Все новости

Александр Бурков: не в ударении дело…

© Пресс-служба губернатора Омской области
Губернатор Омской области ─ в спецпроекте ТАСС "Первые лица регионов" (беседа состоялась в июле 2018 года, когда Александр Бурков занимал должность врио главы региона)
Андрей Ванденко 
Автор
Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.

Часть 1
О беглых и ссыльных, переломе позвоночника, батоне хлеба и Александре Невском

Как надо правильно вашу фамилию ударять, Александр Леонидович? На каком слоге?

Да как душа просит! Где хотите, там и ударяйте. Мне привычнее, чтобы акцент был на букве "у" БУрков, но всем ведь не вложишь, поэтому спокойно реагирую на оба варианта. Мой старший брат, которому тоже не раз задавали похожий вопрос, однажды пошутил: видимо, в нашей глуши французы никогда не жили. Лишь они ставят ударение в именах и фамилиях на последнем слоге.

Значит, с актером Георгием БуркОвым вы даже не однофамильцы?

Именно так всегда и отвечаю: не имею никакого отношения, к чужой славе примазываться не хочу. Георгий Иванович был артистом, что называется, от бога. Увы, судьба не сводила, не удалось встретиться.

Из того поколения у меня сложились близкие отношения с Валерием Золотухиным. Мы познакомились в 1998 году. Я баллотировался в заксобрание Свердловской области, и мой штаб решил привлечь к участию в избирательной кампании кого-нибудь из известных людей. Собирались позвать Бари Алибасова и группу "На-На". Я говорю: "Не-не, не надо, подождите. Не тот формат". А потом в Екатеринбург приехал Валерий Сергеевич. Мы пообщались, и он сказал, что поддержит мою кандидатуру. С тех пор и завязалась дружба.

Потом Золотухин прилетал в 2004 году, опять агитировал за меня. Он уже плохо ходил, с тросточкой, и я поражался процессу преображения человека, так сказать, в артиста. Приезжали в какой-нибудь сельский Дом культуры, Валерий Сергеевич с трудом хромал к сцене, в последний миг отбрасывал трость и… Не скажу, будто открывалось второе дыхание или вырастали крылья, но он становился другим, жил публикой, игрой. Я восхищался его силой воли, творческим талантом. И сердечной добротой.

Мне хотелось понять природу взаимоотношений Золотухина с Высоцким. У них же были определенные разногласия. Я задавал много вопросов, читал мемуары Валерия Сергеевича, как-то получил в подарок книгу с автографом. Золотухин был такой… настоящий сибирский мужик. Со своей философией, взглядами на жизнь, любовью к родной алтайской земле.

А вы каких кровей будете?

Родом я из Кушвы. Это шахтерский городок в Свердловской области, километров двести на север от Екатеринбурга. Урал когда-то называли краем беглых и ссыльных, и это в полной мере относится к моей семье. Скажем, прадед по материнской линии в Русско-японскую служил в кавалерии, потерял ногу, вернулся в Вятскую губернию, стал поднимать хозяйство. Держал наемных работников ─ а иначе инвалиду было не управиться на земле. Когда в двадцатые годы пришли большевики, чтобы раскулачивать, усадил в телегу трех дочерей, молодую жену и отправился на Урал.

Урал когда-то называли краем беглых и ссыльных, и это в полной мере относится к моей семье

Родня по отцовской линии бежала с Волги, из Марий Эл. Дошли до Бийска, потом вернулись на Урал, осели в Кушве. Дед Михаил после Великой Отечественной был кузнецом.

А мама с папой, получается, оба кушвинские, коренные.

Отец всю жизнь проработал в литейке. Сначала управлял мостовым краном на паровозоремонтном заводе, потом ─ на заводе прокатных валков. Условия труда в горячем цехе тяжелейшие. Тридцать градусов жары зимой и летом, свист, грохот, пыль… Помню, пацаном встречал батю после дневной смены. Стоишь, ждешь, а они идут толпой ─ похожие друг на друга, как братья, черные, чумазые от копоти, в одинаковых суконных куртках и штанах, с касками на головах…

Бати не стало рано, на пятьдесят пятом году. Не выдержало сердце.

С матерью, Людмилой Павловной Личный архив Александра Буркова
Описание
С матерью, Людмилой Павловной
© Личный архив Александра Буркова

Мама трудилась на железной дороге: в восемнадцать лет начинала билетным кассиром на станции Гороблагодатская, дослужилась за сорок лет до заместителя начальника вокзала.

Родителей в Кушве все знали. Куда ни придешь, спрашивают: Людмилы Павловны сын? Говорю: да…

Обычная рабочая семья. Виктор, который старше меня на шесть лет, окончил политех в Екатеринбурге и пошел по стопам отца в вальцелитейный цех. Как-то в плавку ошиблись формовщики и, что называется, не туда пролили пять тонн горячего металла. Брата в тот раз сильно обожгло. Он следил за процессом как мастер участка, а батя вел заливку. Когда расплавленная лава прорвалась и потекла по цеху, народ бросился врассыпную, Витя тоже побежал, но металл догнал… Что-то попало за шиворот, что-то в ботинки. Ожоги первой степени. Месяц провалялся в больнице, был на легком труде, пока все окончательно не зажило.

У вас в детстве ведь тоже случались приключения.

