует состояние российской экономики
Управляющий директор Международного валютного фонда Кристин Лагард и первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман
© Юрий Смитюк/ТАСС

Директор-распорядитель МВФ приняла участие в ПМЭФ, встретилась с Владимиром Путиным. О своих впечатлениях она рассказала в эксклюзивном интервью первому заместителю гендиректора ТАСС Михаилу Гусману

—  Я знаю, что вчера у вас уже состоялась встреча с президентом Путиным. Что вы можете рассказать об этой встрече? Что вы обсуждали?

— У нас состоялся очень хороший и обстоятельный разговор об экономических вопросах: мы обсудили глобальную экономику, а также экономическую ситуацию в России. Накануне мы подготовили свой ежегодный обзор российской экономики, и результаты нас радуют. Я думаю, что и президент Путин был также рад поделиться своими планами экономических реформ. Мы подробно обсудили вопросы бюджета. Президент Путин всегда очень хорошо подготовлен и в курсе самой последней информации. Нет такой темы, с которой бы он не был хорошо знаком.

От имени МВФ я выразила поддержку экономическому курсу России. С макроэкономической точки зрения, основные показатели российской экономики выглядят очень хорошо, если мы посмотрим на уровень долга, на дефицит. Россия в непростых условиях смогла сократить дефицит. Вы проводите очень  устойчивую монетарную политику, которая поддерживает комплексное развитие, и это радует. Мы также обсуждали те сферы, в которых необходимо добиваться улучшений: слишком низкая производительность, сокращение численности населения, в частности, трудоспособного населения.

Так что у вашей страны есть проблемы и вызовы. Но есть также и хорошие внешние факторы. Цена на нефть, конечно же, помогает российской экономике. Особенно учитывая тот факт, что в бюджет России была заложена цена на нефть в $40 за баррель. Непредвиденные доходы, безусловно, помогут и пригодятся в трудные времена.

— В своем недавнем указе президент Путин заявил о необходимости обеспечить вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира в течение ближайших шести лет. Что вы думаете об этом? И может ли Международный валютный фонд каким-то образом способствовать достижению этой цели?

— Знаете, для меня Россия находится в первой десятке стран-акционеров. Всегда хорошо ставить перед собой какие-то цели, иметь амбициозные планы. И у президента Путина, безусловно, они есть. Если вы хотите придать импульс развитию экономики, задействовать все вовлеченные силы, то почему бы и нет? Как мне кажется, с маркетинговой точки зрения шесть лет, шестилетний срок, больше времени в запасе, и тогда уж большая шестерка, а не пятерка. Но…

— Санкции. Насколько они эффективны и правомерны? Они дают какой-то эффект? Санкции против России, Ирана, а теперь еще санкции против Венесуэлы. Что вы думаете об этом?

— МВФ по принципиальным по политическим соображениям не должен делать выводы относительно всяких мотивов, чтобы оправдывать санкции. Эти мотивы должны быть связаны с вопросами национальной безопасности тех стран, которые решают вводить санкции. Я могу оценить, к каким экономическим последствиям они приводят, и определить, являются ли они серьезными или же вторичными санкциями. Они явно оказывают воздействие, которое в целом не существенное. Речь идет об изменениях порядка 0,2% или 0,3% ВВП. Если говорить о реальном влиянии.

С макроэкономической точки зрения, основные показатели российской экономики выглядят очень хорошо, если мы посмотрим на уровень долга, на дефицит.

Но есть еще другой, более важный момент. Я имею в виду доверие, ожидания. И когда тех людей, которые принимают решения, работая в частном или государственном секторе, призывают принять решение, то они не понимают, какова обстановка, они не понимают, будут ли санкции или не будут, им непонятно, есть ли у них какая-то связь с теми, против кого вводятся санкции, или же они не связаны с ними. И в такой ситуации они занимают выжидательную позицию, пока не развеются тучи неопределенности. И вот в этом плане, мне кажется, санкции могут оказать воздействие, которое будет более серьезным, чем прямое воздействие, выражающееся в снижении ВВП на 0,2%. И это влияет на рост.

— Политическая обстановка в мире очень нервозная. У нас у всех возникает такое же ощущение, как в самолете, попавшем в зону турбулентности. Эта турбулентность исходит из разных уголков мира: из США, из Северной Кореи. Как это сказывается на мировой экономике? Как это влияет на работу МВФ?

— К сожалению, нам приходится иметь дело с…

— С реальным миром.

— Да, с реальным миром и решениями реальных людей. Что меня расстраивает и выводит из равновесия, это то, что за последние десять лет, после финансового кризиса, мне кажется, мы сделали большие шаги по укреплению экономики, улучшению капитализации банковского сектора, улучшению регулирования и надзора за финансовыми игроками. И экономика, наконец, вернулась на докризисные позиции. С моей точки зрения, рост на уровне 3,9%, если говорить о 120 странах с хорошими результатами в плане инвестиций и торговли, то я вполне довольна теми изменениями, которые я вижу. Но я также озабочена теми обстоятельствами, о которых вы только что говорили. Это можно назвать большой тучей на горизонте, рядом с солнечным экономическим ландшафтом.

— Время легких денег подходит к концу. Как вы думаете, Россия и другие страны используют этот период для своих реформ эффективно?

— Вы говорите о том, какие реформы нужно проводить?

— Используют ли Россия и другие страны этот период легких денег для того, чтобы провести реформы?

— Мне кажется, наверное, это так. Если рост будет продолжаться, если удастся  избавиться от спадов производства, что будет означать, что экономики работают на полную мощность, если начнется инфляция. Потому что зарплаты растут, что и происходит в этой стране сейчас, то тогда, конечно же, монетарная политика будет ужесточена, и процентные ставки поднимутся, и стоимость финансирования возрастет. Так что, мы, вероятно, приближаемся к концу этого периода. И те, кто брали кредиты с низким процентом, исходя из своих возможностей, вероятно, приняли правильное решение.

Везде в мире долги достигли очень большого объема - как государств, так и компаний. Мы никогда еще не видели такого соотношения долга к ВВП в глобальном масштабе.

Но меня беспокоит, что множество стран и компаний набрали много кредитов, когда было легко это сделать, когда была благоприятная монетарная политика, были низкие ставки, дешевое финансирование. А сейчас цена финансирования будет расти. Те государства и те компании, которые заняли слишком много средств, окажутся в тяжелой ситуации. Когда они станут рефинансировать свои кредиты, стоимость уже будет другой. Так что мы должны помнить об этом. Везде в мире долги достигли очень большого объема - как государств, так и компаний. Мы никогда еще не видели такого соотношения долга к ВВП в глобальном масштабе. И я думаю, нам нужно быть очень осторожными, когда мы начнем совершать какие-то телодвижения, выходя из этой монетарной политики.

— Это ваш второй визит в Санкт-Петербург на экономический форум. Первый раз форум проходил в центре города, теперь в пригороде на огромной территории Экспоцентра. Что вы думаете о форуме? Насколько он эффективен и полезен для сотрудничества профессионалов?

— Это очень важный и значительный форум. И само место проведения форума замечательное. Мне все нравится, все здорово, нет никаких проблем. Я помню красивые достопримечательности Санкт-Петербурга и гостеприимство и радушие жителей города, и мне немножечко жаль, что я не могу провести хотя бы чуть-чуть больше времени в этом прекрасном городе. Но мне повезло, что у меня было полдня на осмотр достопримечательностей, и я вновь влюбилась в ваш город.

Загрузить обновления ({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще