28 мая, 13:00Прямая речь
Саид Гуцериев: строка в списке Forbes — дополнительная мотивация больше работать
Саид Гуцериев
© Даниил Шостак/ТАСС

Глава совета директоров "М.Видео" рассказал ТАСС о своих впечатлениях от ПМЭФ-2018, планах промышленно-финансовой группы "Сафмар" по развитию нефтепереработки, ретейла и венчурных инвестиций

— Поскольку мы находимся на площадке Петербургского международного экономического форума, собственно, про форум. В первый ли вы раз здесь? Какая у вас программа? С кем встречались? О чем общались? Какое впечатление он на вас произвел?

— Площадка чудесная, на очень высоком уровне. Здесь присутствует большое количество российских и западных инвесторов, крупные фигуры в политике и бизнесе. Это правильное место с точки зрения бизнес-встреч, такой момент сложно поймать в Москве.

Здесь мне удалось провести много встреч с компаниями-партнерами: по развитию, по текущим вопросам и по, конечно, коммерции. Мне нравится здесь, это мой третий Питерский форум.

— А чем отличается, на ваш взгляд, этот форум от предыдущих? Многие говорят, что очень сильная международная повестка и большой интерес, несмотря на санкции, со стороны иностранного бизнеса к России. Вы это почувствовали?

— Мне кажется, да. Мы видим, что приехало очень много крупных политиков, в том числе и президент Франции, и премьер-министр Японии, и глава МВФ. Так что да, несмотря на то что есть санкции, чувствуется большое желание со стороны Европы продолжать взаимодействие. И это приятно видеть.

— У вас была встреча с Glencore. Вы обсуждали какие-то новые проекты или это была текущая деятельность? О чем вы разговаривали?

— Они являются основными офтейкерами (покупателями — прим. ТАСС) наших нефтепродуктов и нефти. Они также являются и акционерами компании "РуссНефть", так что больше текущие дела. Обсуждали окончание строительства гидрокрекинга (переработка нефтяных фракций — прим. ТАСС) на Орском НПЗ, что даст новую линейку нефтепродуктов, которые они в том числе будут покупать. В общем, больше текущие вопросы.

— Вы упомянули о заводе. Расскажите подробнее, что происходит с этим проектом, какие возможности, какие темпы модернизации, все ли идет по плану?

— Да, абсолютно все идет по плану. В принципе, уже неделю назад, даже две, закончили все строительно-монтажные работы на установке гидрокрекинга.

На сегодняшний день "Эльдорадо" — это очень значимый для рынка бренд, который стоит больших денег. И чтобы получить больший охват рынка, мы видим, что нам нужно оставить оба бренда, потому что если "М.Видео" — это более премиальный сегмент, то "Эльдорадо" — это средний сегмент

Это основная установка в проекте модернизации, в которую мы инвестировали более $800 млн. Это, можно сказать, сердце завода, которое даст увеличение выхода светлых нефтепродуктов почти на 20% и глубину переработки до 87%. Мы уже закончили пусконаладку "вхолодную" (без нагрузки — прим. ТАСС). Со дня на день должны начать "горячую" пусконаладку, здесь мы уже будем подавать сырье на установку. Я думаю, у нас в начале июля уже выйдет первая продукция с этой установки. Три года строилась.

— А о каких мощностях идет речь?

— Общая мощность завода — это 6 млн тонн нефтепереработки, а гидрокрекинга и вакуумного газойля — на 1,6 млн тонн.

 Вы сразу выйдете на эти мощности?

— На проектную мощность мы выйдем в начале следующего года, когда будет достроен третий вакуумный блок на заводе. Тогда установка гидрокрекинга будет заполнена на 100%.

— Отлично. Вопрос к вам как к эксперту и участнику нефтегазовой отрасли. Сейчас активно обсуждается тема снижения акцизов. Ваше отношение к этому, насколько это повлияет на цены на бензин, вообще, какова доля акцизов в цене на бензин, на которую сейчас все жалуются?

— Сначала, наверное, необходимо проанализировать причины роста цен на бензин. В числе основных — налоговый маневр, который несколько снизил рентабельность нефтепереработки.

Конечно, нефтеперерабатывающие заводы делали все возможное, чтобы эффективнее продавать свой товар. И что получилось? Оптовые цены поднялись, а маржа ретейла, заправок в том числе, сузилась.

Учитывая, что сейчас нефть сильно выросла в цене, экспортное направление, а следовательно, экспортная продажа нефтепродуктов стала более выгодной. Со своей стороны продавцы хотят найти паритет, привести в соответствие внутренний рынок, избежать потерь. И получилось, что получилось. Бензин и топливо выросли в цене на оптовом рынке, а это еще больше снизило рентабельность в рознице.