У меня ─ так, по мелочи. Спорт, пацанские шалости… Нашими соседями были ребята из детдома. Понятное дело, сходились где-нибудь на площадке или во дворе. Дрались. Еще любили по стройкам лазать. Когда убегали от сторожей, прыгали со второго этажа, ломая руки-ноги.

Я доскакался до перелома позвоночного отростка в грудном отделе. Это случилось в девятом классе. Две недели неподвижно отлежал на щите. Пластом! С травмой позвоночника шевелиться категорически нельзя.

Что родители сказали?

А что в такой ситуации говорить? Спасибо, что живой. Как-то, помню, расшибли лоб, иду домой, реву, а батя с порога: "Чего пришел? Дуй обратно, дерись!" Я попытался объяснить, что их больше, они старше, а отец даже бровью не повел: "Ну и что? Бери камень, бей!" Так и воспитывал… У нас отродясь не было: ах, папа, меня обидели, помоги, защити!

Поэтому и на травму позвоночника отреагировали спокойно. Вышел из больницы, а через пару недель ─ эстафета: мы всегда бежали 9 мая, я выступал за сборную школы. Мне говорят: "Саша, надо". Отвечаю: послушайте, да я еле ноги переставляю, мышцы атрофировались после долгой лежки. Когда по ступенькам иду, колени подгибаются, меня за локоть поддерживают. Какой тут бежать? Словом, честно сказал, что вряд ли помогу. Начали уговаривать: мол, хотя бы соточку пробеги за второй состав, а то людей не хватает. И я сдуру согласился. Закончилось тем, что поставили в первую команду и дали этап ─ четыреста метров. Вот это была жесть, скажу вам! Добежал и рухнул, хорошо, брат успел подхватить на руки. Еще метров за сто до финиша дурно стало. Начал отключаться, терять сознание. А забег шел по центральной площади города, народ стоит, орет, я понимаю, что останавливаться нельзя, кое-как дотянул, хотя ноги судорогой сводило.

 А что за история с батоном?

─ Пацаны ведь вечно голодные, организм растет, еды требует. Денег было мало, хватало на пирожки с картошкой за четыре копейки... В общем, в третьем классе ребята подговорили стащить батоны из продуктового магазина. Шайкой налетели, похватали ─ и деру. Я бежал последним, замешкался. Передние выскочили, а у меня кассир успела шапку с головы сдернуть… Куда я без нее зимой пойду, что дома скажу? Вернулся, говорю: тетенька, верните, больше так не буду…

Сильнее подействовал не ремень отца, а слова мамы: "Как ты мог, сынок, взять чужое?" Памятный урок! Это мое первое и последнее воровство в жизни

Вызвали маму, она, конечно, в слезы. И это на меня произвело очень сильное впечатление.

Слышал, вы до сих пор к Людмиле Павловне обращаетесь на "вы"?

Да, все удивляются, когда узнают. Не могу толком объяснить, почему так повелось. С отцом были на "ты", а маме говорю только "вы". Может, в этом есть какое-то дополнительное уважение, почтение…

Она никогда не била нас с братом, хотя батя мог выпороть. Если расшалимся с Витей не в меру, драку заведем, прибегала, тапкой отшлепает, потом идет на кухню и плачет. Это максимум. Мы приходим, просим прощения… До сих пор картина перед глазами. Не могу переносить мамины слезы.

И тогда в магазине стало очень стыдно, что фамилию опозорил.

Конечно, дома получил хорошую взбучку, но сильнее подействовал не ремень отца, а слова мамы: "Как ты мог, сынок, взять чужое?" Памятный урок! Это мое первое и последнее воровство в жизни. Пообещал, что никогда подобное не повторится, и слово держу.

Хотя отношения в семье не были сентиментальными, а условия ─ слишком комфортными. Скорее, наоборот. Первое время жили в коммуналке, одиннадцать квадратных метров на четверых, летом туалет ─ во дворе, зимними ночами его заменяло ведро. Это даже не Кушва, а Степановка, рабочий поселок. Мама с утра до вечера ─ на вокзале, отец ─ на заводе, а мы с Витей предоставлены сами себе.

Потом бате дали отдельную квартиру, но это мало что изменило. Прибежишь из школы, забросишь портфель ─ и на улицу. Ключ от двери болтается на шее, чтобы не потерять…

Вас ведь назвали в честь князя Невского?

Родители ломали голову над именем, а Витя приходит и говорит: давайте Александром. Как Невского. Тогда показывали художественный фильм о нем. Тот, что еще во время Великой Отечественной сняли. "Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!" Созвали семейный совет. У нас важные вопросы всегда вместе обсуждали. Бабушка Люба была глубоко верующей, пела в хоре Михайло-Архангельской церкви. Она и дала добро на имя. Мол, назовем не только в честь полководца, но и святого, издревле чтимого на Руси. Ему она доверяла горячие молитвы обо мне.

Помню, когда решил жениться, тоже пришел за советом к бабушке: "На какой день лучше назначить свадьбу?" Открыла свой "талмуд", календарь церковный, говорит: в апреле нельзя ─ пост, потом ─ Пасха. Спрашиваю: "А в мае?" Отвечает: "Всю жизнь будешь маяться". Я взмолился: "Невеста не хочет до лета ждать!" Бабушка Люба руки развела: "Значит, у тебя, внучек, только один день остается ─ 30 апреля".

