Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Бакили Элсон Мулузи, президент Республики Малави

14 июня 2001, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

БАКИЛИ ЭЛСОН МУЛУЗИ:

«В университете я был единственным «черным»...»

 

Родился 17 марта 1943 г. в поселке Готмана.
Окончил колледж в Англии, учился в Дании.
С 1975 г.– член Парламента, министр.
С мая 1994 года – Президент Республики Малави. По Конституции – одновременно глава правительства и министр обороны.
Младшей из жен Президента 12 лет.

 

Бакили Мулузи окончил школу и Болтонский колледж в Англии, затем учился в Дании.
В 1971-1975 годах он являлся директором технического колледжа.
В 1975 году был избран членом Парламента (национального собрания) Малави.
С 1976 года занимает посты в правительстве, являясь последовательно министром по делам молодежи и культуры, министром просвещения, министром без портфеля.
С мая 1977 по июль 1987 года Мулузи — генеральный секретарь и секретарь по административным вопросам Партии конгресса Малави.
15 февраля 1993 года будущий президент был арестован по обвинению в растрате фондов Партии конгресса Малави, но вскоре освобожден за недостатком улик.
В 1994 году баллотируется на пост президента Республики Малави от партии Объединенный демократический фронт и одерживает победу.
15 июня 1999 года Мулузи второй раз избран президентом Малави сроком на пять лет. 21 июня того же года приведен к присяге в городе Блантайре.

По сообщению избирательной комиссии, он получил 51 процент от общего числа проголосовавших, т.е. 2,4 млн. голосов, в то время как его соперник Гванда Чакуамба, представлявший две оппозиционные партии, – 2,1 млн. голосов. Однако оппозиция усомнилась в законности выборов, заявив о подтасовке избирательных бюллетеней. Это обстоятельство не было принято во внимание членами Верховного суда, и они предпочли, не приступив к рассмотрению протеста оппозиции, в полном составе явиться на инаугурацию.

Вновь став президентом, согласно Конституции страны, Мулузи одновременно становится главой правительства Республики и ее министром обороны.

В марте 2000 года Мулузи проводит консультации с лидерами христианской и мусульманской общин страны, чтобы решить, какой курс богословия будет преподаваться в средней школе. До недавнего времени в стране, где почти 90 процентов населения составляют христиане, шло изучение Библии. Однако в начале 2000 года, по указанию президента-мусульманина, министерство образования, спорта и культуры разработало и стало вводить в школах новый учебный курс под названием «Основы религиозной и моральной жизни», в котором примерно в равных пропорциях отражались христианские, исламские и традиционные национальные верования.

7 августа 2000 года на встрече в верхах стран – членов Сообщества развития Юга Африки в столице Намибии Виндхуке Мулузи избирают заместителем председателя САДК.

В середине октября 1999 года Мулузи женился на 12-летней школьнице из мусульманской семьи (ее имя неизвестно).

 

Чего только не повидал 1960-й год! Джон Кеннеди избран президентом. В Риме прошли Олимпийские игры. В моду начали входить «Битлз» и мини-юбки... И все же 1960-й назвали Годом Африки.
Что же произошло? Произошло невиданое: за один этот год на карте мира появилось сразу 17 новых независимых государств. Такого история человечества не знала никогда.
Весь мир приветствовал молодую, свободную Африку. Вера в светлое будущее Черного континента сочеталась с раскаянием и чувством вины за века работорговли и колониального господства.
Сами же африканцы надеялись, что с падением колониальных режимов начнется новая, счастливая жизнь. Она уже вот-вот, за поворотом...
В это самое время независимость получил и английский протекторат Ньясаленд. Новое государство нарекли Республикой Малави. Мало кто знает о ее существовании.

 

Михаил ГУСМАН: Я, возможно, первый русский журналист, который удостоен чести побывать в вашем доме?

Бакили МУЛУЗИ: Да. Это первый визит. До сих пор не было никого из России.

М.Г.: Тогда это историческая встреча!

 