Я думаю, что тот шаг, который предпринимает государство в отношении снижения акцизов, это абсолютно правильно и разумно. Это даст определенную возможность для нефтепереработчиков поддерживать рентабельность производства. И самое главное, чтобы цены для потребителя не росли так агрессивно.

— Давайте посмотрим теперь другое направление вашего семейного бизнеса. Сделка "М.Видео" и "Эльдорадо". На какой стадии сейчас она находится? Что происходит с розничными сетями? Будет ли объединение под единым брендом?

— Буквально месяц назад у нас прошла сделка, где "М.Видео", публичная компания, выкупила компанию "Эльдорадо". Можно сказать, "Эльдорадо" уже является "дочкой" компании "М.Видео". Все идет в соответствии с утвержденным планом объединения. Что касается розничного бизнеса в целом, рынок в последние несколько лет был непростой. Мы видим общее падение примерно на 7–8%, если я не ошибаюсь.

— А с чем это связано? По идее, должны же больше покупать техники.

— В основном это связано с тем, что была ощутимая девальвация рубля в конце 2014 года.

Как вы знаете, в основном товар, который продается в розничных сетях, в том числе в "М.Видео" и "Эльдорадо", — это зарубежные товары. И в рублевом эквиваленте эти товары стали стоить гораздо дороже.

При этом покупательский спрос не рос, население пока не зарабатывает значительно больше. В последнее время зарплаты ощутимо не индексируются, так что людям сложно делать какие-то дорогие приобретения.

Соответственно, мы видели падение рынка в 2015–2016 годах. Сейчас рынок выравнивается. Небольшое увеличение мы видели в первом квартале 2018 года и будем надеяться на стабилизацию курса валюты, тогда мы будем видеть небольшой рост в этом году, может быть, на 2–3%.

— Это вы по выручке говорите или по прибыли?

— По выручке рынка в целом.

— А конкретно по вашим сетям?

— Мы планируем расти.

— Это вы про "М.Видео" говорите?

— Да, 7–8% по "М.Видео", как я помню.

— Это выручка?

— Это выручка по сравнению с прошлым годом — 7–8%. И "Эльдорадо" в том числе, если мне память не изменяет, на 3–5%. Это по выручке.

Касательно EBITDA планы более амбициозные. В 2017 году EBITDA компании была 15 млрд (рублей — прим. ТАСС), в этом году мы ожидаем в районе 18,5 млрд (рублей — прим. ТАСС). Рост, можно сказать, на 20–25%, в том числе за счет синергии.

— Да, вот я как раз хотела спросить, за счет чего это будет?

— За счет синергии компаний, потому что теперь логистика будет ориентирована на одну крупную компанию, хранение товаров будет на одних складах, закупки будут происходить теперь из единого центра. Свою роль сыграет и более эффективная модель бизнеса "М.Видео", которая будет распространена уже на весь актив, в том числе и на "Эльдорадо".

— Скажите, а вы не планируете избавиться от бренда "Эльдорадо" и оставить, ну, не сейчас, а в отдаленном будущем, только один бренд "М.Видео"? Ну, как, кстати, часто делают в банковском секторе.

— Нет, пока мы это не рассматриваем. На сегодняшний день "Эльдорадо" — это очень значимый для рынка бренд, который стоит больших денег.

Я очень горжусь своим отцом, и, если я достигну даже 20% того, чего он достиг, я буду счастливым и очень успешным человеком

И чтобы получить больший охват рынка, мы видим, что нам нужно оставить оба бренда, потому что если "М.Видео" — это более премиальный сегмент, то "Эльдорадо" — это средний сегмент.

Закрывая сеть "Эльдорадо", мы потеряем много лояльных клиентов, которые любят и которым нравится ходить и покупать в "Эльдорадо".

— А расширение сети вы планируете?

— Мы каждый год стараемся расширять сети. Но сразу нужно определиться, вы имеете в виду органическое расширение или поглощение. Это разные вещи. Если органически, то мы будем расширять сеть, мы открываем новые магазины и хотим, чтобы выручка росла, и она будет расти. Так что в этом году, по-моему, мы открываем порядка десяти магазинов, но когда — пока трудно сказать.

— А под каким брендом?

— Мы будем смотреть новые форматы магазинов, какие-то будут открываться под брендом "Эльдорадо", какие-то — под брендом "М.Видео". Геолокация будет зависеть от региональной эффективности брендов.

— Естественно, не могу не задать вопрос о неорганическом росте. Обсуждалось поглощение вами германского бренда Mediamarkt, как протекают переговоры?