Так и поженились. Согласно рекомендациям... И вот уже столько лет с Татьяной вместе.

Вы учились в одной группе?

Да, на теплоэнергетическом факультете Свердловского политеха. Но в институте даже не дружили. Общались, но тогда меня влекло стройотрядовское движение, у нас была своя жизнь. За время учебы я успел четырежды съездить на "целину" ─ так это у нас называлось.

В первую же поездку заработал большие деньги. Тысячу четыреста тридцать рублей за два месяца. Для 1985 года сумма огромная, тогда, если помните, инженеры зарплату получали раз в десять меньше.

Не прокутили?

Понимал: на заработанное надо будет жить минимум год. Я первый курс пробегал в одной и той же демисезонной одежде. Зимой на Урале при тридцати градусах мороза в ней не слишком комфортно. Поэтому после стройотряда слетал в Москву, приоделся, накупил подарков родне маме, отцу, брату. Ну и шиканул слегка: прокатился на такси от Екатеринбурга до Кушвы. Но некоторые ребята по три машины заказывали, чтобы в одной ехать, а в других рюкзак и вещи везти… Кто-то в Сочи гулял до победного конца, в карты все проигрывал. Я не мог себе такого позволить. Да и не хотел. Привык поступать рационально. И во время учебы грузчиком подрабатывал, стипендию давали не всегда, а просить у родителей не мог. Нас с парнями на всех базах Екатеринбурга знали. Раскидаешь за ночь вагон картофеля и получаешь по червонцу на нос. За любой груз брались: говяжьи туши, сахар, крупы, мед, овощи, дрожжи, фрукты… И разнорабочим на стройку выходил. Святое дело!

Во время учебы грузчиком подрабатывал. Стипендию давали не всегда, а просить у родителей не мог

А с Татьяной мы случайно встретились через несколько месяцев после окончания института. Это конец 89-го года. И как-то все завертелось-закрутилось... Она родом из Екатеринбурга, распределилась в НИИ, я пошел по специальности инженером-теплоэнергетиком на небольшое предприятие.

С супругой Татьяной Личный архив Александра Буркова
Описание
С супругой Татьяной
© Личный архив Александра Буркова

Моя теща работала в Институте экономики Уральского отделения Академии наук, профессор, доктор, лауреат премии Совета министров СССР за исследование ванадиевых руд. Награду Ольге Александровне вручал Борис Ельцин, тогда еще первый секретарь обкома партии.

Тесть тоже был из научной среды, но, к сожалению, рано ушел из жизни после второго инсульта.

Вас в новую семью сразу приняли? Все же вы, скажем так, несколько иного происхождения.

Сердца будущих родственников я завоевал, еще ходя в женихах Татьяны. Как-то поехали на дачу к ее родителям. У них полдома в Сысертском районе, на пару с друзьями из института математики. Маленький садовый участок, клумбы, две грядки картошки. А у нас в Кушве ─ огород на восемнадцать соток, и меня, пока не окучил все да не полил огурцы-помидоры, никто не отпускал на улицу. Даже когда уже работал в правительстве Свердловской области. И вот, значит, приезжаем мы с Татьяной, а будущий тесть с соседом проводят серьезное совещание, что-то оживленно обсуждают. Спрашиваю: "Тань, о чем дискуссия?"

Да вот, говорит, решают, когда картошку окучивать и сколько времени уйдет, хватит ли пары выходных. Я глянул на грядки: "Вот это?! Так давай все сделаю".

Словом, пока мужики совещались, управился с прополкой. Они глазам не поверили! С тех пор у нас в отношениях идиллия, теща сегодня ─ как вторая мама. Ольга Александровна по характеру очень открытая, доброжелательная, любящая всех.

Какое-то время мы даже жили под одной крышей. Первую квартиру-полуторку я купил в районе Екатеринбурга под названием Эльмаш ─ это, будем откровенны, не самая благополучная часть города. Я тогда работал в компании "ИстЛайн", много и часто мотался по командировкам, поскольку отвечал за организацию перевозок, налаживание связей с авиапредприятиями от Минска и Тбилиси до Хабаровска и Владивостока. Пока колесил по городам и весям, Татьяна сидела одна. Как-то возвращаюсь из недельной поездки, а она говорит: "Знаешь, родной, без тебя жить здесь не буду". Спрашиваю: "Что стряслось?" Объясняет: "Когда с каждой лавочки в девять утра предлагают выпить, это не нормально". Вот мы и перебрались к теще в двухкомнатную квартиру, почти три года обитали там вчетвером. Плюс кошки.

Я уже был вице-премьером областного правительства.

Часть 2
О расстрельной должности, русском мате, Чубайсе, Кохе, Росселе и старшем брате

Но вы до того успели и в Москве поработать?

Да, в 1992-м меня взяли специалистом в Рабочий центр экономических реформ при правительстве Российской Федерации. Это была новая структура, созданная Егором Гайдаром. Сегодня трудно поверить, но тогда в нее набирали без всякого блата и протекции. Я отправил идеи и предложения, они понравились, меня пригласили на собеседование, предложили должность. Сначала в екатеринбургском филиале, потом перевели в Москву.