Первые ассоциации при упоминании Африки обычно таковы: потрясающая природа, водопад Виктория, снега Килиманджаро, река Лимпопо. Редкие животные – леопарды, зебры, жирафы, бегемоты. Увлекательное сафари с охотой. Блеск алмазов Кимберли, империя Де Бирс. Зулусы, магические обряды колдунов и звуки тамтамов над саванной. Вся эта экзотика влечет сюда туристов. Это красочная обложка континента...
Но есть и другое – повседневная жизнь миллионов африканцев: неурожаи, голод, эпидемии, сотни миллиардов долларов внешнего долга. Растущая преступность, политическая нестабильность, этнические и религиозные конфликты. Эта Африка туристам не интересна.
С конца шестидесятых годов прошлого уже века много воды унесла Оранжевая река, не оправдались надежды, прошло очарование, Африку потихоньку забыли, как нелюбимое дитя.
Кажется, с началом нового века пришло время оплакивать «самую благочестивую принцессу», как романтически)возвышено называли Африку первые исследователи.
Сегодня мы познакомим вас с той Африкой, о которой многие предпочли бы и дальше ничего не знать.
Малави – одна из самых бедных стран мира. Она находится в юго-восточной части континента. 118,5 тысяч квадратных километров территории – это четыре Швейцарии. 10 миллионов жителей представляют различные племена негроидной расы. Самое крупное племя – Малави. Отсюда и название страны.
Считается, что здесь нет нефти, как в Нигерии. Нет алмазов – основы процветания соседней ЮАР.
И все-таки именно здесь, в озере Ньяса, вдоль которого вытянулось государство, как в зеркале, с шокирующей откровенностью отражается вся история Черной Африки.
Столетия назад, еще до прихода белых людей, свободные «дети природы» били в тамтамы, призывая каждый свое божество дать солнца в сезон дождей и дождя в период засухи. Но однажды появились белые миссионеры)проповедники и сказали, что Бог должен быть для всех один. Пришедшие вслед за ними добавили: «Не все люди равны, многое зависит от цвета кожи». Так произошло первое знакомство африканцев с цивилизацией.
Потом белые англичане спорили и воевали с белыми голландцами, французами и португальцами за право владеть землями и живущими на них черными племенами.
Английская колония Ньясаленд (в переводе на русский – «приозерная страна») жила рыболовством, сельским хозяйством, выращивала табак, производила экзотическое тунговое масло.

 

М.Г.: Позвольте задать несколько вопросов личного характера. Нам бы хотелось подробнее узнать о вас, о вашем детстве.

Б.М.: Мой отец был военным. В то время в мире шла Вторая мировая война, мой отец воевал. Это было тяжелое время для страны.

Сам я из скромной семьи, из очень удаленной области. Моя семья жила в маленьком городке Готмана. Я родился и вырос в этом городке. Ходил в школу. Это было непростое время. После того, как отец ушел в отставку, он уехал с семьей в деревню. Платить за обучение было тяжело. Но эти тяжелые обстоятельства только сделали меня сильнее, заложили основу моего характера.

 

В 1964 году колония освободилась от английского господства и получила не только новое имя – Малави, но и собственного президента – Камузу (Хейстингса) Банда. Он первым в Африке провозгласил демократический путь развития.
Благополучные страны Северного полушария, если коротко – Богатый Север, начали давать деньги на развитие бедных стран Южного полушария – Бедного Юга.
Между западными странами, США и СССР велась серьезная борьба за влияние на континенте.
В Советском Союзе освобождение Африки восприняли как еще одну победу идей социализма. Имена героев освободительной борьбы Патриса Лумумбы, Кваме Нкрумы, Модибо Кейта знал каждый ребенок. Но кто помнит их сегодня?
В Москве открылся Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. В далекую Африку посылались инженеры, врачи, военные специалисты. Символом советской помощи Африке стал автомат Калашникова, он даже изображен на государственном гербе соседней с Малави Республики Мозамбик.
Часть африканских стран, тем не менее, отдала предпочтение связям с метрополиями.

 

М.Г.: Я знаю, что затем вы учились в Великобритании.

Б.М.: Да, и некоторое время в Дании.

М.Г.: Чем вам запомнилось это время?

Б.М.: Все было неплохо. Понимаете, когда едешь куда-то учиться, это совсем другое, чем когда едешь работать.

М.Г.: Я думаю, что там было не так много студентов из Малави.

Б.М.: В то время, конечно, нет. Фактически, когда я учился в Дании, в маленьком городке, я там был единственным «черным». Даже не «коричневым», а «черным» (смеется). И в университете я был единственным «черным». Я проучился там два года, а потом перешел в Хедисфильд, чтобы получить более качественное образование. Там я провел год, и это было восхитительное студенческое время.

 

