Все новости

Эксперт: вред экосистеме от разлива ГСМ в Норильске может быть меньше при невмешательстве

При естественном восстановлении почвы нефтепродукты испарятся с загрязненной поверхности или будут сорбированы растениями, сообщил декан факультета экологической безопасности и освоения шельфа МГУ им. Невельского

ВЛАДИВОСТОК, 9 июня. /ТАСС/. Ущерб для экосистемы при ликвидации разлива топлива на ТЭЦ-3 в Норильске в некоторых случаях может быть более серьезным, чем если нефтепродукты будут испаряться естественным путем, считает декан факультета экологической безопасности и освоения шельфа МГУ им. Невельского Сергей Монинец. При естественном восстановлении почвы нефтепродукты большей частью испарятся с загрязненной поверхности или будут сорбированы растениями, сообщил он ТАСС во вторник.

По его словам, в мировой практике ликвидации больших разливов нефти существует такой метод, как анализ суммарной экологической пользы, при котором сравниваются прогнозируемые последствия от различных вариантов реагирования на катастрофу, среди которых есть и стратегия естественного восстановления.

"Она особенно актуальна при разливах нефти, когда происходит загрязнение таких сложных объектов, как болота, заболоченные участки морских и речных берегов, осыхающих илистых отмелей, мангровых зарослей. В этих случаях иногда рекомендуется вообще туда не вмешиваться, потому что вред от ликвидации нефтяного разлива может оказаться гораздо более сильным, чем оставление этой нефти на загрязненном участке, предотвратив при этом распространение загрязнения на соседние территории, и вмешательство может разрушить столь уязвимые экосистемы", - сказал Монинец.

По мнению специалиста, это относится к тундре, где нефть, оказав токсическое воздействие, сорбируется растительностью, не обводненной почвой, а затем начинает выветриваться, биологически разлагаться.

В результате, добавил он, через несколько сезонов загрязненный участок начинает восстанавливаться, об этом говорят исследования последствий разлива нефти и его ликвидации на Аляске. Однако в подобных случаях необходима масштабная оценка рисков всех возможных вариантов. Монинец отметил, что локализация разлива является первостепенной задачей, и ее необходимо решать в максимально сжатые сроки.

Возможные последствия

Эксперт объяснил, что большой ущерб при уборке разлившихся нефтепродуктов может заключаться в нарушении верхнего слоя почвы, что ускорит дальнейшее таяние мерзлоты и эрозию грунтов. "Как только мы начинаем убирать верхний оттаявший грунт, мы допускаем тепло до мерзлых слоев и увеличиваем глубину оттаивания мерзлоты", - пояснил эксперт, уточнив, что в этом случае необходимы серьезные исследования.

Самый негативный вариант заключается в загрязнении нефтепродуктами тундровой растительности. Она является теплоизоляцией для мерзлоты, и ее нельзя нарушать, там сосредоточена основная жизнь. "Попадая туда, дизельное топливо сорбируется пористыми мхами, лишайниками, растительностью, травой и дальше не так интенсивно испаряется, как, например, на открытой поверхности, и может оставаться там достаточно долго", - пояснил собеседник.

По его словам, дизельное топливо, особенно если это арктический вариант, которое не будет сорбировано, образует лужи и озерца, будет испаряться, и в течение нескольких дней от него мало что останется. То топливо, что попало на растительность, будет сорбировано ею и не распространится дальше. С ним можно бороться с помощью биосорбентов, содержащих бактерии, которые способны разлагать нефтепродукты, в том числе дизельное топливо. Монинец, опираясь на данные исследований из открытых источников о воздействия нефти на тундровую растительность, предполагает, что загрязненная тундровая растительность может быть реабилитирована в течение нескольких сезонов.

При этом он отметил, что нефть при низких температурах консервируется и сохраняет свои свойства, поэтому сложно предсказать, где в дальнейшем обнаружатся следы этого разлива, например при вмораживании нефти в дрейфующий лед. "Мы изучаем этот процесс [консервации нефти] в ледовых условиях, и та нефть, которая была вморожена в лед, после размораживания практически сохраняет свои физико-химические характеристики, она горит, у нее нормальная текучесть", - сказал он.

Судя по видеокадрам с места событий, эксперт предполагает, что загрязнению подверглись в основном производственные территории, что, по его словам, несколько снижает остроту ситуации. Он считает, что, если большая часть нефтепродуктов, попавшая на акваторию реки Амбарная, локализована, то она будет испаряться значительно быстрее, чем собираться с помощью нефтесборных систем.

Рост рисков

Монинец отметил, что на Дальнем Востоке и в арктических регионах России развитие нефтегазовых и транспортных проектов влечет резкий рост рисков, связанных с разливами нефти.

"По-хорошему это должно сопровождаться созданием соответствующей системы готовности на случай таких инцидентов. Формирование такой системы потребует, в свою очередь, разработки новых или адаптацию существующих технологий ликвидации разлива нефти для работы в условиях низких температур и замерзающих рек и морей. Второй проблемой при создании системы готовности является слабо развитая транспортная инфраструктура этих районов, что вынуждает предприятия-владельцы потенциально опасных объектов рассчитывать только на свои силы и средства. А это зачастую непомерно дорого", - сказал собеседник.

Он отметил, что в зарубежной практике есть множество примеров кооперации бизнеса, местного населения и государственных структур в вопросах обеспечения безопасности при операциях с нефтью и нефтепродуктами, и этот опыт возможно адаптировать к местным реалиям.

29 мая на территории ТЭЦ-3 "Норильско-Таймырской энергетической компании" (НТЭК, входит в группу "Норникель") в результате просадки бетонной площадки и разрушения резервуара разлилось более 21 тыс. кубометров нефтепродуктов на 180 тыс. кв. метров грунта, а также попало в водные объекты, что повлекло загрязнение и причинение вреда окружающей среде.