12 сентября, 16:37Прямая речь
Глава Олимпийского комитета России — о взаимоотношениях с МОК и спортивных итогах ВЭФ
Станислав Поздняков
© Станислав Красильников/ТАСС

Станислав Поздняков поделился мнением о будущих стартах и высказался о проблемах в федерациях сноуборда и бобслея

На полях ВЭФ прошло две панели, где обсуждались вопросы экономики и спорта. Президент Олимпийского комитета России (ОКР) Станислав Поздняков в интервью ТАСС рассказал о подготовке российских спортсменов к предстоящим Олимпиадам в Токио и Пекине, а также поведал о своем увлечении альпинизмом.

— Что самое интересное вы почерпнули для себя на панели, где обсуждался спорт в рамках экономического форума?

— Самая важная тематика для нашего Олимпийского комитета — это международная кооперация в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так как три больших олимпийских мероприятия проходят здесь: Пхенчхан в этом году, Токио в 2020 году и Пекин в 2022 году. В этой панельной дискуссии как раз была отмечена важность в том числе международной кооперации по этим вопросам. Присутствие представителя Международного олимпийского комитета как раз подчеркивает важность этого всего процесса. А вчерашнее подписание договора с китайским олимпийским комитетом о сотрудничестве, в том числе и по подготовке к Играм в Пекине, является одним из приоритетных наших направлений. Сотрудничество одних из крупнейших олимпийских комитетов — России и Китая — как раз показывает пример для остальных наших соседей, что можно успешно конкурировать на спортивных площадках и успешно коммуницировать и сотрудничать вне их.

— Александр Карелин как раз затронул тему того, что в этом регионе можно создать базу для подготовки к предстоящим Играм. Насколько это возможно и насколько было бы полезно?

— Олимпийские игры в этом регионе позволяют и государству, и частным компаниям включаться в его развитие. А спорт все-таки является серьезной составляющей для развития территории. И безусловно, нужно воспользоваться этой ситуацией — построить или ввести в эксплуатацию или реконструировать уже существующие спортивные точки, спортивные базы. Это стало бы хорошим таким наследием. Это мы сейчас ощущаем и по тем объектам, которые готовились в том числе и к сочинской Олимпиаде. И мы прекрасно помним наследие московской Олимпиады. Некоторые объекты до сих пор существуют и вполне успешно работают. Поэтому если мы говорим о комплексном развитии данной территории, то, безусловно, спортивная составляющая должна существовать.

— Все ли зимние федерации уже предоставили планы подготовки к Играм 2022 года?

— К сожалению, не все предоставили свои программы. Дело в том, что активный период подготовки к новому сезону уже начинается. Поэтому, конечно, нам хотелось бы, чтобы они поторопились с принятием такого документа. Это облегчит работу и Министерству спорта, и нам по подготовке большой программы подготовки к Играм 2022 года.

— Пальцем указывать будем на должников?

— Нет, я бы не стал это делать по той простой причине, что мы сейчас пытаемся трансформировать нашу работу с Министерством спорта. И оно сейчас готовит ведомственный проект по подготовке к Пекину-2022, в котором роль Олимпийского комитета будет прописана отдельно. В том числе и финансовая нагрузка, которая на нас выпадет в ближайшие четыре года. Поэтому здесь идут какие-то небольшие оргмероприятия. Поэтому мы пока не называем должников, но призываем их активно коммуницировать с нами.

— Они сами понимают, о ком речь?

— Конечно.

— Когда будет разработана и утверждена программа подготовки спортсменов?

— Я думаю, что до конца года, где-то в ноябре. И я уверен, что одним из вопросов повестки олимпийского собрания  будет как раз утверждение программы.

— Впереди юношеские игры в Буэнос-Айресе. Кто у нас будет руководителем делегации, уже известно?