Там я работал до 95 года, пока избранный губернатором Эдуард Россель не позвал в правительство Свердловской области на позицию вице-премьера, председателя комитета по управлению госимуществом.

Приезжаю на собрание акционеров Качканарского ГОКа, а там ─ люди с автоматами. С одной стороны и с другой... А я, значит, между ними прыгаю, держатель золотой акции

Тогда и начались войны с блатным миром… Суровое времечко! Помню, приезжаю как представитель государства на собрание акционеров Качканарского ГОКа, входившего в Нижнетагильский металлургический завод, а там ─ люди с автоматами. С одной стороны и с другой... А я, значит, между ними прыгаю, держатель золотой акции…

Насмотрелся на всякое. Благо, вырос в городе, где хватало людей с уголовным прошлым, понимал, как общаться с такой публикой. Это, кстати, помогло и в 2008-м, когда в Североуральске случилась забастовка. У шахтеров возник жесткий конфликт с местной администрацией и профсоюзом, сто человек остались под землей, отказавшись подниматься на поверхность. Я уже был депутатом Госдумы, и спикер палаты Борис Грызлов командировал туда делегацию.

С автором проекта "Первые лица регионов" Андреем Ванденко Дмитрий Феоктистов/ТАСС
Описание
С автором проекта "Первые лица регионов" Андреем Ванденко
© Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Трое суток мы убеждали владельца предприятия Олега Дерипаску и его менеджеров пойти на контакт с рабочими. В итоге создали комиссию по решению трудового спора. Профсоюзы согласились, подписали бумагу, их представители спустились к горнякам, вернулись и говорят: "Не можем поднять народ. Не хотят нас слушать".

Шахтеры сидели на глубине 700 метров десятые сутки. Пятерых с подскочившим давлением отправили наверх, остальные вошли в раж, уперлись, несколько человек объявили голодовку. Требуют: "Пусть кто-то из начальства придет сюда и попробует лично нас убедить". Понятно, сторона работодателей в диалог вступить не могла. Бывший министр финансов Александр Лившиц, ставший замом Дерипаски в компании "Русский алюминий", начал рассуждать, мол, мы не должны идти на поводу, нельзя повышать зарплату бастующим. Я посоветовал Александру Яковлевичу подойти к окошку и выглянуть на площадь. В те дни весь город дежурил у шахтоуправления. Жены, дети… За такие слова люди порвали бы любого!

В итоге решили, что под землю отправимся мы, два депутата. Как нейтральная сторона. Со мной был Георгий Леонтьев от "Единой России", бывший мэр Заречного. Опустились на 700-й горизонт. Стоят сто человек, черная масса. Половина уже кашляет от простуды и сырости. Мужики смотрят хмуро, молчат. Там, в забое, я еще раз понял, почему в годы войны Гитлер отдал приказ не брать в плен две категории советских бойцов ─ матросов и шахтеров. Действительно, это одна семья. Понимают друг друга с полувзгляда, готовы умереть за товарища, от каждого зависит жизнь всех, кто с тобой в бригаде и клети...

Георгий Карпеевич, начав разговор, как бы в шутку сказал: "А ведь забастовка ─ подсудное дело". Тут же получил ответ: "Слышь, мужик. Ты пугать пришел? Дальше Ивделя не сошлют, а там мы уже были". Это город на самом севере Свердловской области, там находятся зоны строгого режима. Смотрю: а многие бастующие, действительно, "напортаченные".

В наколках?

Ну да, разукрашенные. Нательная живопись, картинная галерея на руках, груди и спинах… В общем, я сказал: "Георгий Карпеевич, дай-ка перетереть с мужиками". Каску снял, положил на стол и стал говорить. Какие аргументы приводил, уже не вспомню. Мы ведь тоже трое суток без сна, на нервах. В память только врезались нетесаные доски и тусклый свет… С полчаса, наверное, шел диалог, в конце мне говорят: "Ладно, Леонидыч, езжай наверх, мы подумаем". Прошло двадцать минут, и все поднялись на-гора. Город встречал их, как героев. Реально!

Сам не ожидал, что знаю столько матерных слов

А через год мне в подарок прислали диск с записью того разговора.

Послушал, и уши в трубочку свернулись. Откровенно говорил мужикам все, что думаю об олигархах, о поведении властей ─ местных и федеральных. И излагал все на доступном, чистом русском языке. Сам не ожидал, что знаю столько матерных слов. В ужас пришел! С другой стороны, видимо, это и сблизило с шахтерами, помогло им услышать наши доводы.

В работе главой комитета по приватизации тоже прибегали к обсценной лексике?

По-разному. С учетом конкретной ситуации. Как-то была история в Качканаре на заводе по ремонту горного оборудования "Металлист". Собрание проходило в курилке токарного цеха. Заходят двое, смотрят с недоверием, слушают, потом говорят: "Красиво излагаешь, начальник. А выпить тебе с мужиками слабо?" Отвечаю: "Наливай". Достают бутылку, а в ней плещется что-то подозрительное оранжевого цвета. Ну, думаю, попал! Это был технический спирт, марганцовкой поправленный. Такое лучше не пить, если жить хочешь. Но отступать некуда. Махнул стопку. Спрашивают: "Добавить?" Говорю: "Не, хватит, а то вам мало останется".

А с реальными угрозами сталкивались, Александр Леонидович?

