Все новости
Триста лет под землей.
Триста лет под землей.
Триста лет под землей.
Триста лет под землей.
Триста лет под землей.

Триста лет под землей. Как четыре поколения одной семьи работают на одной шахте

Галина, Валерий и Дмитрий Греховы
© Данил Айкин/ТАСС
С 6 июля Кузбасс — главный угольный бассейн страны, занимающий целый регион, — отмечает 300-летие: летом 1721 года рудознатец Михайло Волков открыл на берегу Томи уголь. В промышленных масштабах добывать его стали только спустя почти 200 лет: в регионе начали строить шахты, со всех концов страны и из-за границы стали съезжаться люди. Тогда же зародилась и шахтерская династия Греховых — с начала прошлого века и до настоящих дней ее поколения трудятся на одном угольном предприятии

Каски из опилок и женщины под землей

В шахтерский город Ленинск-Кузнецкий в 80 километрах от современного Кемерова будущий основатель династии Греховых Дмитрий попал еще ребенком — семья приехала из Пермского края в 1930-х годах.

В это время в Кузнецком каменноугольном бассейне как раз начался активный подъем угледобычи — одна за другой строились и сдавались шахты. Уголь нужен был металлургии, а Кузбассу была нужна рабочая сила.

В семейных архивах Греховых сведений о тех годах почти не сохранилось. Дети Дмитрия Ивановича знают лишь, что отец начал работать очень рано, обучился кузнечному делу, уже в 14 лет работал в кузнице. В 15, в самом начале Великой Отечественной войны, пришел работать на шахту имени 7 ноября.

Спустя два года, как и многие, накинул себе лишний год и пошел добровольцем на фронт. В это время в шахтерском тылу в Ленинске-Кузнецком в забое уже работала его будущая супруга — Полина. Но познакомятся и создадут семью они только в послевоенные годы.

Слева на фото супруги Дмитрий и Полина Греховы с детьми — Людмилой, Валерием и Галиной, справа на фото Дмитрий Грехов с женой Полиной во время поездки в Ригу Данил Айкин/ТАСС
Описание
Слева на фото супруги Дмитрий и Полина Греховы с детьми — Людмилой, Валерием и Галиной, справа на фото Дмитрий Грехов с женой Полиной во время поездки в Ригу
© Данил Айкин/ТАСС

"У маминого отца была лошадь, еще до войны они с этой лошадью ходили в шахту, катали вагонетки с углем", — рассказывает дочь Греховых — Галина Дмитриевна, отдавшая шахте 33 года.

Ленинск-Кузнецкая шахта имени 7 ноября, сегодня отработавшая запасы и объединенная с шахтой имени А.Д. Рубана Сибирской угольно-энергетической компании (СУЭК), начала выдавать на-гора первый уголь в 1930 году.

Выработку сооружали почти без механизмов: лопатами рыли котлованы, на лошадях с телегами в ящиках вывозили землю. Ручным шахтерский труд под землей оставался еще долгие годы. Каждая груженная углем вагонетка весила по полторы тонны, толкали их вручную. В военные годы делали это женщины, которые сами себя называли "шахтерками".

"Мать в войну в шахте вагонетки катала, женщин тогда еще под землю пускали, работать было некому — все мужики на фронте. Я помню, старая фотография была одна, она там совсем молодая в каске-восьмиклинке на шнурках. Никакой защиты, как сейчас", — вспоминает сын Дмитрия Валерий, чей шахтерский стаж проходчиком — почти 30 лет.

Такие каски для шахтеров выпускали до 1950-х годов — прессовали их из бумаги и опилок, несколько лепестков скрепляли тесьмой для придания формы. Защитить от ударов и обрушений такая каска не могла, но имела держатель для шахтерской лампы, чтобы освещать подземные выработки.

Возвращение

К мирной жизни в ставший родным Ленинск-Кузнецкий Дмитрий Иванович вернулся только в 1950 году — воевал не только с немцами, но и с японцами на маньчжурских сопках, за что удостоился медали "За отвагу". Были у него и другие боевые награды. Он спустился в шахту военным связистом, где начинал навалоотбойщиком — горнорабочим, который "сбивает" уголь в очистном забое и грузит его в вагонетки.

Там же, под землей, познакомился и с будущей супругой. Полина после войны работала машинистом подъема — помогала горнякам спускаться в забой в специальных пусковых машинах. Их дети вспоминают — пока в шахту не пришла механизированная техника, отца дома видели редко.

Валерий Грехов Данил Айкин/ТАСС
Описание
Валерий Грехов
© Данил Айкин/ТАСС

"Работали тогда, пока план не сделают. Бывает, по пять-шесть часов задерживался — мать ждет, волнуется. Мы тогда совсем маленькие были. Потом, когда техника пошла и бригадиром стал, начал вовремя домой приходить", — вспоминает Валерий Дмитриевич.

Волнуются шахтерские жены не случайно, ведь работа связана с серьезным риском. Одно из главных качеств в профессии для всех поколений — осторожность. Греховы знают не понаслышке, что невнимательность в шахте может стоить жизни.

