Все новости

Российская глубинка в объективе смартфона. О псковском фотографе, покорившем Европу и США

© Личный архив Дмитрия Маркова
Дмитрий Марков знает жизнь в разных ее проявлениях, особенно его волнуют нужды самых простых людей. С помощью фотографии художник старается донести до всего мира, что есть люди, которым нужна помощь

Духовой оркестр, играющий на фоне заброшенного ДК, двое мужчин у теплотрассы, кадры из ночлежки для бездомных в Костроме, хмурые лица пассажиров в мурманском автобусе — вот лишь некоторые сюжеты, которые снимает псковский фотограф Дмитрий Марков.

Некоторые про него говорят — очерняет российскую действительность и показывает неприглядные картины провинциальной жизни. Европейцы называют его фотографии иллюстрациями к русской классике и скупают изображения на престижных выставках, ставя их в один ряд с творениями Энди Уорхола.

А сам Марков называет себя волонтером — через свой аккаунт в Instagram рассказывает о нуждающихся и поддерживает сборы средств.

Дмитрий Марков Личный архив Дмитрия Маркова
Описание
Дмитрий Марков
© Личный архив Дмитрия Маркова

"Что собой представляет волонтерство? Это помощь в меру своих способностей. Я сейчас вижу свое волонтерство в виде фотографий и своей аудитории. В Костроме есть друзья, которые занимаются бездомными, костромская ночлежка. Я в Кострому часто езжу, с этими людьми близко общаюсь, я им помогаю: фотографирую, рассказываю про них, поддерживаю сборы денег на мероприятия. Думаю, что это и есть волонтерство", — говорит Марков.

У Instagram Маркова почти 400 тыс. подписчиков со всего мира. Благодаря фотографу они узнали, что в костромской ночлежке живут выпускники детдомов и бывшие заключенные, инвалиды и пенсионеры, которых мошенники лишили жилья.

Мест в приюте не хватает, особенно зимой. Чтобы помочь учреждению, Марков разместил пост, попросив людей поддержать сбор средств на строительство Костромского социального центра.

Работа с детьми

Марков до серьезного увлечения фотографией работал грузчиком, позже корреспондентом в газете, а потом, в 2005-м, увлекся фотографией и волонтерством, по сути, совместив два этих занятия. За эти годы вместе с сотрудниками благотворительных фондов он объездил десятки социальных учреждений, начиная от детских домов и заканчивая колониями.

"Тогда уже мне была интересна социальная тема, я понял, что во всех этих кратких поездках у меня в основном на фотографиях маленькие дети: средние, младшие группы. А с ребятами-подростками сложно найти общий язык, когда ты приезжаешь на неделю, поэтому я в 2007 году поехал в Бельское Устье на месяц, чтобы как-то сойтись. Ну и сошелся так, что на пять лет остался. Там был летний лагерь, туда на лето привозили волонтеров, которые работали с детьми наравне с воспитателями по восемь часов в день. То есть тебя ставят на группу, и ты помогаешь организовывать досуг", — вспоминает фотограф.

Бельское Устье — это поселок под Псковом, где располагается детский дом-интернат для умственно отсталых детей. Марков работал там волонтером, помощником воспитателя и одновременно снимал на фото жизнь ребят, рассказывая о ней в блоге.

"В блоге я писал про нашу жизнь достаточно подробно. Я понимал, что несу ответственность за этих ребят, хотя они почти взрослые, 16−17 лет. Были, конечно, сложности, но при этом у нас прекрасные отношения, мы до сих пор со всеми ребятами общаемся", — вспоминает Марков.

Сейчас, спустя годы, Дмитрий говорит, что вернуться к этой работе не хотел бы.

"С одной стороны, подустал. С другой стороны, это тогда было возможно в том формате. В 2007 году я мог с воспитанниками пойти в лес или на речку на полдня, или в деревню работать. Сейчас несколько уголовных дел можно завести по этому факту и на директора, и на меня, сейчас без медкнижки я не зайду даже. Но те пять лет совершенно прекрасные были, я нисколько не жалею", — делится воспоминаниями фотограф.

Шедевры с помощью телефона

Марков официально нигде не работает, у него нет стабильной зарплаты, а профессиональная оптика уже четыре года пылится дома. Вместо фотоаппарата в руках обычный телефон, с помощью которого художник и делает свои снимки.

"У меня есть агент в Париже, он занимается продажей, иногда какие-то деньги приносит продажа отпечатков фотографий, но это не системная вещь. Сейчас что-то в Нью-Йорке, не знаю, продалось или нет. Недавно для "Таких дел" ездил снимать Печоры. У меня мама с папой до сих пор не могут понять, что я делаю последние 15 лет", — улыбается Дмитрий.

"Секрет успеха любой фотографии, — добавляет он, — не в дорогой технике, а в гармонии между содержанием и формой".

"Эти два основных элемента доступны тебе с телефона. Очень часто фотографы слишком надеются на технику, забывая о том, что форма, композиция доступны с чего угодно, необязательно иметь объектив. Мой учитель говорил, что есть еще третий компонент, который совершенно никак фотограф не может спрогнозировать: это ангел пролетел, и у тебя сложилось. Момент удачи, который ты не можешь никак предугадать, ты только можешь быть к нему готовым или его упустить", — уверен Марков.

