Все новости

"Я без кораблей не могу". Как в Петрозаводске научились создавать реплики любых судов

© Игорь Подгорный/ТАСС
Древнерусская ладья Х века, "Крузенштерн" для Станислава Говорухина и "Святой Петр" для Джонни Деппа — мастера верфи "Варяг" не боятся выполнять самые разные заказы

Почти 30 лет в Петрозаводске работает редкое производство по строительству деревянных кораблей. В 1992 году выпускник института, ушедший с одного из старейших предприятий города — судостроительного завода "Авангард", Павел Мартюков основал верфь "Варяг", где начал делать парусники. Несмотря на то что деревянные шлюпки уже сняты с промышленного производства, а слово "верфь" стойко ассоциировалось с Петровской эпохой, "Варяг" вполне успешно  пережил 90-е, нулевые и продолжает работать. О том, как в корпусе шхуны XIX века поставить современное оборудование и как корабль с двуглавым орлом оказался в кадре голливудского блокбастера с Джонни Деппом, — в материале ТАСС.

Кораблик в луже привел на верфь

"Почему увлекся? Потому что с детства в лужах кораблики начал пускать. Из песни слов не выкинешь. Я без кораблей не могу. Я читаю про корабли — жена смеется, занимаюсь судомоделизмом, хотя времени на это нет. Корабли — это красная нить через всю жизнь", — размышляет Павел Мартюков. В большом ангаре он встречает гостей, сходя с корпуса еще не достроенной шхуны XIX века — ее совсем скоро отправят в детский лагерь "Артек" на Черное море. Когда-то в этом ангаре находилась Петрозаводская судоверфь, где производили малые рыболовные боты. Предприятие обанкротилось, но не исчезло. 

Директор верфи деревянного судостроения "Варяг" Павел Мартюков Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Директор верфи деревянного судостроения "Варяг" Павел Мартюков
© Игорь Подгорный/ТАСС

Павел Мартюков — редкий на сегодняшний день специалист. Получив профессию инженера-кораблестроителя, он всегда интересовался историческими судами. Огромная библиотека с редкими изданиями тому подтверждение. После окончания института Мартюков начал работать мастером на корпусе деревянного тральщика для военно-морского флота, который делали на судостроительном заводе "Авангард" в Петрозаводске. Практика вкупе с интересом к специализированной литературе дали свои плоды. В 1989 году будущий директор верфи "Варяг" ушел с предприятия, а через три года создал свое вместе с бывшими коллегами по "Авангарду".

"До меня тут был Володя Тихонов, такелажник, он кое-что мне подсказал, что-то по книжкам изучил. Есть книжки по такелажному делу, еще советские. В интернете, конечно, тоже можно частично найти информацию, но там в основном мусор. Там те же книжки, только фрагменты", — рассказывает бывший боцман, а теперь такелажник на "Варяге" Михаил Меркушев. Он на верфи Мартюкова уже более десяти лет: работал тоже на "Авангарде", о верфи узнал от коллеги и попросил выяснить, нет ли места там и для него. 

Михаил Меркушев Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Михаил Меркушев
© Игорь Подгорный/ТАСС

Вначале костяк верфи составляли бывшие сотрудники судостроительного завода. Через 27 лет многие уже ушли на пенсию, но им на смену пришли новые. Директор на недостаток работников не жалуется — у него в распоряжении около 30 универсалов, которые уже здесь научились новому ремеслу. 

"Как правило, это люди, которые так или иначе столярничали или плотничали, получили специальности по деревообработке. Научившись на производстве строительству деревянных кораблей, они вполне успешно с этим справляются. Специальных учебных заведений нет, поэтому учим здесь, прямо на месте", — рассказывает Мартюков. 

Дойти до античности

За громадной шхуной для "Артека" спрятался корабль поменьше — ладья Афанасия Никитина XV века. Временная принадлежность относится к экстерьеру, внутри корабли чаще всего оборудуются в соответствии с современными требованиями к мореходным судам, хотя все зависит от заказчика. Шхуну для "Артека" оборудуют двигателем, а месяц назад в Сыктывкар ушла реплика древнерусской ладьи X века. Ее попросили сделать для себя местные реконструкторы. На ней только под парусом команда пойдет в экспедицию по Белому морю.

Шхуна для "Артека" Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Шхуна для "Артека"
© Игорь Подгорный/ТАСС

Работа на "Варяге" идет вовсю. Хотя верфь не занимается многосемейным производством, сдавать заказы необходимо точно в срок. Команда не стремится к аутентичности и не рубит корпус топором. Пройдя чуть вглубь производственной зоны, Павел Мартюков показывает станки, на которых "Варяг" делает железные детали для своих "пароходов" (так между собой, любя, работники называют все эти ладьи и шхуны прежних времен). Оборудование было выкуплено с разных крупных предприятий Петрозаводска, которые на сегодняшний день уже исчезли. Эта часть производства стоит ровно под двумя советскими агитплакатами, сохранившимися еще от предыдущих владельцев ангара. 

Оборудование для производства выкупали с разных крупных предприятий, которые уже закрылись Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Оборудование для производства выкупали с разных крупных предприятий, которые уже закрылись
© Игорь Подгорный/ТАСС

"То, что раньше делали на века, — это для красного словца говорят. Конечно, люди старались строить, но каких-то технологий не было, например, склейки деталей. Приходилось использовать деревья естественной кривизны. Какие-то детали, стволы криволинейной формы искали в лесу, и из них уже приходилось вытесывать, выпиливать кницы, брештуки, то есть то, что необходимо для скрепления между собой корабельных деталей, частей корпуса. Детали из-за этого получались более тяжелыми, как и корпуса. Сейчас же технологии есть новые", — объяснил Мартюков. 

Плотник Константин конопатит борт деревянного судна Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Плотник Константин конопатит борт деревянного судна
© Игорь Подгорный/ТАСС

И все же некоторыми древними технологиями мастера пользуются до сих пор. В части конопатки корпуса судна плотник Константин и сегодня использует лебезу — тонкую лопатку, похожую на шпатель, и смольную каболку — пеньковую веревочку, как это делали в XVII–XVIII веках. Эти материалы можно найти и сегодня, но их давно не используют в судостроении. Каболку применяют в сантехнических работах, так как она не гниет и отлично сохраняет герметичность. 

В арсенале "Варяга" есть построенные суда X века, есть шлюпки по проектам XX столетия. Пробел остается в античных временах. "Варяг" уже несколько раз предлагал заказчикам сделать для них реплику торгового древнеримского корабля — уже есть готовый эскизный проект. Но пока желающих не находится: "Просто не дождалось это судно своего заказчика, будущего хозяина. Ничего, терпеливые дождутся!" — философски подходит к проблеме Мартюков. 

Двуглавый орел в Карибском море 

Павел Мартюков настаивает: его предприятие вполне можно считать уникальным, по крайней мере, на территории России. Профессиональным деревянным судостроением в таких масштабах занимается только "Варяг" — за годы работы только больших судов-реплик построено порядка полусотни. Их покупают и простые любители яхт, заказывают клубы, покупают для развлечения туристов. За судьбой своих работ руководитель следит даже после того, как первый владелец перепродает свою покупку. Правда, иногда след теряется. Так произошло со шхуной "Святой Петр". 

В 1991 году корабль сделали по заказу клуба "Русский мореход" в Санкт-Петербурге, спустя четыре года судно продали англичанину, а тот перегнал его в Карибское море. А еще через какое-то время "Святой Петр" с двуглавым гербом и кириллической надписью появился в кадре блокбастера "Пираты Карибского моря" с участием голливудских звезд. 

Мастера сочетают в работе современные технологии и традиционные приемы Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Мастера сочетают в работе современные технологии и традиционные приемы
© Игорь Подгорный/ТАСС

"Когда на Карибах начали снимать "Пиратов", они собирали все, что похоже на суда XVIII века. "Святой Петр" как раз выглядит как судно петровского времени. Я сам этого не знал, случайно вычитал в одном журнале, что там снимался "Петр". Потом, когда фильм смотрел, увидел, что да, действительно — это наш корабль. Он, как правило, где-то на втором плане, но присутствует во всех трех сериях", — рассказал Мартюков. 

Но и до Голливуда суда верфи "Варяг" попадали в кадры зарубежных фильмов. Специально для английского сериала "Капитан Хорнблауэр", экранизации серии романов Сесила Форестера о флоте времен Наполеоновских войн, в 1996 году в Петрозаводске изготовили 11 копий парусников конца XVIII века длиной от четырех до одиннадцати метров, а также четыре гребных судна в натуральную величину. Съемки проходили в Крыму, и выступить подрядчиками могли несколько компаний. Но выбор пал на "Варяг". Павел Мартюков уверен, что дело в том, что он сразу отгадал, по какому роману будет сниматься картина, а значит, в ту же минуту понял, что нужно кинематографистам. 

Специальных учебных заведений нет, сборщики всему учатся на месте   Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Специальных учебных заведений нет, сборщики всему учатся на месте
© Игорь Подгорный/ТАСС

На счету "Варяга" корабли для картин "Пассажирка" Станислава Говорухина, два года назад верфь построила шлюпку "Якутск" для фильма "Первые", недавно с предложением построить ладью выходили создатели картины о древних русичах — проект находится на этапе обсуждения.

Строить для кино интересно, но есть и обратная сторона дела. Кинематографистам корабль нужен всего на несколько дней, при этом стоит он дорого и требует средств на содержание уже после выхода картины. Повезло шестиметровой модели "Крузенштерна", которую делали для Говорухина, — ее можно увидеть в музее "Мосфильма". В Англии создатели "Капитана Хорнблауэра" тоже собрали музей, а недавний "Якутск" простаивает пока на приколе, и владельцы не знают, что с ним дальше сделать. 

Петрозаводские парусники не уступают тем, что производят западные коллеги Игорь Подгорный/ТАСС
Описание
Петрозаводские парусники не уступают тем, что производят западные коллеги
© Игорь Подгорный/ТАСС

"Обращаются часто, но заказывают редко, потому что специфика кино — это же временно. Отсняли и все, а суда относительно дороги и требуют денег на содержание. Съемочная группа фильма "Викинг" тоже выходила на нас — до сих пор у меня лежат материалы по этой картине. Но они решили потом обойтись компьютерными эффектами. Все драккары нарисовали после", — говорит Мартюков. 

Корабли "Варяга" бороздят воды Карибского, Средиземного, Северного морей, и на этом руководитель верфи не собирается останавливаться. Сейчас Павел Мартюков пытается наладить отношения с европейскими покупателями через Финляндию. Говорит, что петрозаводские парусники ничуть не уступают тому, что делают сегодня его коллеги на Западе. Опыт и профессионализм, который передается буквально из рук в руки новому поколению корабелов, позволяют быть уверенными и в будущем предприятия, и в его судах. 

"Когда мы спускаем судно на воду или оно отправляется в первый поход, волнение есть, но это не волнение новичков, которые что-то построили, но не понимают, что с кораблем дальше будет происходить. Мы понимаем. Все суда до сих пор ходят, а это главное", — говорит Павел.

Ася Кошелева