Все новости
Почему с пациентами иногда приходится "воевать",
Почему с пациентами иногда приходится "воевать",
Почему с пациентами иногда приходится "воевать",
Почему с пациентами иногда приходится "воевать",
Почему с пациентами иногда приходится "воевать",
Пандемия COVID-19

Почему с пациентами иногда приходится "воевать", или Будни врачей иркутской "инфекционки"

© Светлана Латынина/ТАСС
Врачи Иркутской инфекционной больницы рассказали, как лечат людей с подтвержденной коронавирусной инфекцией

В госпитале для зараженных коронавирусом, развернутом на базе Иркутской областной инфекционной больницы, сотрудники — преимущественно женщины. Многие из них сами вызвались работать в условиях пандемии и каждый день по несколько часов проводят в специальных противочумных костюмах.

Физически тяжелую работу осложняет напряженная психологическая обстановка — некоторые пациенты, недооценивая угрозу, сопротивляются врачам, требуют свободы, а бывает, что высказывают странные просьбы.

Атланты не из мифа

Встретиться с врачами госпиталя удалось не сразу. Перед назначенной на утро встречей в больницу поступили новые пациенты с подозрением на COVID-19, поэтому визит пришлось отложить на несколько часов. Надев защиту, врачи отправились принимать вновь прибывших.

В специальной одежде каждый врач и медсестра проводят максимум четыре часа в день. Отработать больше в изолирующем комбинезоне, очках и респираторе просто физически невозможно.

Завершив осмотр пациентов в боксах, пройдя все необходимые санитарные процедуры, из больничного корпуса на улицу в белых халатах и медицинских масках вышли врачи-инфекционисты Анна Котенкова и Екатерина Леонова. Вместе с ними — замглавврача по лечебной работе Инесса Борищук.

"Вот они — атланты, которые держат небо на каменных плечах. Сейчас все в их руках", — Борищук жестом показывает на своих спутниц, таких же миниатюрных, как она, а те смеются от того, что их сравнили с могучими титанами. Но пафоса тут совсем нет: это о суровой реальности — о кадровом дефиците в здравоохранении. Во время пандемии он ощущается наиболее остро.

Замглавврача по лечебной работе Иркутской инфекционной больницы Инесса Борищук Светлана Латынина/ТАСС
Описание
Замглавврача по лечебной работе Иркутской инфекционной больницы Инесса Борищук
© Светлана Латынина/ТАСС

Борищук говорит, что сейчас, когда госпиталь, рассчитанный на 250 коек, загружен частично (на момент подготовки текста в нем находятся 79 пациентов с подтвержденным коронавирусом и с подозрением), персонал справляется. Но врач уверена, что медработники справятся и при более высокой нагрузке — за счет своего боевого настроя.

В больнице есть сотрудники, которым было рекомендовано уйти на карантинные мероприятия. "Это возраст 65+. И практически больше половины медработников, а врачи вообще все сказали, что они остаются в строю, никуда не уйдут, будут работать, потому что нужны руки", — рассказывает заместитель главврача.

Борищук отмечает, что основная часть кадрового состава инфекционной больницы — это специалисты старше 40 лет и преимущественно — женщины. Но в течение нескольких последних лет в медучреждение все же пришла и молодежь.

"Отлично работают, не унывают, их не страшат трудности. Посмотрите на наших девчонок: они все одного возраста, худенькие, тоненькие, страха в глазах у них нет. Им сказали: "Надо". Они сказали: "Хорошо, мы все сделаем", — рассказывает о молодых сотрудниках Инесса Борищук.

Дежурства и спецодежда

Анна и Екатерина как раз из молодого поколения врачей, обеим слегка за 30. Учились в Иркутском государственном медицинском университете. Анна в Иркутской областной инфекционной больнице работает полгода, а Екатерина — уже почти шесть лет. Они впервые говорят с журналистом, поэтому смущаются и немногословны. Анна рассказывает, что, когда пандемия коснулась Иркутской области, нагрузка на врачей заметно выросла.

"Нам добавили дежурства. Мы работаем дольше в течение дня. Если раньше уходили домой в 16 часов, то теперь так не получается, потому что еще очень много информации по пациентам нужно подать эпидемиологам", — говорит Анна.

Анна Котенкова Светлана Латынина/ТАСС
Описание
Анна Котенкова
© Светлана Латынина/ТАСС

Екатерина добавляет, что необходимость принимать повышенные меры безопасности несколько замедляет работу.

"Из-за этого затрачивается больше времени на осмотр пациентов и на проведение обхода. Если обычно 20−30 человек можно посмотреть за 1,5−2 часа, то, если в госпитале [с подтвержденным диагнозом] лежат 19 человек (данные на вечер 9 апреля — прим. ТАСС), на них уходят те же самые два часа", — говорит она.

По словам врачей, средств индивидуальной защиты, или СИЗ на медицинском языке, им хватает, однако запасы приходится постоянно пополнять. Создать большой резерв не получается — сейчас в стране нет избытка СИЗ.

"У нас был достаточно большой запас, и он был израсходован практически полностью за полторы недели работы госпиталя. Расход очень большой, на сегодня мы обеспечены, но постоянно работаем над тем, чтобы был приток средств индивидуальной защиты, особенно для тех, кто непосредственно работает с пациентами", — рассказывает Инесса Борищук.

За тяжелую работу с большой ответственностью врачи будут поощрены материально. По решению властей, зарплату медработников, лечащих пациентов с коронавирусом, увеличили вдвое.

Изолированные семьи

Иркутскую областную инфекционную больницу из-за пандемии разделили на две зоны. Одна — госпиталь с пациентами с коронавирусом и с подозрением на него. Во второй находятся больные с другими инфекционными патологиями. Контакты между пациентами исключены. Персонал, который работает в госпитале, не задействован в оказании медпомощи другим пациентам.

Хоть врачи, работающие в госпитале, и не отправлены в изоляцию, так как не считаются контактирующими с носителями инфекции и после смены идут домой, каждый из них принял меры, чтобы обезопасить свою семью.

"Я своих родственников всех изолировала, — рассказывает Екатерина. — У меня мама живет отдельно, сестра, бабушка — отдельно. Я проживаю сейчас одна, поэтому для своих родных не представляю опасности. Только по телефону общаемся".

На базе одной из гостиниц власти региона организовали места для отдыха врачей, лечащих больных с COVID-19. Медики могут воспользоваться ими по желанию: например, если дома нет возможности ограничить контакты с близкими.

"Мы все равно опасаемся, что эту инфекцию принесем домой, потому что мы такие же люди, такие же смертные, можем болеть теми же болезнями. Но на сегодня среди обследованного персонала тех, кто работает в средствах защиты, случаев заражения нет", — говорит Инесса Борищук.

Семья поддерживает ее морально. Правда, все общение происходит дистанционно. "Я, честно говоря, никогда не думала, что меня надо как-то поддерживать. Мы — бойцы. Нам как сказали, мы все сделаем. Иногда даже говорить не нужно, ведь мы понимаем, что без нашей работы не будет результата, на который все нацелены. А нацелены мы на минимальное число заболевших и умерших", — подчеркивает врач.

"Мы привыкли к обвинениям"

Достичь этой цели было бы легче, если бы пациенты тоже к ней стремились, однако врачам иногда приходится с ними буквально воевать. На мой вопрос о том, как пациенты в удовлетворительном состоянии реагируют на попадание в госпиталь, Инесса отвечает: "Требуют свободы".

Несколько человек уже написали на врачей жалобы, считая, что те необоснованно держат их в больнице. Это пациенты, у которых первый тест на коронавирусную инфекцию показал отрицательный результат, а повторные анализы еще не проводили.

"Они считают, что, имея по одному отрицательному анализу, могут расслабиться и ходить по городу. Отнюдь. Один отрицательный анализ подозрение на коронавирусную инфекцию не снимает, ведь пациенты к нам прибыли с клиническими проявлениями из неблагополучных регионов", — говорит Инесса Борищук.

И все же особо скандальных приходится отпускать под расписку, уведомляя об этом полицию.

Иногда пациенты, у которых наличие вируса в организме подтверждено лабораторно, но клинических проявлений нет, обвиняют врачей в обмане, а их родственники — в подделке результатов анализов и даже в заражении больных.

"Мы привыкли к обвинениям. Просто молчим и делаем то, что должны. Мы сейчас армия, и от того, как выступим, будет зависеть благополучие тех, кто находится за нашими спинами", — говорит Борищук.

В жизни врачей сейчас случаются и другие крайности. Например, некоторые состоятельные жители Иркутской области просят медиков посоветовать, какую лучше купить марку аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ) для личного пользования.

"Мы им говорим, что к ИВЛ надо купить как минимум двоих врачей-анестезиологов и двух медсестер. Это же не прибор бытового пользования, чтобы включить его в розеточку и лечь на диван, закинув ногу на ногу", — удивляется Борищук.

Она не берется прогнозировать развитие ситуации в Иркутской области или хотя бы в Иркутске, но подчеркивает: если население будет серьезнее относиться к происходящему, проявит сознательность и перестанет нарушать режим самоизоляции, тогда с пандемией удастся справиться.

"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы. Говорят, что болеют только старики. Неправда. Болеют и молодые, и дети. Эта инфекция новая, она пока изучается, поэтому ситуация очень серьезная, и нельзя недооценивать опасность, считать, что врачи нарушают права людей тем, что "закрыли" их и недобровольно обследуют. Это все направлено на то, чтобы не допустить трагедии, которая случилась в других странах", — подводит итог Инесса Борищук.

Светлана Латынина