Бакили Мулузи не случайно учился в Англии, ведь молодое правительство республики и ее президент Камузу Банда сделали ставку именно на западных доноров. Деньги, полученные в долг, были вложены в обрабатывающую промышленность. Малави даже заняла второе место после США по производству черных сортов табака. Республика покрывала 50% мировых потребностей в арахисе и одну треть – в тунговом масле, необходимом в производстве красителей.
Кажется, свобода давала свои положительные результаты.
Телехроника сохранила исторические кадры. Вот первый президент Республики Камузу Банда среди высоких стеблей кукурузы, основной пищевой культуры малавийцев. Благодарный народ приветствует борца за свободу и новое будущее традиционными танцами. Президент говорит, что Малави нужна одна партия? Да, он мудр. Однопалатный Парламент? Да, он очень мудр. А какая Конституция: единство нации, лояльность, послушание и дисциплина? Он – единственно мудрый. Голосовать могут только те, кто знает английский язык и умеет писать по-английски? Конечно. Мы же цивилизованная страна, мы изживаем вековой комплекс несовершенства черного человека перед белым.
А вот рекламный фильм о Малави того же периода – ну, чем не рай? Прямые, широкие улицы новой столицы Республики – Лилонгве. Роскошные отели. Заботливая горничная готовит номер для западных туристов, приехавших открывать для себя новую, устремленную в будущее Африку.
Но все хорошее рано или поздно кончается. Цены на арахис на мировом рынке резко упали. Тунговому маслу изобрели синтетический заменитель. Да и навыков самостоятельного социально-экономического управления не было. Денежный поток иссяк. И тогда демократически настроенный Камузу Банда, объявивший себя к тому времени пожизненным президентом, сказал: «Если все не могут быть богатыми, то богатым буду я!». Он закрыл страну от посторонних глаз, опустил железный занавес. И зажил со своими приближенными сыто и благополучно. А его народ согласился, что будет если не богатым, то хотя бы счастливым. Ведь их президент, одной с ними крови черный человек, сравнялся в своей власти и богатстве с белыми. Так Камузу (Хейстингс) Банда уподобился живому Богу.
Институт традиционных правителей и вождей, вера в родовые связи и табу оказались чрезвычайно живучи в сознании африканцев. Прогнозы шестидесятых годов о том, что все эти предрассудки отомрут под напором цивилизации, не оправдались.
Демократия «по-африкански» оборачивалась диктаторскими режимами. Иди Амина в Уганде, Жана-Бэделя Бокасса в Центрально-африканской империи. Последний прославился еще и тем, что хранил в холодильнике части тел своих политических противников и не брезговал людоедством. А Мобуту, правитель Демократической республики Конго (ныне Республики Заир), напомнил миру, что Африка своими очертаниями похожа на револьвер, спусковой крючок которого расположен как раз в Заире.
И тогда богатый, цивилизованный мир вздрогнул, глядя на богов, которых он породил. Свыше 200 миллиардов долларов инвестиций оказались безвозвратно потеряны в Африке.
Возвратившийся к этому времени в Малави, образованный и продвинутый Бакили Мулузи начинает активную политическую карьеру.

 

М.Г.: Господин президент, вы были видным политическим лидером в Малави, стали основателем Объединенного демократического фронта, вас арестовывали. Могу предположить, что это был чрезвычайно тяжелый период и для Малави, и для вас лично. Как вы вспоминаете сейчас это время?

Б.М.: Действительно, это был бурный период в истории Малави, ведь в течение тридцати одного года у нас существовали однопартийная система, жесткая диктатура, репрессии. Некоторые из нас были не согласны с таким положением, считали, что нельзя преследовать людей, нельзя ни за что арестовывать, просто так убивать. И я организовал подпольное движение, потому что в это время нельзя было создавать политические партии в стране. Это было очень опасно, если бы меня выявили, то немедленно бы арестовали. Я основал подпольное движение вместе с моими коллегами, и мы начали проводить кампанию по преобразованию страны мирным путем. Начиная с восьмидесятых годов, мы почти десять лет боролись за право проводить референдум. Но тем не менее мы его получили, потому что на Камузу Банда было сильное давление. И не только с нашей стороны, ведь мы были в подполье, но со стороны церкви, международного сообщества. Международные спонсоры открыто оказывали давление на правительство, требуя демократических изменений. И правительство уже не могло сказать – «нет, мы не изменимся!» Таким образом, в 1993 году мы добились многопартийности, а в 1994 году прошли выборы, и моя партия – Объединенный демократический фронт – оказалась правящей. Это было тяжелое время, ряд моих коллег прошли через аресты, были в тюрьме, подверглись пыткам.

 

В 1993 году и сам Мулузи несколько месяцев проводит в тюрьме. Его обвиняют в растрате партийных денег, правда, скоро выпускают за недостатком улик. Что еще может стать причиной роста популярности, как не образ несправедливо гонимого? Да и «бог» – Банда оказался не вечным, ушел к праотцам.
В мае 1994 года Бакили Элсон Мулузи становится вторым президентом Республики Малави. В наследство от Банды ему достается опустошенная земля. 64 процента малавийцев живут за чертой бедности.
Все, что было выстроено колониальной системой – институты управления, суд, какая)никакая перерабатывающая промышленность, порядок и мир – все оказалось, в конце концов, разрушенным под звуки африканских тамтамов.

 

М.Г.: Может быть, ваша страна не очень счастлива потому, что в отличие от Южной Африки, Ботсваны, других ваших соседей по континенту вы не так богаты алмазами? Зато у вашего народа, дружелюбного, открытого, доброжелательного, есть горячее сердце. Каким вам представляется будущее Малави?

