Все новости

Практика применения в Свердловской области наказаний, не связанных с лишением свободы

{{1404198000000 | date: 'd':'+0300'}}
{{1404198000000 | date: 'MMM':'+0300'}}
{{1404198000000 | date: 'HH:mm':'+0300'}}
(екб)
1 июля в ИТАР-ТАСС (г. Екатеринбург) состоялась пресс-конференция, посвященная вопросам наказания, не связанного с лишением свободы, и проведению в Свердловской области амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ

1 июля в ИТАР-ТАСС (г. Екатеринбург) состоялась пресс-конференция, посвященная вопросам наказания, не связанного с лишением свободы, и проведению в Свердловской области амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ.
В России вступила в силу амнистия по случаю 20-летия Конституции, под которую попало более 25 тысяч человек.

Начальник уголовно-исполнительной инспекции ГУФСИН РФ по Свердловской области Максим Карагодин рассказал, как осуществляется в Свердловской области практика наказаний, не связанных с лишением свободы, насколько эффективны браслеты, контролирующие поведение осужденных, какие обязательные работы назначаются людям, получившим подобное наказание, и что такое домашний арест, как проходит в Свердловской области амнистия в связи с 20-летием принятия Конституции РФ, в чем состояла сложность работы по амнистии осужденных, чье наказание не было связано с лишением свободы, и как осуществляется трудоустройство подобных граждан, освобожденных по амнистии.
"Домашний арест – это мера пресечения, такая же, как заключение под стражу или подписка о невыезде. По статистике, каждый год граждан, к которым применяется домашний арест, не более 50-ти человек. За 2013 год в 79% случаев из общего числа правонарушений было принято решение не изолировать граждан, 16% отделались штрафами, и только в остальных 5% случаев суд постановил меру наказания в виде лишения свободы, – отметил Максим Карагодин. – Отличие уголовного наказания, не связанного с лишением свободы, заключается в том, что срок наказания исчисляется не сутками и годами, а часами. Обязательные работы могут доходить до 460 часов. Органы местного самоуправления в согласовании с ГУФСИН определяют место отбывания наказания. Обычно это общественно полезные работы, связанные с уборкой улиц, мелко-ремонтным и хозяйственным трудом".
Максим Карагодин также продемонстрировал электронный браслет, который надевается на щиколотку человека. "На данный момент применяется более 400 комплектов. В год больше тысячи граждан отбывают наказание с помощью системы электронного мониторинга лиц. С ее помощью оператор контролирует местоположение арестанта. Система позволяет регулировать территорию, за которую не должен выходить человек. На мой взгляд, такой подход очень эффективен, ведь гражданин не изолируется от общества, продолжает вести социальную жизнь, ходить на работу и даже приносить пользу обществу в виде обязательных работ. Они, кстати, вошли в практику вместо замены широко известных "15 суток".
Еще одним современным контролирующим устройством осужденных является мобильный контрольный аппарат. "По сути, перед нами сотовый телефон, с небольшим количеством кнопок. С его помощью можно легко выйти на связь с инспектором или оперативно вызвать помощь, если человек неожиданно почувствовал себя плохо. По правилам, осуждённый должен носить его с собой на случай, если, например, возникли неполадки с браслетом, – пояснил Карагодин. – И, наконец, мы используем стационарное контрольное устройство, которое выглядит как обычный телефон с трубкой. Его применяют к домашним арестантам".
На вопрос, как осуществлялась амнистия в отношении людей, чье наказание не было связанно с лишением свободы, Максим Карагодин ответил следующее: "Особых сложностей не было. Нашим рабочим инструментом было постановление об амнистии. В результате 900 человек было снято с учета. В большинстве случаев амнистия касалась тяжких преступлений и преступлений средней тяжести. При этом отказано было чуть меньше 20 гражданам, которые являются злостными нарушителями приговора, либо уже имеют не одну судимость. Основная часть людей была снята с учета в первые 2-3 месяца после объявления амнистии. Есть, кстати, такие, которые отказались от амнистии сами", – сказал он.


Также журналистов интересовал международный опыт в сфере наказаний, не связанных с лишением свободы. "Мы, безусловно, сначала досконально изучили опыт применения мониторинга подконтрольных лиц в США и Великобритании, – уточнил Карагодин, – И хочу отметить, что мы намного опережаем коллег в этом вопросе. Система показала свою эффективность уже через два года. Это очень хороший результат. Сейчас ведутся разговоры о том, чтобы в усовершенствованный электронный браслет встроить алко- и наркотестеры. В США уже практикуют вживление чипа под кожу вместо использования браслета. Но, по нашему мнению, у нас нет необходимости в этой технологии. С браслетом можно и в сауну, и в баню, а чип легко может вызвать аллергию у человека".
В заключение Максим Карагодин отметил, что на данный момент в Свердловской области чуть меньше 20 человек находятся под домашним арестом, из них большая часть – в Екатеринбурге. "Мы стремимся к тому, чтобы практика применения наказаний, не связанных с лишением свободы, распространялась и активно внедрялась. Согласно исследованиям, уровень рецидивной преступности среди осуждённых, не изолированных от общества, с каждым годом снижается", – уточнил он.
Он также отметил, что оборудование для мониторинга производят в Самаре. На данный момент в Свердловской области находится около 1100 комплектов, при этом такая техника стоит недешево: примерно 100 тысяч рублей за комплект. "Но, несмотря на это, такой вариант дешевле, чем содержать человека под стражей.Ээкономия составляет от 30 до 35%", – пояснил Максим Карагодин.


При использовании материалов ссылка на организаторов пресс-конференции обязательна.