— У нас есть человек, который сейчас возглавляет рабочую группу по подготовке. Это один из наших опытных специалистов, Лев Савин. Я думаю, что как раз он и возглавит делегацию. Во всяком случае уровень его компетенций и опыта подсказывает, что это правильный выбор.

— Будут ли тестироваться на допинг спортсмены, которые будут отправляться в Буэнос-Айрес?

— Что касается тестирования на допинг перед соревнованиями, мы такую практику уже давно отменили, поскольку это противоречит правилам WADA и РУСАДА. Другое дело, что все спортсмены, особенно претенденты на медали, находятся в различных пулах тестирования. И в соответствии со смарт-программами, которые использует РУСАДА и другие антидопинговые организации, они проводят тестирование по своему графику, который известен только самим антидопинговым агентствам.

А что касается наших дополнительных заявок для тестирования, как это было, допустим, перед Пхенчханом, когда мы по три теста за год должны были сделать для каждого кандидата, такого требования к нам не предъявляли.

— Какими будут условия проживания спортсменов в Буэнос-Айресе? Делегация туда ездила?

— Безусловно, одним из наших приоритетов является создание максимально комфортных условий для спортсменов. У нас дважды выезжали наши передовые группы, которые смотрели все условия. Условия хорошие, степень готовности  объектов на момент визита нашей рабочей группы была достаточно высокой, поэтому у нас нет никаких вопросов.

— Что-то вроде Русского дома там будет?

— Нет, мы решили на юношеских Играх не организовывать дом болельщиков. Но мы проведем прием от имени Олимпийского комитета России.

— В Минске во время II Европейских игр дом болельщиков будет?

— Вот как раз в Минске, пользуясь общностью культуры между Россией и Белоруссией, мы будем организовывать дом болельщиков. И сейчас как раз мы занимаемся утверждением концепции этого дома. И безусловно, после того, как эта концепция будет утверждена, мы будем искать спонсоров. Потому ОКР традиционно не финансирует подобные проекты, а это делается за счет привлеченных источников.

— Сноубордистка Заварзина заявила, что год не получает зарплату от федерации. Некоторые члены Федерации бобслея России назвали нелегитимными выборы главы организации Александра Зубкова и подали судебные иски. Что происходит в этих федерациях?

— Начнем со сноуборда. Там, на мой взгляд, достаточно обычная ситуация на смене олимпийских циклов происходит. Федерация переживает смену поколений. Тем более претензии там достаточно тривиальные, особенно связанные с прохождение углубленного медицинского осмотра. Знаете, я сам достаточно долго был спортсменом сборных команд и поэтому прекрасно понимаю, что без допуска врача к соревнованиям и без прохождения всех подобных процедур никто не может быть допущен даже к тренировочному процессу. Мы прекрасно понимаем, к чему эти последствия могут привести. И такую ответственность на себя никто не возьмет. Поэтому в этой части к этому нужно спокойно относиться. Я думаю, что сейчас эмоции улягутся и у руководителей, и у спортсменов.

В бобслее несколько другая ситуация. Она связана, в первую очередь, с процедурой отчетно-выборной конференции, которая была проведена, с нашей точки зрения, не совсем корректно. И мы в свое время направили письмо в Федерацию бобслея с просьбой устранить предполагаемые нарушения в ходе отчетно-выборной конференции. В этом письме мы акцентировали внимание на том, что могут возникнуть риски по вопросу легитимности проведения конференции. И как раз те предупреждения, наши опасения сейчас начинают реализовываться. Поэтому сейчас вопрос ушел в юридическую плоскость. Я думаю, что эта тема будет иметь свое продолжение и в соответствии с законом она будет разрешена.

— Ваше отношение к тому, что сейчас происходит с биатлонистами?

