2 октября, 11:00Прямая речь
Илья Торосов: мы планируем обучить на онлайн-курсах до 10 млн человек
Илья Торосов
© Егор Алеев/ТАСС

Замглавы Минэкономразвития — о цифровых школах, Фабрике проектного финансирования и увеличении доступности банковских услуг в регионах

В условиях фокуса на цифровизацию российской экономики важной задачей становится подготовка специалистов в сфере информационных технологий. Минэкономразвития планирует создать "Цифровой университет" и венчурный фонд для поддержки образовательных и социальных проектов. Об этом, а также о Фабрике проектного финансирования и ситуации в банковском секторе в интервью ТАСС рассказал заместитель министра экономического развития Илья Торосов.

— Когда мы встречались в прошлый раз, ваша жизнь чиновника только начиналась. С тех пор прошло уже полгода, и можно подводить первые итоги. Расскажите, как изменился ваш круг полномочий?

— Круг курируемых тем расширился. Теперь в сфере моей ответственности как заместителя министра три направления: финансово-банковская деятельность, помимо этого в данный блок входит банкротство, профессиональная деятельность, корпоративное право и антисанкционная политика — под последним подразумевается разработка мер, направленных на стимулирование национальной экономики; второе направление — социальное развитие. И совсем новое направление — развитие законодательства о некоммерческих организациях.

— Про него пока можно не спрашивать?

— Мейнстрим — распространение на социально ориентированные некоммерческие организации налоговых, финансовых, регулятивных льгот и преимуществ, установленных в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства. Это нужно для того, чтобы они получили доступ к льготному финансированию через гарантийные фонды и фонды микрокредитования, снижение издержек, связанных с процедурами контроля и надзора.

Сегодня есть около семи-восьми законопроектов, которые позволят приблизить такие организации по правам к субъектам МСП.

— А они сами этого хотят?

— Они очень этого хотят. И в этом контексте важно отметить еще один аспект работы — укрепление потенциала некоммерческого сектора в сфере оказания услуг населению. Министерство последовательно развивает инфраструктуру поддержки НКО, активно работая с федеральными министерствами, а также исполнительной властью субъектов Российской Федерации.

Наконец, третья значимая задача — развитие добровольчества среди граждан нашей страны, вовлечение их в решение социальных проблем. Важность этого направления подтверждает тот факт, что 2018 год — это Год добровольца в Российской Федерации, и министерство является активным участником и инициатором изменений в части поддержки волонтерства. 

— А что входит в социальный блок?

— Здравоохранение, образование, спорт, культура.

— Со стороны Минэкономразвития какие есть полномочия в этих областях? Потому что, допустим, культура и спорт все-таки находятся в сфере влияния Минкультуры и Минспорта.

— Мы работаем по всем национальным проектам. При этом головными по ним выступают профильные ведомства, такие как Минздрав, Минкульт, Минспорт. Мы же, равно как и Минфин, ответственный за финансирование, согласовываем национальные проекты только в своей части — смотрим на них с точки зрения экономической целесообразности. 

Кроме того, есть несколько направлений, где Минэкономразвития играет ключевую роль. Например, национальный проект "Цифровая экономика Российской Федерации", в рамках него предусмотрен проект "Кадры для цифровой экономики", за который и ответственно Минэкономразвития.

— Очень интересно почему? Все-таки подготовкой кадров традиционно занималось Минобразования. Что-то поменялось в логике?

— В этой логике ничего не поменялось. В целом в рамках цифровой экономики за национальный проект ответственно Министерство цифрового развития. Мы же отвечаем лишь за два из пяти-шести федеральных проектов этого направления.

Поэтому более подробно могу рассказать про "Кадры для цифровой экономики". Одно из направлений — это поддержка школьников; здесь и гранты школам, и гранты непосредственно школьникам, которые активно и хорошо занимаются математикой, информатикой. Кроме того, это поддержка преподавателей, которые готовят олимпиадников и так далее.

Мы планируем поддерживать около 300 тыс. призеров, и около 500 школ будут получать грантовую поддержку. Более того, 125 тыс. детей пройдут обучение в профильных сменах в области математики и информатики, технологий цифровой экономики.

Следующее направление — это переподготовка кадров, в том числе и в госуправлении. Предусмотрена целая программа — ее реализация планируется как на основании новых подходов к сборке команд и работы с данными от Университета 20.35, так и уже доказанных практик ведущих вузов и организаций, таких как РАНХиГС и "Сколково", где, собственно, и будут переподготавливаться кадры для госуправления и для крупных коммерческих организаций, чтобы увеличить их компетенции в цифровой экономике.

— Будете учить их работать на компьютере?

— Будем их учить компетенциям цифровой экономики, эффективной работе с данными, последним разработкам, начиная от искусственного интеллекта и заканчивая блокчейном. Но это уже вопрос к содержанию программы РАНХиГС.

Кстати, предполагается и переподготовка самих преподавательских кадров. Этим будет заниматься и РАНХиГС, и Высшая школа экономики, и Бауманка. Пока планируем определить пять-семь основных вузов, которые будут специализироваться в IТ, математике, прикладной вычислительной технике и так далее. На их базе будут создаваться программы в области преподавательских кадров, а затем и по переподготовке госслужащих. Также планируем создать пять международных научно-методических центров.

— Это тоже на базе этих вузов?

— Пока сложно сказать, как раз сейчас мы прорабатываем этот вопрос.

Добавлю также, что в рамках федерального проекта планируется создание пяти экспериментальных площадок по модели "Цифровой университет". Цель — подготовка каждого университета России для работы в цифровой среде. На эту задачу будет направлено около 6,5 млрд рублей в ближайшие три года.

— Что будет представлять собой "Цифровой университет" и когда можно ожидать его создания?

— Цифровой университет — это создание комфортной цифровой среды для обучающихся и педагогов; общие принципы построения комплексных информационных систем университета; использование вузом онлайн-курсов, как разработанных самостоятельно, так и массовых открытых онлайн-курсов и др.

Для каждого студента будет создана насыщенная цифровая среда, дающая возможность самостоятельно строить образовательный трек, оперативно получать различные справки и документы.

В учебном процессе преимущественно используется методика "перевернутого класса" — лекционные материалы изучаются предварительно и онлайн, на семинарах разбираются сложные вопросы. Живые лекции — только для выдающихся профессоров и практиков или по запросу от студентов.

В рамках "Цифрового университета" также планируется отработка и внедрение передовых образовательных технологий и проектов, поддержанных венчурным образовательным фондом.

— Можно про фонд немножко подробнее?

— Фонд планируется создать на базе РВК, его объем — до 6,9 млрд рублей. Средства будут направлены на поддержку стартапов в области образования, социальной и IТ-сферах. В течение пяти лет мы планируем поддержать около 200 стартап-проектов на стадиях жизненного цикла от акселерационной до перед IPO.

— В чем может быть венчурность образования?

— Например, новые прикладные программы — начиная от игр, заканчивая  новыми научно-методическими вещами: симуляторами, новыми компьютерными программами, связанными с образованием. За счет поддержки таких проектов мы создадим индустрию, потому что пока, к сожалению, эта индустрия не очень развита. Причем она является одним из передовых драйверов роста американской и английской экономик. В целом образование и медицина — признанные катализаторы развития экономики.

Мы собираемся в эти области активно инвестировать на возвратной основе в течение десяти лет. Подчеркиваю, эти деньги будут возвратные и платные. Важно, что мы создаем институт, который отдадим профессионалам — РВК или ФРИИ. По сути, это будут полноценные игроки рынка, то есть не министерство, не отдельный фонд, который состоит из госчиновников, а так называемые бизнес-ангелы, умеющие качественно инвестировать.

— Планируете ли вы создать какие-то особые программы для людей предпенсионного возраста, поскольку сейчас уделяется большое внимание их переквалификации, подготовке?