О псковских шедеврах, снятых на телефон, заговорили в 2015 году: американское фотоагентство Getty Images выдало Маркову грант.

"На поддержку аккаунтов, которые представляют сообщества и социальные институты, недостаточно освещаемые в СМИ, — так назывался этот грант. Поскольку у меня это совпало еще с моими волонтерскими историями, я тогда получил грант. Если так посудить, любая жизнь провинциального города — это уже какое-то сообщество, которое недостаточно представлено", — отмечает фотограф.

Признание псковский фотограф получил и от более опытных коллег. В их числе — художник Дмитрий Врубель, который создал чуть ли не самое известное граффити на планете, изобразив на Берлинской стене поцелуй генсека КПСС Леонида Брежнева и руководителя ГДР Эриха Хонеккера.

Санкт-Петербург Личный архив Дмитрия Маркова
Описание
Санкт-Петербург
© Личный архив Дмитрия Маркова

"Врубель уже несколько лет живет в Берлине и там работает. Он в последнее время перешел от офлайновых выставок в VR (виртуальную, дополненную реальность — прим. ТАСС), когда ты надеваешь шлем и смотришь. И он сейчас сделал виртуальный музей, где есть какой-то отдел имени меня. Этот музей работает круглые сутки и из любой точки планеты", — отметил Марков.

Вместе с Энди Уорхолом

Картины провинциальной жизни, созданные псковским фотографом, уже оценили коллекционеры из США и Европы. Его работы регулярно выставляются в одной из парижских галерей, а также в США. На очереди — премьера в Италии. Осенью прошлого года Маркова пригласили во Францию на Paris Photo — самую престижную выставку мира.

"Это Sotheby's в мире фотографии. Рядом с разделом, где были мои картинки, продавали Энди Уорхола (американский художник и кинорежиссер, культовая персона в истории поп-арт движения — прим. ТАСС) по €20 тыс.  Там меня представили коллекционеру из Штатов, который тратит ежегодно сотни тысяч долларов на покупку фотографий", — рассказывает Марков, улыбаясь.

Участие в выставках для него — это лишь возможность продать свои работы. Общаться со своей аудиторией предпочитает там же, где и размещает фото, — на страницах соцсетей.

"Есть возможность создать аудиторию, сидя дома, не используя для этого посредников. Зачем мне выставка, если у меня есть выход на 300 тыс. человек? Выставки и галереи имеют конкретную цель — продажу отпечатков", — поясняет Марков.

И тут же признается — после парижской выставки впервые начал читать русскую классику.

"Я начал читать Достоевского и Чехова, потому что столько раз, сколько я там слышал эти фамилии, я не слышал их нигде. Там многие мне говорили, что картинки из моего Instagram у них вызывают впечатление иллюстраций к русской классике. Вот я ее и изучаю", — добавляет Марков.

В фокусе — люди

Сейчас Марков сотрудничает с известными российскими блогерами и активно путешествует по стране, пополняя коллекцию новыми зарисовками из жизни простых людей.

Остров-Залит Личный архив Дмитрия Маркова
Описание
Остров-Залит
© Личный архив Дмитрия Маркова

Каждая фотография Маркова — это не просто карточка с изображением жизни в русской глубинке. В каждом снимке — свой уникальный сюжет.

"Недавно был на одной встрече, там был фотограф-американец, который сделал больше всего обложек для The Times или National Geographic. Я смотрю эти обложки — Марокко, Лас-Вегас, Европа, такое мельтешение, и вот какой смысл? Они меняются каждую неделю. А, например, Игорь Мухин снимает Москву 30−40 лет, потратил свою жизнь. Через 50 лет про обложки никто не вспомнит, а посмотреть, как выглядела Москва в разные годы — от советских времен до совеременности, — я считаю, это достойно и интересно", — делится мнением фотограф.

Тем, кто считает, что Марков очерняет российскую действительность, он отвечает, что сосредоточивается на малоприглядных подробностях, потому что очень хорошо знает и чувствует нужды не слишком благополучных людей.

"Мне так страшно на Манхэттене было, как не было ни в одной подворотне. Я не понимаю, что эти люди от меня хотят, что с ними делать, как общаться. А на Лепешах (окраинный микрорайон Пскова — прим. ТАСС) я прекрасно понимаю, что от кого ждать и как с кем общаться. Мне близки эти люди, и я чувствую себя органично во всем этом", — поясняет собеседник.

Постоянно сталкиваясь с десятками сложных, а порой и трагичных человеческих судеб и видя несовершенство жизни в провинции, Марков остается убежденным патриотом России и не намерен ее покидать ни при каких условиях.

"Я просто не смогу изменить образ жизни. Я искренне люблю все происходящее. К тому же лучше заниматься тем, чем нравится, а потом, если получится, заняться преподаванием, потому что сейчас с интернетом можно жить в Пскове прекрасно и работать. Лучше сейчас вложиться в творческий процесс, чем искать, куда пристроить трудовую книжку", — добавляет псковский фотограф.​

Алексей Семенов