Все новости
Арктика сегодня

Бубны из оленьих шкур, малицы и шерстяные нюки. Что выпускают под брендом "Сделано в НАО"

Валерий Гударев
© Константин Крылов/ТАСС
Мы побывали в мастерских ненецких предпринимателей и узнали о ненецком бубне, праздничных пимах, чипсах из оленины, а самое главное — о том, что нужно, чтобы все узнали о НАО и его товарах

В Ненецком автономном округе решили создать новую марку — "Сделано в НАО". Благодаря новому бренду художники, ремесленники и даже фермеры региона смогут объединяться и более организованно продвигать свою продукцию на российском и зарубежном рынках.

Мастерская прямо в лесу

Валерий Гударев вот уже почти десять лет делает традиционные ненецкие бубны из шкур оленей. Его мастерская находится прямо в лесу, в чуме, недалеко от столицы Ненецкого автономного округа Нарьян-Мара. Чтобы добраться до нее, мы встречаемся в центре города и выезжаем на машине Валерия, по дороге он немного рассказывает о себе и своем деле.

"Я сам коми (финно-угорский народ, коренное население Республики Коми — прим. ТАСС). Родился на востоке Ненецкого округа, работал в основном водителем, дальнобойщиком, автокрановщиком. Потом кураж прошел водительский, и я понял: надо что-то менять в жизни. Был у нас такой Коля Шаман, у него были бубны, он их использовал как расходник — где-то отсыреет, где-то покосится. Я стал их по его просьбе ремонтировать, потом у него вышла накладка — заказывать дорого и долго, и я начал для него бубны делать", — рассказывает Гударев.

Постепенно слава о новом мастере стала расходиться — пошли заказы от любителей традиционной культуры, туристов и даже кинематографистов. Так увлечение стало работой, которая начала приносить доход. Самую грязную работу — обработку и выделку шкур — он делает в чуме, а сами бубны изготавливает дома. У чума нас встречают собаки мастера. Рядом натянуты веревки, на которых висят десятки оленьих шкур.

При выборе шкуры, объясняет мастер, важно оценить — не "битая" ли она, то есть не кусали ли оленя оводы и не остались ли на коже отверстия, которых на бубне, конечно, быть не должно. Из одной шкуры выходит один большой бубен или около десятка маленьких, которые покупают в основном туристы — как сувенир.

"Самое главное — за лето приготовить оленью кожу, сейчас шкуры висят и отбеливаются, — поясняет Гударев. — Солнце — самый лучший отбеливатель. Потом несу замачивать в озеро, чтобы волос сошел, хотя, конечно, все равно остается то, что приходится дощипывать вручную. После обработки шкура кладется в морозильник, как заготовка, пока не потребуется".

Когда Гударев получает заказ, он размораживает кожу в течение нескольких часов и сырую надевает на обечайку — специальный обод. Обечайка делается из фанеры, потому что смолянистая древесина лесотундры при высыхании ведет себя непредсказуемо, а это может испортить бубен.

К ободу крепятся восемнадцать дужек — девять больших и девять маленьких. Они придают бубну форму, похожую на солнце. Звук будущего инструмента будет зависеть от толщины обечайки, а также от выбранной шкуры.

"Шкура оленя неоднородная, самые толстые места — это шея и кожа по хребтине. Звучание бубна зависит от того, какая часть натянута на него, в разных местах одного инструмента звук может отличаться", — говорит Гударев.

Бубны Гударева были на Олимпиаде в Сочи 2014 года, их заказывают нефтяники, московские певцы, артисты, депутаты, правоохранители. Работы мастера есть в Америке, Турции, Норвегии.

"Берут бубны хорошо айтишники. К примеру, приезжали москвичи, занимались программным обеспечением — толковые ребята, года два-три приезжали и покупали бубны. Они говорят: между бубном и компьютером существует связь. Если не идут дела, код не пишется или зависло что, лучше отвлекись на пять минут, покамлать. Не знаю, байка это или нет, но они мне так рассказывали", — улыбается мастер.

Но Гударев, конечно, мечтает наладить массовый сбыт продукции, и вот как раз это ему пока не удалось. Из-за этого иногда он делает по 200 бубнов в месяц, а иногда заказов нет неделями. Так что он очень надеется на продвижение под новым брендом "Сделано в НАО".

"Для чего этот бренд — "Сделано в НАО"? Чтобы нашу продукцию как-то продвинуть, популяризировать. Что ты один, в частном порядке сделаешь? А вот когда масса народа, когда заинтересованный коллектив, тогда уже пойдет дело", — уверен он.

Пимы и малица: тепло тундры

Продолжают древнее ремесло по изготовлению бубнов в округе не только в чуме Гударева.

В поселке Красное, в 30 км от Нарьян-Мара, работает Центр народных художественных промыслов и ремесел — небольшое семейное предприятие, которым руководит Лилия Тайбарей.

"Это у нас по роду идет — у нас прадед был шаманом. Как-то наш знакомый из Москвы спросил меня: а ты внучка Длинноволосого Ивана? Я отвечаю, что да, а он сказал, что узнал по нашему бубну, его форма передается из поколения в поколение", — рассказала Тайбарей, когда мы встретились в большом кирпичном доме, стоящем на одной из улиц поселка.

Лилия Тайбарей Константин Крылов/ТАСС
Описание
Лилия Тайбарей
© Константин Крылов/ТАСС

Однако бубны здесь делают не так часто, основное производство — одежда и обувь из оленьих шкур. В основном здесь шьют малицы, традиционную ненецкую мужскую одежду с капюшоном, пимы и бурки, так называют традиционную ненецкую обувь. Всего в каталоге семейного предприятия около 30 наименований. Только что здесь закончили большой заказ на шерстяные нюки — теплое покрытие для чумов.