— Будут созданы онлайн-курсы, на которых мы планируем обучить до 10 млн человек. Кроме того, в рамках программы развития цифровой экономики любой гражданин, независимо от возраста, может пройти базовое обучение. Мы выделим до 1 млн персональных сертификатов на развитие компетенции в рамках цифровой экономики. Это то, что мы планируем сделать со своей стороны. Другой вопрос — в последующей реализации: рабочие места и так далее. Надеемся, что и венчурный фонд позволит появиться новым рабочим местам.

— Еще один вопрос: помимо цифровой экономики было бы интересно поговорить про Фабрику проектного финансирования. Она как-то пересекается с цифровой составляющей?

— Это чуть-чуть другое. Фабрика проектного финансирования — это доступ к  длинным деньгам, до 20 лет. На банковском рынке таких денег нет. Это крупные сделки от 3 млрд рублей. Фабрика — это еще синдицированное кредитование, субсидирование, хеджирование процентной ставки.

В этом году мы планируем подписать первую сделку. В целом пайплайн фабрики насчитывает проекты стоимостью свыше 900 млрд рублей. Финансовое закрытие сделок, завершение оформления синдикатов по большинству проектов планируется в 2019 году. Причем планируются три больших проекта общей стоимостью свыше 700 млрд как раз в Дальневосточном регионе.

— Расскажите подробнее.

— В проекте обязательно должно быть не менее 20% средств самих инвесторов, то есть речь идет о коммерческих проектах. Часть долгового финансирования закрывается синдикатом Внешэкономбанка с коммерческими банками с элементами господдержки. Тем самым мы сможем чуть увеличить срок финансирования, уменьшить процентную ставку.

— С участием ВЭБа в фабрике все понятно, а какую роль играет Минэкономразвития?

— Минэкономразвития было разработчиком самой программы. Сейчас Минэкономразвития отвечает за распределение денег на субсидирование и хеджирование процентной ставки.

Более того, мы планируем дорабатывать фабрику. Надеюсь, согласуем в правительстве возможность рефинансирования так называемых бридж-кредитов под будущие проекты. Пока проекты рассматриваются большим синдикатом, чтобы проект не останавливался, возможно, какие-то коммерческие банки будут его кредитовать, и не более 15% от будущего финансирования можно отправить на рефинансирование предыдущих банковских кредитов именно на этот конкретный проект.

— Третий ваш блок — это инвестиционно-банковская составляющая. Что интересного здесь происходит? В последнее время эта сфера привлекает достаточно большое внимание. С одной стороны, идет реформирование банков, переход на трехуровневую систему. А с другой, это процесс санации, который многие аналитики рассматривают как увеличение доли государства в банковской сфере.

Задача в банковском секторе комплексная, сложная. Я тоже вхожу в совет директоров АСВ…

— АСВ же немного отошло от санации, теперь они делаются через Фонд консолидации банковского сектора...

— Да, но института все равно два — АСВ и Фонд консолидации банковского сектора. Самая главная проблема банков — это ликвидность, получение доступа к деньгам, в том числе и государственным.

Ситуация такова: после некоторой волатильности на рынке мы усилили контроль и требования к размещению госденег, в результате чего сильно сократилось количество банков, имеющих возможность разместить на своих счетах такой актив. Перечень банков практически сузился до крупнейших федеральных банков. При этом региональные банки, осуществляющие свою деятельность в субъектах Российской Федерации, не имеют доступа к данным средствам, что нарушает основные принципы конкуренции в банковской сфере.

Что мы делаем сейчас? В результате проведенной рейтинговой реформы появилась возможность использовать национальные рейтинги в качестве основного критерия выбора банков для размещения государственных денежных средств, в том числе для соблюдения баланса интересов крупных и региональных кредитных организаций. Также мы ослабляем требования к капиталу банков — снижаем планку с 25 млрд рублей до одного. Такие меры должны расширить доступ региональных коммерческих банков к размещению и распределению денежных средств в экономике. Это, в свою очередь, приведет к уменьшению доли государства в банковском секторе и увеличению доступности банковских услуг в регионах.

Беседовали Лана Самарина и Анна Дементьева

Загрузить обновления({{newList.length}})
{{item.date*1000 | date:'HH:mm'}}
Загрузить еще