─ Всякое случалось. Я же безбашенный был, в батю. Тот дрался до самой смерти, если что-то не по совести. Не прощал, не спускал, за справедливость стоял.

Помню, и я в стройотряде так отдубасил товарища за предательство, что тот в окошко выпрыгнул со второго этажа, от меня спасаясь...

Со временем, конечно, многое ушло, жесткость излишняя. Вице-премьером я стал в двадцать девять лет, пацан, по сути. Мне было без разницы, кто сидит или стоит напротив, не сознавал степень опасности. Скажем, на выборах в заксобрание Свердловской области моим оппонентом шел Павел Федулёв, классический рейдер из первой волны. Ему нужна была депутатская неприкосновенность, чтобы не сесть. А я выиграл выборы. И Федулёва через неделю "закрыли".

Недавно ему дали, кажется, четырнадцать лет колонии строгого режима за семь доказанных убийств. Ну, было бы на его счету одним больше, какая разница? Он убивал партнеров, наемных работников, кого угодно. Наверное, меня спасало, что я успел стать публичной фигурой.

Михаила Маневича, вашего питерского коллегу, это не уберегло...

Поразительно, мы с Мишей вместе летели из Женевы за неделю до его гибели. Возвращались из командировки, в самолете сидели рядом, планы обсуждали, болтали, шутили...

Анатолий Чубайс, клявшийся на могиле Маневича, что найдет его убийц, и в вашей судьбе ведь сыграл определенную роль?

Анатолий Борисович и Альфред Кох, возглавлявший Госкомимущество, категорически возражали против моего назначения. Когда мы с Росселем приехали на утверждение, Кох минут сорок нас не принимал, держал в приемной. Эдуард Эргартович к такому обращению не привык, бегал по коридору, как по клетке, потом подошел ко мне и говорит: "Запомни, Александр Леонидович, Кох ─ не немец. Не немец!"

Я в стройотряде так отдубасил товарища за предательство, что тот в окошко выпрыгнул со второго этажа

Россель был мужиком авторитетным, фактически он продавил назначение, сказал: "Мое решение, беру ответственность на себя". К тому моменту я уже национализировал часть "Уралмаша", прибранного к рукам Кахой Бендукидзе. Это и не понравилось Чубайсу с Кохом.

Мы вернули в госсобственность оборонные цеха, создали 9-й завод, который до сих пор работает. Там современное механическое, гальваническое производство. Доказали потом через суды и постановления, что все надо возвратить государству.

Купить вас не пытались?

Говорю же, молодой был, отмороженный. Да и тот батон хлеба из детства сыграл роль. Даже мысли не допускал, что кто-то зайдет ко мне "порешать вопросы". Я получал огромное удовольствие от работы, от того, что занимаюсь реальными делами, вижу результаты.

Тем не менее в 98-м вы ушли из правительства Эдуарда Росселя, а в 99-м выдвинулись против него на выборах губернатора Свердловской области.

Когда мы познакомились в 94-м, это был один человек ─ открытый, деятельный, готовый к вызовам. Через пять лет Эдуард Эргартович стал другим. Я ушел, поскольку не мог смотреть, как наносится ущерб региону, идет очередное разграбление, не хотел становиться невольным соучастником.

Вскоре я выиграл выборы в областное заксобрание. Администрация поддерживала другого кандидата, но тогда начались массовые задержки по заработной плате, в моей родной школе учителям по одиннадцать месяцев деньги не выплачивали. Я потребовал погашения долгов, указав на источники финансирования, и народ за меня проголосовал.

Выдвигаться в губернаторы не собирался. Мы предложили стать кандидатом Евгению Примакову, чтобы уже потом он двинулся в премьеры или президенты. Собрали сорок тысяч подписей в поддержку, съездили в Москву, встретились с Евгением Максимовичем. Он поблагодарил за доверие, но сказал, что как человек системный и командный не может принять наше предложение.

Ничего не оставалось, как идти мне. Результат получился неожиданно хорошим, я пробился во второй тур, опередив Аркадия Чернецкого, мэра Екатеринбурга. В итоге Росселю пришлось за две недели между турами отыскать в бюджете триста миллионов рублей (по тогдашнему курсу десять миллионов долларов), чтобы рассчитаться со всеми бюджетниками.

Мы же проводили акции принудительного диалога и объясняли людям, что деньги есть.

Что за диалог такой?

Записываешься на общественный прием к главе района или города, приходишь с группой учителей либо врачей и говоришь: "Выполните обязательства по выплате заработной платы".

Первый принудительный диалог длился одиннадцать суток, все это время мы не выходили из кабинета мэра Кушвы. Градоначальник убегал от нас, прятался, на ночь запирал двери, еду и воду на третий этаж нам по веревке передавали...

А полиция?

─ Все было, и тагильский ОМОН присутствовал, но мы ведь не нарушали закон, никому не мешали, наоборот ─ требовали выполнения прямых обязанностей, просили дать согласованный график погашения долгов перед работниками детсадов, школ, больниц.

Вывести из игры вас не пытались?

Обязательно! Мочили конкретно. Вплоть до физического воздействия. От греха подальше на время избирательной кампании я вывез из области всю семью. Включая маму.

