23 сентября, 05:15
Статья

"Поехать на край света". Как семья из Мариуполя начала новую жизнь на Дальнем Востоке

Оставив в Мариуполе разрушенный почти до основания дом, супруги Яна и Александр Аникеевы с сыном Сашей отправились через всю Россию на Дальний Восток, который прежде был для них экзотическим краем. Здесь, в приморском городе Находке, они начали строить новую жизнь уже без языкового давления и ежеминутного страха

"Поехать на край света". Как семья из Мариуполя начала новую жизнь на Дальнем Востоке
Семья Аникеевых в поселке Врангель

Когда-то семья Аникеевых жила в Мариуполе размеренной жизнью: родившаяся в Донецке Яна преподавала в школе английский язык, Александр, урожденный мариуполец, был мастером на крупном металлургическом комбинате имени Ильича. У них была хорошая трехкомнатная квартира, достойный заработок, подрастал сын Саша. Но в 2014 году все стало меняться, и не в лучшую сторону.

По словам Яны, семья планировала открыть свое дело — небольшое турагентство. "Но события на киевском майдане закрыли для нас эту возможность, — вспоминает она. — До этого у нас было много клиентов: люди летали в Турцию отдыхать или за шубами, в Грецию туристов мы отправляли, а через донецкий аэропорт — в Китай. Но в 2014 году мариупольский аэропорт был закрыт и захвачен националистами, а донецкий по понятным причинам стал просто недоступен".

Какое-то время супруги пытались работать с переселенцами из ДНР — помогали им в оформлении документов. "Но когда к нам пришли сотрудники Службы безопасности Украины и затребовали информацию о помогавших нам в этом сотрудниках местных администраций и других служб, пришлось и это бросить", — говорит Яна. По ее словам, чиновников, помогавших жителям ДНР, стали обвинять в "сотрудничестве с врагом", их вызывали в СБУ.

Маленького Сашу, который тогда пошел в первый класс, обязали учить украинский язык, который он прежде не знал. В школе на него выделяли пять уроков в неделю, а на родной русский, на котором семья говорила всегда, — только один. В итоге мальчик, по словам его мамы, не мог ни украинский выучить, ни закрепить русский.

Эвакуация без возвращения

Оставив бизнес, супруги Аникеевы стали трудиться в одном из подразделений металлургического комбината — крупнейшего на тот момент предприятия в Приазовье. Александр работал начальником участка в цехе холодного проката, Яна была менеджером по персоналу.

После начала спецоперации 24 февраля в городе закончилась старая жизнь. Закрылись все местные магазины, и стало сложно купить даже самое необходимое за любые деньги.

До 2 апреля семья жила в подвале дома, в который то и дело попадали снаряды. Один из них угодил прямо в их квартиру, все их имущество сгорело. "Все деньги, что были, мы потратили на запас продуктов и вещей первой необходимости. Но никто не ожидал, что так долго придется ждать освобождения. Украинская армия занимала наши дома, квартиры, и пока шли бои, наступил апрель. Теперь я знаю, например, что такое не мыть волосы 22 дня", — признается Яна.

Их квартира была уничтожена, работы не стало. К тому же Аникеевы поняли, что из-за постоянной стрельбы у их ребенка может сдать психика. Тогда они задумались о том, чтобы оставить город.

Собрав в подвале все самое нужное — теплую одежду, бутылку воды, — ранним утром, надеясь успеть до начала обстрелов, пешком отправились в сторону российского блокпоста: к этому времени машины у них уже не было — ее уничтожило осколками от снарядов, как вспоминает Яна, от автомобиля осталось нечто, напоминающее "обгоревший дуршлаг".

"До блокпоста мы добирались пешком полтора часа, обстрелов избежать не удалось", — вспоминает Аникеева. Всю дорогу семья надеялась на то, что их не заметят украинские военные, засевшие в домах их родного микрорайона Черемушки.

До блокпоста в итоге добрались без происшествий, а после него за 15 минут дошли до лагеря, где были такие же, как они, вышедшие из города мариупольцы. Там их накормили, дали воду и возможность отдохнуть, уже не боясь за свою жизнь. Следующей точкой стал пункт временного размещения в поселке Мангуш, куда их отвезли уже на российском автобусе.

"Сначала мы думали, что перетерпим, а когда все закончится, отремонтируем дом и вернемся к прежней жизни. Но когда мы попали в пункт временного размещения в Мангуше и нам пришлось отмечать день рождения Саши совершенно не в тех условиях, в которых мы хотели бы это сделать, муж впервые пообещал, что увезет нас во Владивосток, где мы будем есть дальневосточных крабов. Не знаю, откуда он это знал, но все практически так и случилось", — вспоминает женщина.

Едем на Восток

Александр о далеком Владивостоке слышал от своего товарища, который когда-то летал туда работать. И так красочно он рассказывал о природе, еде и других прелестях дальневосточной жизни, что создал у друга почти сказочный образ этих мест.

"Я и раньше иногда подумывал: хорошо бы однажды поехать на край света и поселиться в спокойном месте среди такой удивительной природы, — говорит Аникеев. — Но когда ты обрастаешь корнями в родном городе, решиться на такой поступок непросто. Когда же твой дом разрушен, когда терять, в сущности, становится нечего, мечта смогла воплотиться в реальность. К нашему удивлению, это все оказалось проще, чем можно было ожидать. Даже для нас — людей без денег, имущества и российских паспортов".

Уже в Таганроге, раздумывая, куда направить свою судьбу дальше, семья увидела плакат с призывом: "Едем на Дальний Восток".

"Именно тогда мы вспомнили про зарок попробовать дальневосточных крабов и поняли, что такой шанс уже не упустим", — вспоминает Александр.

При поддержке Корпорации развития Дальнего Востока 308 беженцев из Мариуполя, включая и семью Аникеевых, за восемь суток добрались на поезде до Приморского края и 21 апреля сошли на вокзале в Находке. Их всех разместили в гостинице поселка Врангель — отдаленного микрорайона Находки, расположенного на берегу одноименной бухты.​

Яна Аникеева

Сразу по приезде семья подала документы для участия в программе переселения соотечественников и получения гражданства. Уже через три дня Саша пошел в школу и к лету успешно закончил восьмой класс. "Саша нормально воспринял наш переезд, потихоньку знакомится с новыми ребятами", — говорит мама мальчика.

Яна устроилась учителем английского языка в местную школу. А глава семьи пока ищет постоянную работу по специальности, подрабатывая где получится. Оказалось, что на руководящие должности, на которые он претендует в соответствии со своими компетенциями, человека без российского паспорта местные предприятия берут неохотно. Но эта проблема, говорит он, решаема, ведь скоро Аникеевы рассчитывают стать полноправными гражданами Российской Федерации.

"Главное, что мы снова взяли жизнь в свои руки, — уверен Александр. — Мы свободны, вполне уже обеспечены и планируем перебраться во Владивосток, где больше перспектив. Мы вообще люди активные, нам всегда хочется движения, поэтому уже купили небольшую машину, стараемся посетить интересные места в окрестностях. А тех самых крабов, о которых мечтали еще в Донбассе, нашли и попробовали еще в первые дни".

Константин Васильев