Все новости
Зимние олимпийские виды спорта

"Мог обучить фигурному катанию и медведя, и слона". 85 лет со дня рождения Станислава Жука

Станислав Жук
© ТАСС
Его называли "машиной для штамповки чемпионов", а талант и новаторство специалиста вывели парное катание на абсолютно новый уровень

За каждым выдающимся спортсменом всегда стоит не менее выдающийся тренер. А в некоторых случаях — не только за одним конкретным атлетом, но и за целым видом спорта. В СССР, к примеру, хоккей был неразрывно связан с именем Анатолия Тарасова, баскетбол — с Александром Гомельским. А фигурное катание — со Станиславом Жуком, его новаторским подходом к делу и чрезвычайно сложным характером.

"Новаторство" и "противоречивость" — этими словами можно описать весь спортивный путь Жука от первых выходов на лед до места за тренерским бортиком. В бытность фигуристом он выступал в парном катании со своей будущей женой Ниной Бакушевой. Их соревновательная карьера была недолгой, но чрезвычайно продуктивной. В 1958 году на дебютном чемпионате Европы они завоевали серебряные медали, став первыми советскими/российскими фигуристами — призерами европейского первенства в парных дисциплинах. На том же турнире они решились на риск, который впоследствии станет одной из основ тренерской специфики Станислава Алексеевича, — выполнили поддержку на одной руке. В то время Международный союз конькобежцев (ISU) не имел критериев оценок для данного элемента — считалось, что он слишком опасен. Спортсмены недосчитались баллов, но при этом поспособствовали развитию парного катания. Уже через год поддержка на одной руке была разрешена, и другие фигуристы начали потихоньку ее осваивать.

Жук прекратил кататься в возрасте 26 лет. За это время он собрал невиданную в советском парном катании коллекцию наград — четыре золота чемпионатов СССР, три серебра европейских первенств. На Олимпийских играх 1960 года в США он вместе со своей супругой занял шестое место — на тот момент лучший результат среди отечественных пар в истории. Его друзья в жизни и непримиримые соперники на льду, будущие двукратные олимпийские чемпионы Людмила Белоусова и Олег Протопопов стали тогда лишь девятыми.

Теория опережения

После окончания карьеры он занялся тренерской деятельностью в ЦСКА. Держа в голове чемпионат Европы 1958 года, Жук вывел собственную формулу успеха, дав ей название "теория опережения". Ее суть лежит на поверхности — делай элементы, которые не делал никто до тебя, и рано или поздно это принесет плоды. Неважно, как на это сейчас смотрят судьи — рано или поздно они поменяют мнение. С технической точки зрения школа Жука была безупречной, о чем говорили практически все, с кем он работал. Во многом именно этим обусловлены не только поразительный успех его учеников, но и влияние, которое он оказал на современное фигурное катание.

Тренерский гений Жука простирался далеко за пределы голой техники. Его способность видеть и чувствовать новые веяния в спорте также принесла ему немало пользы. К примеру, в 1964 году он поставил Александра Горелика в пару к своей младшей сестре Татьяне Жук, которая была ниже своего партнера как минимум на голову. В то время такой подход был в новинку — раньше партнеры в парном катании были примерно равны по росту, однако Жук и Горелик на своем примере доказали, что основные парные элементы, такие как выброс, подкрутка и поддержка, миниатюрным партнершам даются значительно легче. Сейчас формула формирования пары "высокий партнер — невысокая партнерша" используется повсеместно.

Жук одним из первых озвучил модель современной судейской системы. До начала 2000-х годов фигурное катание оценивалось по шкале от нуля до шести без дополнительных надбавок. Жук настаивал на том, что каждый технический элемент в случае качественного исполнения должен получать более высокую оценку, а также разработал таблицу коэффициентов сложности. Все это в итоге нашло применение в наши дни.

О методах его работы существуют самые разные мнения. В советское время Жука за глаза называли "машиной для штамповки чемпионов". Для тренера, ученики которого завоевали 136 медалей, 67 из которых — золотые, эти слова могли бы быть комплиментом. Однако суть их была в другом. Жук работал буквально на износ и требовал того же от своих подопечных. Главным мерилом работы для него был результат, и запретных способов его достижения для тренера не существовало. "То, что было поставлено в его программах для его учеников, было отработано тысячами повторов, до умопомрачения, что и создало такой имидж тренера-тирана, который выжимал последние соки из ученика, — вспоминал позднее Протопопов. — Он говорил: "Не можешь? Тяжело? Убирайся со льда!" Таков был стиль работы Стасика".

"Непедагогичность" и преданность делу

Сложный характер и чрезвычайная требовательность стали причиной множества конфликтов. У него занимались лучшие фигуристы страны, однако и уходили от него с завидной регулярностью. Кто-то не выдерживал жесточайшего режима тренировок, а кто-то попросту не мог мириться с крутым нравом специалиста. Он давал дорогу в спорт больших достижений, но специфичная система практически не предполагала индивидуального подхода. "Система работы Стасика в этой советской системе была, я бы сказал, спортивно-военизированной, — говорил Протопопов. — Благодаря ей он мог научить работать и медведя, и слона, и шкаф, и табуретку".

Одна из лучших учениц Жука Ирина Роднина, выступавшая в парном катании сперва с Алексеем Улановым, а затем с Александром Зайцевым, пошла по тому же пути. Сама фигуристка позднее признавалась, что это Жук сделал ее той, кем она является сейчас. Их пара с Улановым была безупречна — ни одного поражения на международных стартах, четыре золота чемпионатов мира и Европы и победа на Олимпийских играх. Однако после ухода Уланова к другой партнерше отношения Родниной и Жука начали портиться. В 1974 году Роднина с новым партнером Зайцевым решились на переход к Татьяне Тарасовой. Одной из причин данного решения Роднина называла усталость "от поведения Жука".

Впрочем, сейчас прославленная фигуристка вспоминает о своем бывшем тренере только в положительном ключе. "По прошествии какого-то времени, получив опыт работы с другими тренерами, могу сказать: это был тот тренер, который меня сделал, и я во многом ему благодарна, — сказала она в беседе с ТАСС. — Он помог мне сформировать взгляды на жизнь — на работу, на ответственность, на достижение цели. Если родители меня воспитали, помогали, во всем поддерживали, то он не только меня настроил, но и их смог убедить — они были его соратниками во всем. Это для меня в жизни человек номер один. Есть моменты, что на меня обижаются другие тренеры, с которыми я работала, но для меня тренер — это Жук. Вначале я слушала его с открытым ртом, и он обратил на меня внимание не по способностям, а видя мое старание, преданность и исполнительность".

Роднина рассказала, что Жук всегда был фанатично предан своему делу. "Он был во всем непредсказуем, это был неординарный человек со своими плюсами и своими минусами, — сказала она. — Главным качеством Жука был абсолютный фанатизм и преданность тренерству и фигурному катанию. Его родственникам и близким было, наверное, тяжело, но он шел своей дорогой, сметая все преграды на своем пути. Он был совершенно непедагогичен, совершенно бескомпромиссен, но если ты попадал с ним в резонанс… Мы никогда не знали, как начнется тренировка и чем она закончится. Да, можно было предъявлять ему претензии в художественной части программ — музыкальном сопровождении, хореографии, и это было первым, в чем мы перестали друг друга понимать, но во всем, что касалось техники и сложности, у меня с ним никогда не было разногласий".

В поздние годы после успеха на поприще парного катания Жук взялся и за одиночное. Сперва он привел Сергея Четвертухина к первым в истории СССР медалям Олимпийских игр (серебро), чемпионата мира (бронза) и Европы (бронза), а позднее явил миру одну из самых талантливых фигуристок того времени Елену Водорезову (в замужестве — Буянову). Однако в 1986 году его карьера пошла под откос — одна из его подопечных Анна Кондрашова и хореограф Марина Зуева в письме к ЦК партии предъявили ему обвинения в "аморальном поведении". Это письмо предлагали подписать и Водорезовой, но она отказалась это сделать и написала собственное — с поддержкой специалиста. Впрочем, это ему не помогло. Репутация Жука, который и до этого был на ножах с действующей властью, фактически была уничтожена, и в 1987 году он ушел на пенсию.

После этого тренер непродолжительное время работал в Японии с местными фигуристами, но совсем скоро вернулся домой — не захотел готовить конкурентов. В мае 1998 года он был назначен старшим тренером сборной России по фигурному катанию, однако фактически выполнял в команде роль консультанта. Сам Жук говорил, что тренеры отказывались от его помощи из-за боязни, что он может переманить к себе их учеников.

Владислав Жуков