Все новости
Арктика сегодня

"Мы Мамонтовы, нас фамилия обязывает". Как из древних костей сделать филигранную фигурку

Пурга в Тикси
© Дмитрий Осипов/ТАСС​
Маленьким мальчиком он впервые увидел, как старшие работают с бивнем мамонта, и тут же вырезал фигурку, отнюдь не простую. С тех пор Мамонтов считает резьбу по кости восхитительной и создает шедевры

В последние годы для жителей арктических районов Якутии, где есть проблемы с постоянной работой, поиск мамонтовой кости порой является единственным источником заработка. Теперь бивни — это еще один якутский бренд наравне с алмазами. Но главное сокровище северной республики, конечно, не в бивнях и алмазах, а в ее творческих и очень самобытных людях.

Втянулся в искусство

Константин Мамонтов достиг больших высот в косторезном искусстве. Народный художник Якутии, заслуженный художник России, профессор, косторезным промыслом из бивней мамонта он занимается более полувека. Впервые кость мамонта появилась у него в руках в 10 лет. С тех пор с этой драгоценностью мастер не расстается.

Супруги Мамонтовы представляют косторезное искусство Якутии на ВЭФ-2019 Дмитрий Осипов/ТАСС
Описание
Супруги Мамонтовы представляют косторезное искусство Якутии на ВЭФ-2019
© Дмитрий Осипов/ТАСС

"Учась в четвертом классе, в небольшом селе Шея в Сунтарском улусе, я как-то попал в мастерскую преподавателя русского языка и литературы Семена Семеновича Гурьева, который по совместительству давал нам еще и уроки труда. "А вот и Мамонтов, заходи, посмотри, что это", — сказал он, протягивая мне небольшой кусочек бивня древнего животного", — рассказывает Константин Меркурьевич.

Особых инструментов для работы тогда не было, но мальчик не растерялся, посмотрел, как работают старшие ребята, и, повторяя, тут же вырезал фигурку своей мамы, держащей в руках чороон — священный якутский сосуд.

"Так вот и втянулся в этот восхитительный мир искусства резьбы по кости", — улыбается мастер.

Когда Константин родился, в семье Мамонтовых уже было 14 детей, мальчик был 15-м, предпоследним. С детства Константин обожал наблюдать за прекраснейшей живой природой якутской тайги. Может быть, именно поэтому во всех его фигурках сразу считываются любовь и уважение к родным местам.

"Не все могут платить за обучение триста тысяч"

Сегодня заслуженный и признанный мэтр преподает в Арктическом государственном институте культуры и искусств (АГИКИ) в одном из самых холодных городов планеты — Якутске. Мамонтов считает, что система обучения художественному профессиональному искусству в республике должна быть непрерывной. И он реализует свои убеждения на практике.

В 1990-е годы Константин Мамонтов открыл художественную школу в городе Вилюйске, отделение "Художественная резьба по кости" в Якутском колледже технологии и дизайна традиционных промыслов народов Якутии, затем — направление подготовки "Декоративно-прикладное искусство и народные промыслы", профиль "Художественная резьба по кости", в АГИКИ.

Эпоха плейстоцена. Из серии Олонхо. Нам не страшен мороз –60 градусов Дмитрий Осипов/ТАСС
Описание
Эпоха плейстоцена. Из серии Олонхо. Нам не страшен мороз –60 градусов
© Дмитрий Осипов/ТАСС

"Не буду хвалиться, но студенты у нас очень талантливые. Ведь у якутов косторезное искусство в крови. Процесс обучения не так-то прост. Сразу начинающему юнцу не даю в руки бивень мамонта. Сначала он должен представить будущую работу, сделать эскиз на бумаге. Потом идет стадия проектирования, лепки изделия из пластилина. И только потом он получает драгоценный материал. Если вижу, что студент особенно талантлив, готов работать с костью, тогда со второго курса могу ему доверить даже бивень. Благо у нас таких студентов не по одному, материал расходуем быстро", — снова довольно улыбается Константин Меркурьевич.

Кстати, о материале. Это искусство действительно не из дешевых. Килограмм бивня мамонта стоит у копателей более 28 тыс. рублей. Это за высший сорт, который должен быть без трещин. В зависимости от количества этих самых трещин бивни делятся на высший, первый, второй, третий сорт и щепу.

По признанию преподавателя, материала не хватает, потому что на него, как правило, попросту нет средств. Поэтому, в основном из соображений экономии, на свет появляются фигурки, совмещающие в себе рога лося, оленя, горного барана и животную кость. Но этот факт ничуть не портит творения художника.

"Вы знаете, что меня больше всего огорчает? Очень много талантливых ребят из северных и арктических районов не могут попасть к нам на обучение. Бюджетных мест выделяется всего два. А год обучения у нас стоит более трехсот тысяч рублей. Практически ни у кого на Севере нет таких средств, чтобы обучить ребенка. Поэтому очень хотелось бы, чтобы наше правительство обратило на это внимание и увеличило количество бюджетных мест", — говорит Мамонтов.

Профессор ставит вопрос об открытии в институте кафедры декоративно-прикладного искусства, где обучение велось бы, кроме открывшихся профилей "Художественная резьба по кости" и "Художественный металл", художественной резьбе по дереву, камню и художественной керамике.

Под северным сиянием Дмитрий Осипов/ТАСС
Описание
Под северным сиянием
© Дмитрий Осипов/ТАСС

Талант — понятие постоянное

257 его работ приобрели различные музеи не только России, но и всего мира: Греции, Китая, Кореи, Финляндии, Японии — все страны и не перечислишь. Видя такой интерес, Константин Меркурьевич гордится тем, что достойно представляет на выставках разного уровня свою республику и страну. У студентов Мамонтова множество дипломов победителей, грамот, международных сертификатов.

Уникальность фигурок Мамонтова подробно описана в книге Бронштейна и Широкова "Резная кость Якутии и Таймыра" из собраний Государственного музея Востока: "Работы Константина Мамонтова, хранящиеся в музейном собрании, дают яркое представление о косторезном искусстве Якутии второй половины минувшего столетия. <…> В сюжетах произведений отчетливее прослеживаются фольклорное начало, стремление передать национальное своеобразие якутской культуры. <…> Одна из характерных особенностей творчества Мамонтова — стремление сохранить монолитность скульптурной массы. По наблюдению заслуженного художника России Родионова, Мамонтов нередко создает двухфактурные композиции из одного куска бивня, что придает его работам особую целостность и пластичность".

Образы возникают не только по мотивам героического эпоса Олонхо или якутского фольклора. Мастер много путешествует по Якутской Арктике, видит, как живут и трудятся простые северяне, поэтому ему точно удается передать моменты из жизни рыбаков, охотников, оленеводов. А иногда, говорит мастер, на работу вдохновляют детские воспоминания.

"Я жил и работал во многих районах, в том числе на севере республики. Двусторонняя фигурка "Хозяин тайги" и "Хозяин тундры" символизирует образы охотников и оленеводов. На ней изображены долганские сани. Фигурка якутской женщины в национальном одеянии связана с образом моей матери. Это символ материнского тепла и заботы. Образы из Олонхо связаны с мифологическим восприятием мира, в котором есть Верхний, Срединный и Нижний миры. В Нижнем живут демоны "абаасы", в Срединном — люди, в Верхнем — божества "Айыы".

Один из любимых образов художника — лошадь. "Это священное животное в мифологии якутов. В старину говорили: "Якут рождается и умирается вместе с конем". Лошади якутской породы небольшие, покрыты густой шерстью, исключительно выносливы", — продолжает он.

Главным в работе мастер считает задумку. Идеи для будущих фигурок могут прийти в голову в любой момент: после прочитанной книги или воспоминаний о посещенном музее.

А иногда его персонажи просто четко видятся ему уже в завершенном образе. Константин Меркурьевич всегда в поиске, у него всегда масса новых идей. А более двух тысяч авторских работ он уже создал и постоянно участвует в республиканских, всероссийских и международных выставках и конкурсах.

Хозяин тундры Дмитрий Осипов/ТАСС
Описание
Хозяин тундры
© Дмитрий Осипов/ТАСС

Его работы всегда отличаются от множества других не только духом и глубоким замыслом. Есть отличия и в технике — якуты режут из цельного куска.

"Наша композиция вырастает из своей основы. Фигуры у якутских мастеров массивные, деталей — минимум. Например, если резьба ажурная, она все равно экономичная и строгая," — делится секретами мастер.

Нет места развернуться

Площадь мастерской, которую Константин Меркурьевич арендует у Национального художественного музея, составляет всего 22 квадратных метра.

"Живем в тесноте, в творческом беспорядке, условия, конечно, тяжелые, творить здесь трудновато. Ведь я же еще и скульптор, время от времени занимался бы масштабными проектами. Но развернуться не дают условия", — вздыхает заслуженный художник.

Пережить трудности мастеру помогают жена и сын — они во всем поддерживают Константина Меркурьевича. Сегодня именно они помогают ему творить, причем в прямом смысле.

"У нас семейный подряд. Глядя, как я творю, родные тоже заинтересовались моей работой. И начали мне помогать. У жены филологическое образование, сын Дмитрий — юрист. Тем не менее под моим влиянием и они уже многого достигли в косторезном искусстве — жена член Творческого Союза художников РФ, мастер народных художественных промыслов Республики Саха (Якутия). Мы же Мамонтовы, нас фамилия обязывает работать с мамонтовой костью".

Дмитрий Осипов