— Мы общаемся с разными участниками рынка по стратегическим проектам и стратегическим инициативам, но конкретных сделок сегодня нет. 

— Давайте перейдем к личным вопросам. Как вам удается заниматься одновременно и нефтепереработкой, и ретейлом? Вам не тяжело переключаться с одного бизнеса на другой, ведь они же совершенно разные?

— Это требует лишь большего времени.

В отличие от других людей, бизнесменам приходится работать не 8 часов в день, а по 14–15 часов.

Чтобы охватывать и операционный бизнес "ФортеИнвест" (это нефтепереработка, в том числе и добыча), и ретейл, я также вхожу в советы директоров других компаний группы "Сафмар" (недвижимость, строительный бизнес, лизинг и так далее).

Приходится больше времени уделять работе, раньше начинать, позже заканчивать.

Я думаю, все получится у любого человека, который будет с энтузиазмом подходить к работе и делу и не лениться.

— А вам не хочется плюнуть на все, сесть на яхту и уехать так на год в кругосветное плавание, то есть нет ли у вас желания пожить спокойной жизнью?

— Конечно, иногда хочется отдохнуть, но я понимаю свою ответственность перед нашими сотрудниками, и в первую очередь перед нашим главным акционером, который доверил столь большие сегменты группы "Сафмар" мне. Я это прекрасно понимаю, у меня есть амбиции, чтобы быть успешным бизнесменом и развивать бизнес нашей группы.

— А на вас не давит то, что все знают вашего отца и оценивают ваши решения через призму того, как бы поступил и сделал он?

— Я очень горжусь своим отцом, и, если я достигну даже 20% того, чего он достиг, я буду счастливым и очень успешным человеком. Так что абсолютно нет, мой отец силен в том, чем он занимается, я его поддерживаю во всех делах и начинаниях.

— В этом году вы попали в список Forbes как молодой наследник. Какие чувства вы испытали, когда Forbes напечатал вашу фотографию, написал о вас достаточно теплые слова, что для Forbes не характерно, кстати?

— Наверное, это своего рода дополнительная мотивация для того, чтобы еще больше и больше работать и развивать группу, чтобы компании гасили свои обязательства и могли выплачивать дивиденды. Так что это никак не изменило мою жизнь, я так же делаю то, что делал и до того.

Я такой же человек, просто это больше ответственности и больше мотивации, чтобы еще больше работать и развивать группу.

— Скажите, а у вас не было желания начать свое дело не под общим брендом? То есть начать что-то, не связанное с группой "Сафмар"?

— А какой смысл, если есть группа с выручкой более триллиона рублей, заниматься другим, если можно заниматься своим и развивать дальше то, что уже есть в группе. Всегда есть возможность ее совершенствования, развития и оптимизации.

Мы работаем над тем, чтобы сделать группу более эффективной, чем она есть сегодня. Мы постоянно развиваемся, в том числе и в венчурных технологиях, и в инновациях.

— Про венчурные технологии и инновации. Одна из основных тем форума — это инновации. Это о том, как новые технологии могут улучшить традиционные отрасли. Вот что делает для этого ваша компания? И какой объем инвестиций направляется на это?

— Несомненно, мы понимаем, что традиционные отрасли индустрии всегда под риском инноваций, появляются новые технологии, например электромобили и т.д. Так что мы очень много времени уделяем и стараемся развиваться именно в новых сегментах традиционного бизнеса.

Почему мы инвестировали в ретейл-бизнес? Потому что это бизнес, который мы сможем максимально развивать в сегменте онлайна. Сейчас уже почти 100 млрд рублей — это выручка от продаж через онлайн-платформы.

— Это сколько процентов получается?

— Чуть больше 20%, 24% может быть. Это сделает нас одной из крупнейших онлайн-компаний в стране.

— Хотите наращивать этот сегмент?

— Абсолютно верно. Мы верим в бизнес-модель, где и офлайн присутствует, и онлайн. Но онлайн у нас очень бурно растет. Мы видим рост в первом квартале, по-моему, более чем на 50%. Для других венчурных инвестиций у нас есть бизнес-инкубатор, IT-офис в Белоруссии, где с нуля разрабатывают новые проекты.

— Почему в Белоруссии?

— Потому что там комфортные условия для развития именно IT-технологий и технологий в целом. Ну, конечно, и в Москве у нас есть департамент, можно сказать, компания, которая этим занимается. Мы работаем со стартапами, развиваем компанию с нуля, мы делаем инвестиции в сторонние компании в разных географиях мира.

Беседовала Лана Самарина

Загрузить обновления ({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще