20 июня 2022, 05:15
Статья

Любить зверей и людей. О конно-кинологическом спасательном центре МЧС

"Газель" скачет по кочкам, мне нужно крепко держаться за поручни, чтобы не слететь с сиденья на очередной выбоине. Непростой путь по грунтовой дороге с лихвой компенсирует вид за окном: лесные заросли, быстрые речки и горы. Мы в Адлерском районе Сочи недалеко от поселка Ахштырь, подъезжаем к Южному конно-кинологическому спасательному центру МЧС России — единственному, где есть лошади-спасатели. Еще на подъезде становится понятно, почему: крутые кавказские горы никакому транспорту не по плечу

Любить зверей и людей. О конно-кинологическом спасательном центре МЧС
Процесс тренировки в манеже

Железный характер и роды "на конюшне"

— Сегодня в составе нашего центра три филиала — в Геленджике, Крыму и на Архызе. Всего у нас служит порядка 40 лошадей, столько же спасателей и несколько собак-поисковиков. База в Сочи — это головной объект, других подобных в России нет нигде, — рассказывает Анастасия Титовец.

Анастасии 35 лет, она руководитель конно-кинологического спасательного центра. Хрупкая и тонкая с виду, а характер, судя по всему, железный: "Коня на скаку остановить — это для меня не подвиг, а обычная ежедневная работа", — смеется девушка. Неудивительно, что именно она 14 лет назад стала одной из основателей центра.

— Я коренная сочинка, но городской житель: впервые в восемь лет увидела объявление в школе, мол, приглашаем детей заниматься конным спортом. Сходила на одно занятие на ипподром и "заболела" на всю жизнь, — вспоминает Анастасия. — Стала всерьез заниматься конкуром (конные состязания по преодолению препятствий в определенном порядке и определенной сложности и высоты). И даже выучилась на ветеринара — решила всю свою жизнь посвятить лошадям и уходу за ними.

Так и работала бы девушка в ветклинике, но в 2008 году Сергей Шойгу, тогда глава МЧС, решил создать в Сочи первый конно-кинологический спасательный центр. Дело было еще до Олимпиады, но в горах было уже много туристов.

— Люди гуляли, плутали, некоторые получали травмы, их нужно было спасать. Но по нашим лесам и речкам ни один вездеход не пройдет. Вот и решили к спасательскому делу впервые в России привлечь лошадей, — вспоминает Титовец.

— Мне тогда 21 год был, девчонка. Но уже с опытом, и как спортсмен, и как ветврач. И так вышло, что меня позвали осмотреть первых лошадей, которых привезли на службу из Хакасии. Конечно, кони тогда еще никакими спасателями не были — их пришлось сначала подлечить, потом долго готовить, тренировать. Мое рвение заметили и предложили мне возглавить центр с одним условием: никаких методичек о том, какими должны быть кони-спасатели, нет. А значит, мне придется создавать их самой.

Анастасия Титовец

Анастасия отступать не привыкла (спортивная дисциплина!) и с рвением взялась за дело. Вспоминает: пришлось сутками не вылезать из архивов и библиотек, собирать информацию.

— В России на службе лошади не состояли. Но прецеденты были в прошлом: до революции животные "работали" в пожарной службе. А в годы войны помогали доставлять припасы на фронт, вывозили раненых. Я изучила весь этот опыт, чтобы понять, какие породы лучше брать в спасатели, какую нагрузку можно давать лошадям.

Анастасия так заработалась, что почти тут же, "на конюшне", родила дочку. Здесь же, с лошадьми, малышка потом росла.

— Я только за неделю до родов ушла в декрет. А через три месяца после вновь вышла на работу. Ребенка, конечно, с собой брала. Тут дочка выучилась ходить, говорить. А теперь планирует продолжить мое дело и тоже пойти в конные спасатели, — с гордостью рассказывает Титовец.

Про коней…

Результаты упорной работы себя ждать не заставили: в преддверии Олимпиады центр получил мощный импульс к развитию. На данный момент на почти 4 га земли здесь построена теплая конюшня с автопоением и резиновым покрытием пола, замывочная кабина, крытый и открытый манежи с трибунами, выгульные левады, зона отдыха, душевые комнаты, охраняемая автостоянка, вольеры для собак, а еще видеонаблюдение по всей территории.

— Сейчас на сочинской базе службу несут 20 лошадей. В основном это так называемые полукровки: помесь древних скаковых пород с местными адыгейскими, хакасскими и другими, — объясняет Анастасия.

Впрочем, на происхождение коня здесь смотрят в последнюю очередь. Куда важнее физические и моральные качества будущего гнедого спасателя.

— К нам привозят уже взрослых лошадей с российских конюшен. Мы отбираем выносливых, с сильными задними ногами, это важно для переноски грузов по горной местности. Также необходимо, чтобы лошадь не боялась воды: в пути нам нередко приходится переходить вброд горные речки. Еще конь не должен пасовать перед препятствиями, бояться резких звуков, ярких цветов: все это очень важно при спасении человека, — поясняет девушка.

Каждую лошадь долго и упорно тренируют. Сначала в манеже, где кони учатся ходить под седлом, преодолевать барьеры. Потом в реальной местности — в горах близ Адлера.

Наказывают лошадь только в одном случае: если она причинила вред человеку, например, укусила или попыталась лягнуть.

— Для лошади-спасателя, которая будет перевозить раненых, такое поведение недопустимо. Но кони — они как большие дети, поэтому главное наказание, которое мы используем, — это лишение десерта и внимания. К провинившейся лошади целый день не подходят, не выводят на прогулку, не дают яблок и морковки — это единственные лакомства, которые разрешены нашим сладкоежкам. Лошадь видит, как остальным раздают вкусняшки, гладят, чешут гриву, и понимает, как надо себя вести, чтобы получать желаемое, — рассказывает Титовец.

… и про людей

К спасателям, которые хотят работать в центре, по словам Анастасии, требований не меньше, чем к лошадям.

— Для лошади очень важны дисциплина и хороший характер. Капризных, злых, агрессивных мы не принимаем. Но надо помнить: конь легко перенимает настроение человека. Поэтому злых спасателей у нас тоже нет, — улыбается Анастасия.

Главный критерий отбора — любовь к животным и к людям. Наверное, поэтому здесь и впрямь собрался уникальный коллектив. Например, Виталий Бондаренко — он не только спасатель, но еще и коваль — так на кубанский манер здесь называют кузнеца, который подковывает лошадей.

Виталий Бондаренко

— Я почти мастер педикюра, — смеется Виталий, не отрываясь от работы.

Перед ним огромный конь, который покорно подает Виталию то одно копыто, то другое — словно и впрямь чувствует себя клиентом салона красоты. Виталий прикладывает к копытам новенькие сверкающие подковы, прибивает их гвоздями с квадратными шляпками, а потом подпиливает-подравнивает специальной пилочкой.

— На коваля я, конечно, не учился — нет у нас в университетах такой профессии. Но с детства рос рядом с лошадьми, своими глазами видел, как работают старые мастера, перенимал их опыт. И, как оказалось, не зря, — объясняет Бондаренко.

Спасти нельзя оставить

Но, конечно, труд спасателя — это не только приятное общение с лошадьми на природе, это и круглосуточные дежурства, и тяжелые переходы, и поиск людей, внезапно оказавшихся в беде.

— Ежегодно мы принимаем участие в спасении около сотни человек. Часто это туристы, которые пошли в поход, но потерялись или пострадали в пути: подвернули ногу, ударились, упали в ущелье. Каждые поиски — это большая ответственность, ведь от нас зависит человеческая жизнь, — рассказывает Анастасия.

Иногда спасатели уходят в леса на несколько суток. Так было пару лет назад, когда в горах потерялась группа детей. К счастью, малышей удалось спасти, они тогда просто сбились с пути, и никто не пострадал.

— Но бывают и другие случаи, когда туристы заявляют, что им нужна помощь. Мы выдвигаемся на место и обнаруживаем, мягко говоря, нетрезвые компании: это люди, которые зашли в горы, устроили пикник, а назад идти им стало лень. Конечно, таким мы тоже оказываем помощь, не оставлять же их. И все же за подобные деяния, я думаю, должно быть наказание по закону, например штраф. Ведь время, которое тратим на таких людей, можно было бы потратить на нужные и важные дела, — вздыхает девушка.

Спорт и благотворительность

Центр в Сочи — уникальный не только для России, но и для всего мира. На базе центра создана спортивная команда по конкуру, возглавляет которую тоже Анастасия. Это единственная в мире подобная команда, созданная на базе спасательного центра.

Наград у спортсменов буквально не перечесть. Кубками, грамотами и медалями увешан весь кабинет руководителя. Победитель и призер первенства Краснодарского края, кубка города Сочи, всероссийских соревнований "Надежда России", чемпион Краснодарского края по преодолению препятствий — читаю я многочисленные титулы.

Другое направление деятельности — конноспортивная школа, где каждый день идут занятия для будущих спортсменов.

— У нас профессиональный тренерский состав готовит спортсменов к соревнованиям, которые проходят в манеже конно-кинологического центра. Дети, имеющие успехи, выезжают на соревнования в другие города и занимают там призовые места. Подготовка идет от начального уровня до профессионального. А самое главное, что мы таким образом, можно сказать, растим себе смену — многие детки из нашей школы затем хотят устроиться к нам на работу, — рассказывает Титовец.

Еще одно, казалось бы, неожиданное направление работы — иппотерапия — реабилитация детей с тяжелыми заболеваниями, в первую очередь с ДЦП.

— Таких малышей мы называем дети-ангелы. Они тяжело больны, часто подавлены. Общение с лошадками для них как глоток свежего воздуха — у малышей появляется желание сражаться с болезнью. Занятия мы проводим за небольшую оплату. Тех, кто не может заплатить, не бросаем — проводим для них занятия бесплатно, — говорит Анастасия. — Получается, что наши лошади не только спасатели, они еще и практически врачи, которые помогают лечить тяжелобольных детей.

Пока мы с Анастасией проходим по конюшне, почти каждая лошадь пытается выглянуть из своего денника, потереться о Настю мордой, выпросить у нее кусочек яблока. Тянутся и ко мне, как же не обнюхать незнакомку. Одному из них, иссиня-черному красавцу по кличке Ворон, я протягиваю морковку. Очень бережно Ворон берет лакомство, потом благодарно касается мягкими губами моей щеки.

— На самом деле мы так людей проверяем, которые к нам приходят. Если лошадям человек интересен, они тянутся к нему, значит, человек без злобы пришел. Так что, считайте, мы и вас проверили, — смеется Анастасия.

А я смотрю в глаза своему новому другу и четко понимаю: передо мной не просто конь, а самый настоящий спасатель на службе.

Валентина Брыкалина