— Я бы хотел акцентировать внимание на том, что мы до сих пор от Союза биатлонистов России не получили никакой информации по этим четырем случаям. К нам никто не обращался. Поэтому мы находимся в некотором ожидании разъяснения по этому вопросу. Что касается решения конгресса Международного союза биатлонистов, то оно не затрагивает интересы спортсменов. Они будут соревноваться в полном объеме в соответствии с квотами на страну. И соответствующим образом они будут представлять Россию, а не иметь какой-то нейтральный статус. Поэтому самое главное, на мой взгляд, — это интересы спортсменов; они учтены.

— В Токио спортсмены будут выступать под российским флагом или в нейтральном статусе?

— На любых олимпийских мероприятиях страну представляет национальный комитет страны. В данном случае это Олимпийский комитет России. В настоящий момент начиная с 1 марта этого года статус временного несоответствия был изменен на статус полного соответствия. И поэтому во всех олимпийских мероприятиях, происходящих с 1 марта 2018 года, мы принимаем участие как олимпийская команда России. Поэтому у меня здесь каких-то сомнений не возникает.

— Влияет ли несоответствие РУСАДА кодексу WADA на сотрудничество с Международным олимпийским комитетом?

— Мы достаточно много говорили об этом. И с коллегами из МОК была четкая договоренность перевернуть страницу, что и было сделано. Прекрасным примером стал визит Баха в Олимпийский комитет России, где и была зафиксирована эта ситуация. А что касается наших взаимоотношений, то они развиваются, и они будут развиваться вне зависимости от статуса национального антидопингового агентства. Несмотря на то что Олимпийский комитет является соучредителем РУСАДА, тем не менее, в общем-то, наши взаимоотношения с МОК, они достаточно динамично развиваются. И вот пример. Во всех наших мероприятиях представители Международного олимпийского комитета принимают участие, в том числе и в этой панельной дискуссии. Это чиновники достаточно большого уровня, и мы очень много коммуницируем и строим планы. В октябре мы готовим визит руководителя Комиссии олимпийской солидарности шейха Аль Сабаха на подписание документа с Олимпийским комитетом России. Для нас это знаковый визит, он показывает всему спортивному и мировому сообществу, что у нас дела сейчас идут как обычно. Поэтому говорить, что статус РУСАДА каким-то образом влияет на наши взаимоотношения с МОК, было бы некорректно. Другое дело, что в этой ситуации это осложняет восстановление статуса Паралимпийского комитета и, соответственно, Федерации легкой атлетики.

— Есть понимание, какой будет бюджет ОКР на следующий год?

— Да, есть, конечно, понимание о бюджете. Наверное, будет не совсем корректно называть цифры до того, как его не утвердит исполнительный комитет ОКР. Но я хочу сказать, что бюджет следующего года будет выше, чем предыдущего.

— Решены ли все проблемы с оплатой иностранных тренеров в России?

— Приглашением иностранных тренеров занимается федерация и подает соответствующие заявки в Олимпийский комитет. Мы приняли во внимание все заявки, которые на сегодня поступили, и заложили под них финансирование в бюджете до 2022 года.

— Есть какие-то новости, связанные с новым зданием ОКР?

— Это тема такая достаточно постоянная. Потому что то здание, в котором находится нынешний Олимпийский комитет России, требует внимания. Поэтому мы работаем над этим вопросом. Конкретный срок сложно назвать. Но, во всяком случае, такой вопрос на повестке дня стоит.

— К 2024 году 55% населения должны заниматься спортом. Вы будете в этих 55%?

— Обязательно будем. Мы одна из самых спортивных с этой точки зрения организаций, поэтому, конечно.

— А лично вы?

— А лично я из этого числа не уходил никогда. Я был действующим спортсменом, сейчас я регулярно занимаюсь спортом, поэтому я уже в этих 55% . В обычной жизни я просто занимаюсь фитнесом в спортзале. Люблю и различные спортивные активности. Из увлечений последних лет — альпинизм, который с недавних пор стал олимпийским видом.

Беседовал Андрей Карташов

Загрузить обновления({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще