17 августа 2021, 05:15
Статья

Матвей Платов. Как простой казак стал графом, профессором Оксфорда и напугал императора

Среди авторитетных источников до сих пор нет единства в отношении даты рождения атамана — некоторые ученые утверждают, что он родился 8 августа по старому и 19 августа по новому стилю 1753 года, другие оперируют "традиционной" датой — 6 августа по старому, 17 августа по новому стилю 1751 года. Как бы то ни было, уже в 20 с небольшим Платов блестяще проявил себя в сражении, с тысячей казаков остановив 20-тысячную конницу крымского хана

Матвей Платов. Как простой казак стал графом, профессором Оксфорда и напугал императора
Атаман Донского казачьего войска, генерал Матвей Иванович Платов

Историк-публицист, автор нескольких книг об атамане Платове Михаил Астапенко считает, что первая победа не только положила начало воинской славе Платова — она ускорила продвижение русской армии к Черному морю, а также повлияла на процессы, которые впоследствии привели к становлению русской государственности на Северном Кавказе.

Как казаки турок разбили

Легендарное сражение состоялось недалеко от нынешнего хутора Богомолова Красногвардейского района Ставрополья, где сейчас стоит крупнейший конный монумент атаману Донского казачьего войска, генералу Матвею Ивановичу Платову. Его торжественно открыли в ноябре 2017 года.

В этих местах в реку Егорлык впадает другая река — Калалы, или Калалах, как прежде называли ее населявшие эти места народы. Здесь 3 апреля 1774 года произошел памятный бой, который впоследствии историки не раз назвали уникальным. Два казачьих полка, общим числом тысяча, дали отпор войску крымского хана Девлет-Гирея, не менее чем в 20 раз превосходившему их по численности. Командовал казаками никому не известный тогда молодой Матвей Платов.

Среди авторитетных источников нет единства в отношении даты рождения атамана — некоторые исследователи утверждают, что он родился 8 августа по старому и 19 августа по новому стилю 1753 года, другие оперируют "традиционной" датой — 6 августа по старому, 17 августа по новому стилю 1751 года. Как бы то ни было, юный Платов в том сражении блестяще проявил себя.

"На тот момент Платов воевал только два года — он начинал свою военную биографию в Крыму, потом его перебросили на Кубань. В этом походе казаки сопровождали обоз с продовольствием, которое нужно было доставить в крепость Копыл — там размещался гарнизон", — рассказывает Михаил Астапенко.

Историк-публицист Михаил Астапенко

Молодость не помешала Платову возглавить, казалось бы, безнадежное дело. Когда разведчики донесли, что их преследует конница хана, командир второго полка, казак Ларионов, предложил сдаться — все понимали, что два полка по 500 человек в открытом бою не смогут противостоять такой силе.

"Но Платов встал тогда перед казаками и сказал: "Не будем же мы русские, коль не отобьемся!" Причем это был не пафос, а констатация факта — надо биться, потому что сдаться в плен — все равно означало смерть, — рассказывает Михаил Астапенко. — И он принял единственно верное в тех условиях решение: нашел в степи возвышенность, чтобы атаки противника шли снизу вверх, а лагерь казаков приказал опоясать телегами из обоза, построив так называемый вагенбург. Троих казаков Платов послал за помощью в крепость. А оставшиеся должны были обороняться".

На рассвете войско хана атаковало. "Казаки, засевшие в лагере, имевшие лишь несколько пушек и ружья, отбили семь атак. В решающий момент из крепости пришла подмога — два гонца, посланные Платовым, были убиты, а третий, хоть и раненый, все же прорвался в Копыл. И пеший полк полковника Бринка довершил поражение противника", — описывает финал памятного сражения Михаил Астапенко.

По его словам, именно с этого началась всероссийская слава Платова. И дело было не только в личной храбрости казака.

Рост влияния России

"После того как был разгромлен и рассеян такой боеспособный корпус турок, наша армия очень быстро продвинулась по Кубани, и в результате русско-турецкой войны 1768–1774 годов часть Кубани уже была присоединена к Российской империи. Победа Платова на реке Калалах положила начало уверенности в том, что мы можем бить турок и татар и присоединить к державе Российской такие необходимые ей с геополитической точки зрения земли. Да и некоторые кавказские народы, которые многие века были под властью Турции, увидели, что сила русских возрастает, а это значит, что у них надо искать покровительства", — поясняет историк.

 

Воинскую доблесть молодого полководца заметили в столице — Екатерина II за битву на реке Калалах наградила Платова медалью "За ревностную службу". А когда воинский авторитет и боевая слава Платова достигли больших высот, на престол после смерти Екатерины II взошел Павел I. Он подозрительно относился ко всем сподвижникам императрицы и по доносу о якобы готовящемся против него заговоре приказал арестовать донского казака. 

Сначала Платова отправили в ссылку в Кострому, а поскольку никакой особой вины доказать не удалось, ему вернули личное оружие. Принимая боевую саблю, Платов сказал: "Она поможет мне оправдаться". Эти слова были расценены как скрытая угроза самому императору, и в 1800 году Матвей Платов оказался в Петропавловской крепости. Однако уже в начале 1801 года он был освобожден — Павел I готовился к походу в одну из сильнейших британских колоний в Индии и понимал, что лучше Платова с командованием казачьими войсками не справится никто.

Платов за малый срок мобилизовал 41 конный полк, две роты конной артиллерии общим числом 27 500 человек и 55 000 лошадей. Казаки снарядились в далекий и сложный путь через всю Азию, однако у Оренбурга их настигла весть: Павла I на престоле сменил Александр I. А уже на Дону Платов получил императорскую грамоту: "Известные Ваши достоинства мне и долговременно беспорочная служба побудили меня избрать Вас в войсковые атаманы Войска Донского…" Так Матвей Иванович Платов стал атаманом.

Созданный для битвы

В Старочеркасской рассказывают легенду о том, как отец Матвея Платова посадил сына на коня, когда мальчику было всего 40 дней от роду, и будущий казак тут же вцепился ручонками в конскую гриву. "Будет воин!" — сказал отец.

"И он действительно был воином. Воинское счастье, умение хладнокровно оценивать обстановку — все это было у него врожденное. Он провел в боях всю жизнь и воевал бескорыстно, ради Дона и России. Этому были подчинены все его мысли и стремления. Во время войны с Наполеоном, будучи прославленным атаманом, он обещал свою любимую дочь Марию в жены тому, кто убьет или возьмет в плен Маленького Бонни. И казаки дважды могли взять его в плен, но Наполеону везло", — говорит Михаил Астапенко.

По мнению историка, именно эти качества Платова — патриотизм и бескорыстное служение России — сегодня привлекают к его фигуре все больше внимания. Впрочем, интерес исследователей к личности легендарного атамана не угасал и прежде.

"Первую свою статью о Платове я написал еще в советские времена, — вспоминает Михаил Астапенко. — Я принес ее в районную газету. Там мне сказали — сходи в партком, пусть там прочитают — можно ли публиковать статью о царском генерале? А секретарь парткома прочитал и говорит: у тебя он тут такой положительный, что его хоть завтра в партию принимай!"

Однако далеко не все исследователи считают личность атамана Платова однозначной. В статьях о нем можно встретить противоположные эпитеты — от "национального героя" до "предателя интересов Донского казачества".

«Беседка Платова» с автографами, книгами и сувенирами в Старочеркасском историко-архитектурном музее-заповеднике

"Для меня в личности Платова нет противоречий. Его часто обвиняют в том, что он плохо занимался внутренними делами Войска Донского. Но ему было просто некогда! Этот человек родился воином. И воспринимать его надо прежде всего именно так — как воина, полководца и дипломата", — убежден историк из Старочеркасской.

Рядом с рабочим кабинетом самого Михаила Астапенко устроена своеобразная "беседка Платова" — здесь собраны фотографии, книги, сувениры. Стены беседки почти сплошь заполнены автографами многочисленных гостей — здесь были Владимир Путин, Сергей Шойгу и Сергей Лавров, известные спортсмены, актеры, космонавты. "Здесь особая энергетика — тот, кто сюда приезжает, в скором времени обязательно добивается успеха в карьере и творчестве", — утверждает историк.

Дипломат и профессор

После победы над Наполеоном слава казачьего атамана Платова умножилась и вышла далеко за пределы Российской империи.

Однажды Платову довелось сопровождать Александра I в Лондоне. По воспоминаниям очевидцев, включенным в исторические исследования, для англичан донской казак стал живой легендой. Именно тогда Платову присвоили звание почетного доктора права в Оксфордском университете, а британское правительство дало новейшему кораблю имя "Граф Платов".

Книга Михаила Астапенко "Вихорь-атаман", посвященная Матвею Платову

Кроме воинской удачи у генерала была и врожденная способность к дипломатии. "Он умел говорить и с казаками, и с генералами, и с царями и царицами", — рассказывает Михаил Астапенко.

"С кем только он не был знаком! Он воевал с маршалом Неем, а потом жил у него в Париже. Король Пруссии Фридрих Фердинанд III наградил его орденом Красного и Черного орла, который давал потомственное дворянство. Платов был знаком с маршалом Бернадотом, который стал королем Швеции. Тот же Наполеон хотел наградить его орденом Почетного легиона — и он стал единственным из русских генералов, отказавшимся от этой награды. Он сказал: "Награды надо получать за службу. А ему я не служил и служить никогда не смогу".

Елена Гриценко