"Шьем мы с детства, обучаем с пяти лет — у меня бабушка шила, прабабушка и прапрабабушка. Моя мама, к примеру, узнает вещи, которые шила моя бабушка. В девяностые годы это нам очень помогло, мы шили бурки, повседневную обувь, выменивали на продукты, иногда продавали, в конце девяностых у нас дорожники охотно покупали обувь. В 2000-х начали работать официально, сначала дома, потом нам привезли вахтовый балок старый, шили там, а потом папа, он у меня оленевод и строитель, сделал проект, год шло строительство, и в 2015 году въехали сюда", — говорит Тайбарей.

Первым делом, когда шкуры попадают к ним, семья Тайбарей их сортирует. Мастера стараются использовать все части оленя без отходов. Те части шкуры, что имеют ворс потолще и подлиннее, идут на нюки, из тех, где волос покороче, шьется одежда. А на обувь идет камус — шкура с ног оленя.

"Был период, когда люди меняли традиционную одежду на гагачью куртку, к примеру. Потом сравнили и поняли, что ничего лучше малицы нет. Да что там, в этом году был человек, русский, не ненец, который совершает поездки в дальние деревни на востоке. Сшили ему малицу, а он высокий такой, потом говорит, мол, представляете, не чувствую ветра", — рассказывает Тайбарей.

При обработке шерсти для одежды не используют никакой химии — только вода и опилки. Сложный рисунок составляется подбором цветного меха, без красителей. Это привлекает не только оленеводов, работающих в тундре, но и туристов, в том числе и из-за рубежа.

"К примеру, малицу нам заказывали из Латвии, женщина и мужчина, говорят, будут зимой у себя по площади ходить, хотя зимы у них по нашим меркам нехолодные. Из Норвегии недавно заказали восемь пар домашних тапочек — консул Норвегии брал себе. Приезжали женщины из Англии и Австралии — одна взяла себе тапочки, вторая — папку для бумаг из оленьей кожи, третья — меховое ожерелье с жемчугом", — вспоминает Тайбарей.

Сегодня, говорит мастерица, раскройкой занимается в основном ее мать. У нее самой практически не остается времени — все уходит на рекламу, продвижение в интернете, обработку заказов. Частично, надеются в Красном, эти функции может взять на себя единый бренд.

Оленья вырезка и чипсы

Сейчас в бренд "Сделано в НАО" входят не только мастера традиционных ремесел, но и пищевые предприятия. Под одним брендом собраны производители шоколада и мармелада с добавлением северных ягод, а также предприниматели, специализирующиеся на мясопереработке. Одно из них — Сельскохозяйственный производственный кооператив ЕРВ. Свою историю он ведет с 1992 года. Изначально участники кооператива имели 3,5 тыс. голов оленей, мясо которых они сдавали на местный завод.

Теперь предприятие имеет более 10 тыс. оленей и само делает мясную продукцию в новом небольшом цеху на окраине Нарьян-Мара. Хотя предприятие сравнительно небольшое — здесь перерабатывается около 65 тонн мяса в год, — оно делает 53 наименования продуктов: от колбасок для шашлыков до консервов.

"У нас вырезка идет в рестораны Архангельска. Это серьезная вещь, которая стоит серьезные деньги. Очень хорошо идут чипсы из оленины — это сыровяленая продукция, которая считается самой вкусной и полезной, поскольку ее не варят, не жарят. Но для нее нужно очень качественное мясо, высший сорт, желательно теленка", — рассказал ТАСС председатель СПК ЕРВ Петр Хабаров.

Хабаров в колхозе с самого начала — родился в Ненецком автономном округе, здесь же и вырос, затем учился в Ленинграде. Вернулся и начал работать в оленеводческом колхозе, а затем начинал это сравнительно небольшое дело. По его словам, для предприятия общий бренд НАО — это прежде всего продвижение продукции.

"Мы подходим к тому, чтобы производить продукцию небольшую по объему, но очень качественную, чтобы она пользовалась огромным спросом", — сказал Хабаров, имея в виду известность не только в регионе, но и за его пределами.

Работы над тем, чтобы предложить линейку северных деликатесов, идут не только в области мясопереработки. Сейчас предприятие строит цех по обработке редкой северной рыбы, которую члены колхоза ловят в водоемах региона. Уже сейчас они добывают 27 тонн рыбы в год.

Бренд "Сделано в НАО"

В настоящее время власти региона формируют не только бренд "Сделано в НАО", но и одноименную интернет-площадку. Об этом ТАСС рассказала Ирина Тихомирова, руководитель регионального Центра развития бизнеса, которая занималась созданием бренда.

"Мы постоянно сталкивались с тем, что НАО в принципе никто не узнает и все путают с ЯНАО. Мы решили сделать свой бренд, чтобы продвигать не только свою продукцию, но и регион в целом, чтобы мы стали узнаваемыми", — рассказала Тихомирова.

По ее словам, сейчас под одним брендом объединились уже 25 производителей. Предприниматели выбирают различные варианты продвижения и масштабирования бизнеса. Для этого существует несколько видов поддержки: участие в выставках и ярмарках, реклама на ТВ, публикации в СМИ, брендирование продукции, разработка концепций продвижения продуктов.

"Мы хотим на примере наших предпринимателей показать, что на самом деле это может быть прибыльный бизнес. Так как регион маленький, только личным примером можно вдохновить других тоже заняться бизнесом — человек видит, что у другого происходит, и тоже решает заняться бизнесом", — пояснила Тихомирова.

Константин Крылов