В 1963 году в шахте произошло обрушение горной породы, о котором писали в местных газетах. Под завалами оказались шестеро горняков, Грехов-старший чудом уцелел, тут же, не дожидаясь спасателей, бросился руками разбирать завалы и первым добрался до потерпевших. 

"Отец всегда говорил: "Вперед не рви, но и сзади не оставайся. Видишь опасность — предупреди". В общем, сломя голову никуда лезть в шахте не надо — это главное правило", — вспоминает Валерий Дмитриевич.

Мастерство

Работал Дмитрий, как говорил о нем напарник, как "двужильный", "жадный к труду, пытливый в освоении техники" — так писала о нем в 1969 году газета "Ленинский шахтер". Горняцкими навыками и профессиями он овладевал быстро и довольно скоро уже мог передавать опыт молодым.

В середине 1960-х Дмитрия Грехова направили во Вьетнам — помогать развивать хозяйство, обучать вьетнамских шахтеров горняцкому делу. Но не только. Как вспоминал сам Дмитрий Грехов в интервью "Ленинскому шахтеру", "добывали уголь, строили электростанции, заводы". 

Бригадиром механизированной бригады горнорабочих очистного забоя основатель шахтерской династии Грехов прошел под землей десятки километров. В 1973 году за то, что без капитального ремонта мехкомплекса его коллектив добыл 1,232 млн тонн угля, Грехова наградили орденом Ленина — высшей наградой в СССР.

Также у Грехова-старшего есть орден Трудового Красного Знамени, знак "Шахтерская слава" всех степеней. В городе он был настоящей звездой — про него писали в газетах, узнавали на улицах. Когда вручали орден Ленина — радовались всем городом, так же дружно праздновали и День шахтера. Дети понимали: идти по стопам отца очень ответственно, но другой жизни они для себя не представляли.

"Отец с детства настраивал всех, даже вот внуков, чтобы шли в шахту. Помню, прихожу я к директору шахты после армии, говорю — хочу у вас работать. Он мне: "Как фамилия?" — "Грехов". И сразу все понятно. И очень долго еще, когда уже наше поколение в шахте работало, все говорили: "Ой, вот когда ваш папа был начальником…" — делится сын.

Земная жизнь

Под землей — добывали уголь, на земле — строили города. Рядом с угольными предприятиями строились жилые дома, ДК, школы, здравпункты. Почти все современные кузбасские города выросли из шахтерских поселков.

Грехов-старший построил дом, где и сегодня живут его дети. Пока работал на шахте, его избрали депутатом, благодаря его инициативе и настойчивости на шахтерской улице провели водопровод.

Основатель шахтерской династии Дмитрий Иванович Грехов Данил Айкин/ТАСС
Описание
Основатель шахтерской династии Дмитрий Иванович Грехов
© Данил Айкин/ТАСС

"Отец был добродушным, всегда всем шел навстречу, помогал людям. Когда еще не было водопровода нигде, у нас он первым добился, чтобы провели по улицам водопровод везде. А до этого ходили к колодцу с коромыслами и флягами — тяжело было, в шахтерском доме без воды вообще тяжело", — вспоминает дочь.

Расти и развиваться шахтерские города продолжают и сегодня.

"Город так хорошо благоустроился за последние лет пять-десять. Ледовый дворец построили, парки в городе. Посмотрите, как у нас чисто. Идешь по улице и радуешься", — говорит Валерий Дмитриевич.

"А когда открывался у нас Сквер памяти у ДК им. Ленина здесь, рядом с шахтой, вообще душу щипало — что-то делается для того, чтобы молодежь осознавала, где живет и кто до них жил и работал", — добавляет Галина Дмитриевна.

Дело Грехова-старшего продолжили все его дети, внуки, и даже названный в его честь правнук Дмитрий Грехов уже пять лет работает в забое, сейчас он — горный мастер на шахте А.Д. Рубана, отвечает за обеспечение безопасности и вентиляцию подземных выработок.

Дмитрий Грехов сейчас работает горным мастером на шахте А.Д. Рубана Данил Айкин/ТАСС
Описание
Дмитрий Грехов сейчас работает горным мастером на шахте А.Д. Рубана
© Данил Айкин/ТАСС

"В армии были сомнения, может, остаться служить по контракту. Но я решил уехать домой, в Ленинск-Кузнецкий. Больших городов я не любитель, а дома все на шахте — и я туда же", — говорит Грехов-младший. У него недавно родился сын, в семье не сомневаются — тоже будущий шахтер.

Горняцкому делу себя посвятили уже четыре поколения Греховых — тринадцать человек. На всю семью у них больше 300 лет шахтерского стажа, который, сейчас уже понятно, будет только прирастать.

"Мы внука проводили несколько дней назад в армию в Тюмень, говорю ему: "Если тебе там понравится, может, останешься". А он говорит: "Никогда. Только в Ленинск! На шахту". Он у нас такой", — говорит Галина Дмитриевна.

"У нас все такие!" — улыбаясь, поправляет ее старший брат.

Мария Пименова