Мочили конкретно. Вплоть до физического воздействия. От греха подальше на время избирательной кампании я вывез из области всю семью

А Витю, брата, между турами хотели "закрыть". Он работал заместителем директора по производству на родном заводе в Кушве. Приехал ко мне утром следующего дня, когда стало известно, что я вышел во второй тур. Спрашивает: "Куда детей девать?" Отвечаю: "Ну, мы охрану поставим, местных ребят-афганцев попросим, подстрахуют". Говорит: "А мне что делать?" Я посоветовал: "Тебе бы в командировку на пару недель…" Вечером он уехал, а утром ОБЭП нагрянул ─ сразу местный и областной. Витя вернулся после второго тура, пошел в управление милиции: "Ребята, кому сдаваться?" Говорят: "Свободен, вопросов больше нет, твой брат проиграл".

Виктора каждый раз пытались за решетку упечь, когда я куда-нибудь выдвигался.

В 2013-м посадили-таки, дав за взятку четыре года условно.

Я тогда баллотировался на пост мэра Екатеринбурга, и брата прихватили… Он был заместителем главы администрации Октябрьского района, сначала ему предъявили взятку, потом переквалифицировали на статью о превышении должностных полномочий. Месяца два отсидел в СИЗО. Когда вышел, спрашиваю: "Как было в камере?" Отвечает: "Как в вальцелитейном цехе. Те же люди". Витя всегда говорил, что на формовочном участке никто не задерживается ─ ни бывшие афганцы, ни крутые десантники. Лишь две категории справляются ─ женщины-татарки и мужики-рецидивисты. Очень тяжелый труд!

А с Виктора обвинения потом сняли, все закончилось административным штрафом и запретом занимать должности на госслужбе в течение трех лет. Сейчас работает замом по производству на радиотехническом заводе в Екатеринбурге.

Никогда не упрекал, что карьеру ему сломали?

Знаете, брат столько раз за меня подставлялся, выручал, что со счета сбиться можно. Так с детства пошло. И потом ─ в институте, в самостоятельной жизни. Одно слово: старший. Очень его уважаю.

И с выбором профессии Виктор помог. Сказал: "На металлургический факультет не ходи, хватит нас с батей, нахлебались. Надо что-нибудь посовременнее". И посоветовал идти в энергетики. Эта специальность на любом производстве есть.

Мама по-прежнему живет в Кушве, так и не смогли переманить ее в Екатеринбург. Говорит: "А зачем? Тут мои друзья, могилы близких". Но в гости приезжает часто. Особенно к внукам. У Виктора дети подросли, а у меня сын еще маленький. Володе шесть лет, вот мама постоянно его навещает.

В Омске уже несколько раз была. Едва перебрался, она сразу: "Мне надо к тебе приехать, посмотреть, как живешь". Первым делом отправилась в церковь. Спрашивает: "В какую идти?" Говорю: "Кафедральный Успенский собор рядом". Погостила, задаю вопрос: "Ну как, мам?" Отвечает: "Нормально. Живи, работай".

Вы арендуете квартиру?

─ Сначала поселились в служебную. Это была студия-полуторка. Решили сами снять жилье побольше. О покупке думаем, но надо лучше с городом познакомиться, а я пока лишь в рамках встреч с населением изучаю отдаленные районы. И у жены свободного времени не так много. Ребенком занимается.

Татьяна легко согласилась на переезд?

Последние десять лет я был депутатом Госдумы, в Москве мы жили в служебной квартире на улице Улофа Пальме. После родов Таня перебралась к маме в Екатеринбург. Для нее там все знакомо, понятно. Вот ─ детская поликлиника, садик, дача, сосновый лес. Здесь в бытовом отношении пришлось начинать с нуля. Это главная сложность. Впрочем, жена воспринимает перемены спокойно, как и положено.

У нее бизнес?

Громко сказано! Остался магазин верхней одежды в Екатеринбурге. Раньше было, по-моему, пять в разных торговых центрах. Кризис подкосил, Таня передала дела коллективу, всем управляет дирекция. В том единственном магазине одеваются моя мама с тещей. Могут даже на примерку не ездить, продавцы знают их вкусы, размеры, предпочтения, присылают вещи на дом.

А у жены сегодня главная забота ─ наш маленький сын.

Часть 3
О бизнесе, "заплыве" через Иртыш, обманутых дольщиках, экологии и пенсиях

Вы ведь тоже пробовали заниматься бизнесом?

Уже рассказывал, что в ранние девяностые отвечал за грузоперевозки, международный туризм в компании "ИстЛайн", работал заместителем гендиректора. Но это был лишь начальный этап, потом Дима Каменщик, который пришел таким же наемным работником, как и мы, развил бизнес, выкупил у акционеров их доли, приобрел аэропорт "Домодедово", превратив его в один из крупнейших и лучших в России.

Я выбрал иную стезю, ушел в политику. Повидал много бизнесменов, приходивших в нее. Задержались единицы. Мне кажется, здесь шире спектр возможностей, выше уровень ответственности, масштабнее задачи. В бизнесе попроще. Есть экономические законы, формулы, показатели эффективности, EBITDA. А в политике надо учитывать мнение населения, политические, социальные составляющие, массу прочих аспектов. Правда, был момент, я подумывал, не вернуться ли в бизнес, но решил остаться в депутатах.

Вас не смущало, что в массе люди не самого высокого мнения о народных избранниках?

С президентом РФ Владимиром Путиным во время встречи в Кремле, 2017 год  Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Описание
С президентом РФ Владимиром Путиным во время встречи в Кремле, 2017 год
© Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Нельзя скопом судить обо всех. Скажем, при моем участии по стране созданы 78 центров защиты прав граждан, запущена система общественного контроля. Успешным оказался проект "За справедливое ЖКХ", который мы реализовали в Свердловской области. Он позволил сохранить жителям более пятидесяти миллиардов рублей после пересчета незаконно собранного за отопление и прочие коммунальные платежи.

Еще в 2013 году я докладывал о ситуации Владимиру Путину на совещании в Бочаровом ручье, говорил, что так называемый частный бизнес в ЖКХ прекрасная кормушка для городских чиновников, набивающих свои карманы.

Это была ваша первая встреча с президентом?

Да, там присутствовали по два человека от каждой политической партии из Госдумы. Я представлял "Справедливую Россию".

А через четыре года глава государства подписал указ о назначении вас врио губернатора.

Тогда не мог предвидеть подобного, в мыслях не держал. Благодарен, что Владимир Владимирович направил меня в Омск, а не куда-нибудь в другие края. Насколько знаю, первоначально рассматривалось несколько регионов.

Новому человеку сподручнее выстраивать равноудаленные отношения между властью и бизнесом, политическими, экономическими элитами в регионе

Но решал, понятно, не я. Назвали уже окончательный вариант. Мог согласиться или сказать нет. Так и оказался там, куда ─ будете смеяться! ─ не попадал раньше даже проездом. Скажем, в Новосибирске знаком со многими, еще студентом работал в стройотряде в Красноярском крае на КАТЭКе. А в Омск впервые приехал 11 октября 2017 года.

В принципе, логично. Новому человеку сподручнее выстраивать равноудаленные отношения между властью и бизнесом, политическими, экономическими элитами в регионе.

Бросили в реку Иртыш и сказали: "Плыви!"

Примерно так. Считаю, адаптация прошла относительно безболезненно, хотя начинал с чистого листа, это факт. Теперь любая ошибка ─ мой собственный просчет, пенять можешь лишь на себя.

У Омской области есть свои особенности. Скажем, здесь много населенных пунктов, где компактно проживают представители той или иной национальности ─ эстонцы, латыши, литовцы, украинцы, белорусы, немцы, казахи, даже казаки. С сохранением культуры, аутентичного быта. В Свердловской области такого почти нет. На мой взгляд, это отличная перспектива для развития туризма.

Это все-таки версия для приезжих. У живущих здесь на повестке наверняка иные темы. Не придется людям прибегать к "принудительному диалогу", чтобы добиться от вас желаемого?

Нет необходимости. Я активно общаюсь с жителями, встречаюсь, отвечаю на все вопросы.

Знаете, в октябре прошлого года моя первая рабочая поездка была на север Омской области. Попросил собрать на общественный прием всех, у кого есть ко мне вопросы, пригласить мэра, прокурора, начальника полиции. Сижу, разговариваю и понимаю: из девяти пришедших только один, что называется, не засланный казачок. Женщина прорвалась. Остальных специально подготовили, чтобы шпарили по заранее написанным темам.

Я популярно объяснил: так дело не пойдет. Теперь перед моим приездом дается объявление в газете, у местных домов культуры размещаются большие плакаты, прийти на встречу может любой желающий. Плюс актив, конечно.

Хотите ─ расскажу о первом сильном впечатлении в Омске? Обратил внимание, что у здания областной администрации митингуют люди, а все равнодушно проходят мимо. На совещании спрашиваю у коллег: "Кто это?" В ответ слышу: "Ну, дольщики стоят". Говорю: "И что?" ─ "Они всегда здесь стоят". Начинаю разбираться: "Сколько дольщиков?" ─ "Ну, домов девятнадцать. Или двадцать". Следующий мой вопрос: "А людей?" ─ "69 человек". Но так не бывает, чтобы на два десятка высотных и многоквартирных домов столь мизерное количество жителей. Не бьется цифра!

Встретился с митингующими, собрал информацию, выяснилось: домов более тридцати, обмануты три с лишним тысячи человек. Правда, на совести областного правительства пять домов и 637 дольщиков.

Деньги с народа собрали и куда-то увели. Да, кого-то осудили, но коробки стоят недостроенные, людям жить негде. Сейчас делаем первые шаги. Убрали для дольщиков налог на землю, чтобы долги не копились. Запустили механизм бесплатного подключения сетей. Три дома сдали, до конца года еще шесть введем. Все сложно, но хотя бы сдвинулись с мертвой точки.

А с экологией что? Прошлогодний выброс этилмеркаптана народу сильно не понравился. Но виновника так не нашли.

Может, особо и не искали. На будущее постараемся не допустить повторения подобного загрязнения атмосферы, но сейчас по хвостам бить уже поздно, а главное бесполезно. Министра природных ресурсов Винокурова я снял с должности за то, что не предпринимал усилий даже согласно регламенту. Предложил написать заявление по собственному желанию, он сделал. Обычно даю людям уходить по-хорошему, иногда помогаю устроиться на другое место работы. Знаю, не всем нравится мое подобное отношение, но я считаю, что те, кто дослужился до министра, достойны уважения, нельзя вытирать о них ноги.

Я считаю, что те, кто дослужился до министра, достойны уважения, нельзя вытирать о них ноги

Конечно, речь не идет о совершивших правонарушения, тем более ─ преступления. Если за человеком конкретные грехи, он открыто воровал, какое тут может быть заступничество? Это уголовная статья. А, скажем, главы областных Минстроя и Минпрома наказаны уже тем, что лишились солидной должности и не самой маленькой по местным меркам заработной платы.

Это первый момент.

И второй: у нас не так много кадров, чтобы разбрасываться. Все равно приходится тасовать одну и ту же колоду.

Скажем, я нашел троих толковых ребят среди победителей конкурса "Лидеры России". Все попали в сотню лучших. Переговорил с каждым, никто не согласился переехать в Омск. Хотя предлагал министерские посты с перспективой стать зампредом правительства. Нет, отказались.

Почему?

Во-первых, уровень комфорта. Как ни крути, Омск ─ не Москва, со столицей нам тягаться трудно.

Ну, и второе. Пожалуй, главное. Потенциальные соискатели приезжали сюда, смотрели, оценивали, с каким бюджетом придется работать. Все трое прямо говорили мне, что с подобным ресурсом не решить, допустим, проблемы экологии или развития лесного хозяйства.

Область должна 46 миллиардов рублей. У Омска бюджет ─ 15 миллиардов, при этом прямых долгов по кредитам ─ 6 миллиардов рублей, еще 12,8 миллиардов ─ по судебным решениям. Вот и считайте. Цифры сопоставимы. Тем не менее живем, развиваемся, благо, федеральный центр оказал поддержку. Получили 15 миллиардов рублей субсидий, что позволило нам реализовать майские указы по повышению зарплат врачам и учителям. Запустили проект реновации школ, хотя не настолько масштабный, как хотелось. Пока латаем дыры, где-то меняем кровлю, вставляем окна. Выделили на этот год 550 миллионов рублей.

Я нашел троих толковых ребят среди победителей конкурса "Лидеры России". Переговорил с каждым, никто не согласился переехать в Омск

Занялись материальной базой здравоохранения, она в столь плачевном состоянии, что смотреть больно. На четверть увеличили финансирование отрасли. До конца года отремонтируем 24 медицинских учреждения, построим в отдаленных деревнях 21 фельдшерско-акушерский пункт.

Потенциал у региона высокий. Промышленный, аграрный…

Не противоречите себе, Александр Леонидович? Молодые и амбициозные ребята не увидели здесь достойных вызовов и перспектив, а вы согласились…

Наверное, причина в том, что я не столь молод, мне уже пятьдесят один…

А если говорить серьезно, мои амбиции простираются в несколько иной плоскости. Для меня Омск ─ не трамплин. Я пришел сюда надолго.

Не хочу, чтобы ответ прозвучал пафосно, но, убежден, нет ничего важнее, чем оставить положительный след на Земле. Жизнь быстротечна. Сначала растешь ты, потом появляются дети, внуки. Как вспомнят о тебе, что скажут? Никто в Кушве не произнесет о моих родителях ничего плохого ─ лишь хорошее.

Вот и я должен так жить, работать. Батя всегда учил: нет понятия "не хочу", есть слово "надо".

Нужно много трудиться. С полной отдачей. А оценит время. И люди. Они все понимают и видят.

Вы в гороскопы заглядываете? Про Тельцов говорят: медленно, но уверенно.

─ Что уверенно ─ факт. А скорость ─ понятие относительное. Помните наверняка: поспешишь ─ людей насмешишь. Необходимо учитывать различные аспекты, включая политическую ситуацию, опираться на жизненный опыт, выстраивать равный диалог на всех уровнях.

Нужно много трудиться. С полной отдачей. А оценит время. И люди. Они всё понимают и видят

Первое правило ─ не навреди. Как у врачей. Территория для меня новая, тут своя специфика, методы работы, ментальность. Стараюсь корректировать мягко. Если кто-то не понимает, проявляю твердость. В ноябре прошлого года была ситуация, когда область на двое суток осталась без общественного транспорта. Из-за долгов по топливу автобусы не вышли на линии, в результате люди не могли попасть в больницы, институты, школы. Это походило на саботаж.

В таких случаях действую быстро, жестко, расстаюсь с виновными без сантиментов и выходного пособия. Порядок должен быть.

Заметили в себе изменения за последнее время, Александр Леонидович?

─ Почувствовал, что хронически недосыпаю. Я ─ сова, по привычке ложусь поздно, а вставать приходится рано. Постоянно хочу спать. Не хватает времени на спорт, на лесные прогулки. Раньше это мне всегда помогало. Лучший способ снять стресс ─ лес.

Нет, глобальных перемен в себе не ощутил. Даже в рабочем кабинете почти ничего не трогал. Лишь повесил большую карту области и икону Николая Чудотворца, которую подарили, когда родился сын. Ну, еще в комнату отдыха привез из Екатеринбурга картину уральского художника. На ней изображены металлурги с Верх-Исетского завода. Она напоминает о моем отце и старшем брате.

Вот, собственно, и все. Помните, как в анекдоте? Не мебель надо двигать, а людей менять!

Омск