Б.М.: Я немного поправлю вас. Со всеми разговорами о том, что в Малави нет алмазов, нет полезных ископаемых, я не согласен! Я не думаю, что Бог был так несправедлив именно к Малави, дав алмазы Ботсване, Южной Африка, Мозамбику, может быть северной Танзании, Замбии и не одарив ими Малави. Где$то какието алмазы у нас должны быть! Нам просто надо больше работать, исследовать недра. Мы имеем некоторые виды минералов.

Но, отвечая на ваш вопрос, я думаю, что отсутствие алмазов у Малави не самая большая проблема. Должен сказать, что не нужно рассматривать Малави отдельно, нужно рассматривать весь регион в целом. Мы должны интегрироваться в отношении ресурсов. И это я говорил президенту Южно-Африканской республики Табо Мбеке, президенту Мозамбика, своим коллегам из других стран: давайте делиться ресурсами. Но это не легко. Мы должны интегрировать ресурсы. Но это архитрудная задача. Южная Африка – очень развитая страна, тогда как Малави, Мозамбик – очень бедные. Каждый захочет забрать лакомый кусочек до того, как это сделают другие.

 

Не правда ли, довольно противоречивое заявление? Надо делиться, но как это сделать, если по-братски не получится? В этом вся Африка. Здесь люди или баснословно богаты или столь же безмерно бедны. Законы африканской общины осуждают бережливость и накопление.
Один предприниматель так отозвался о своих соплеменниках: «Когда они видят, что ты живешь лучше их, они будут приходить с протянутой рукой, и ты будешь давать им до тех пор, пока не станешь таким же бедным, как и они!»
Бакили Мулузи, став президентом, за основу своего политического курса берет идею национального примирения: «Все ссоры, которые мы сегодня наблюдаем в Африке, происходят из-за того, что люди бедны».
Каждый второй африканец знает, что такое голод, не понаслышке – по собственному опыту. Как же накормить народ? Просить помощи у Богатого Севера? Ведь дают же западные страны каждый год около 3 миллионов тонн продовольствия опухшим от голода жителям Эфиопии, Судана, и многим другим странам. Помогают безвозмездно.
Правда, теперь спонсорам нужны гарантии, нужно искоренять бюрократию и коррупцию. И на это требование в Малави находится свой ответ. Переизбранный в июне 1999 года на второй срок президентского правления Бакили Мулузи распускает проворовавшееся правительство страны и временно передает его функции своей администрации.

 

Б.М.: Я должен сказать, что когда мы проводили преобразования в стране, мы боролись не только за демократию, но и за улучшение жизни людей. И это очень важно. Я сказал народу Малави: «Вы же не можете питаться одной только демократией, правильно? Демократия важна не сама по себе, нам нужны и демократия, и экономическое развитие. Вы можете иметь любые права человека, лучшую демократию в мире, и что дальше?»

Все войны, которые вы видите в Африке сегодня, ведутся из-за нищеты! Люди бедны. Необходимость улучшить нашу экономику побуждает к действию. Важно улучшить уровень жизни людей, которые вносят вклад в рост экономики. Это очень большая проблема. Когда я стал президентом в 1994 году, я осознал эту задачу для себя. И я донес это до других людей. Я был с ними честен, сказал народу Малави о том, насколько серьезна эта проблема. Давайте будем действовать и помнить об этой проблеме. Давайте решать ее сообща. Но люди только слушают, они мало думают об этом, они думают только о хлебе насущном. И все же я верю – проблема будет решена.

 

Трудно не думать о хлебе насущном, когда живешь в Богом забытом поселке или в «бидонвиле». Огромные поселения из картонных коробок и кусков жести – «бидонвили», взяли в кольцо большинство африканских городов.
Здесь почти все больны или инфицированы СПИДом. СПИД – как война уносит человеческие жизни. Бывает, что вымирают целыми деревнями. Люди чувствуют, что смерть дышит им в затылок, смертельно больные матери учат детей, как жить самостоятельно.
Сегодня в экваториальной, так называемой «черной» Африке 12 миллионов сирот – это дети от шести до 12 лет, их родители умерли от СПИДа, миллионы этих детей сами инфицированы вирусом.
Меняется общественное сознание, меняются даже древние обряды погребения. СПИД – это больше, чем болезнь.
В Малави больно 25% учтенного населения, но какой там может быть учет... На улицах рядом с портретом президента соседствует презерватив и призыв к молодежи быть осторожными. 500 тысяч сирот!
Президент даже показал личный пример благотворительности узкой прослойке обеспеченных людей: взял на воспитание десять оставшихся без родителей ребятишек. Но недавно разразился шумный скандал. Четверо из воспитанников Мулузи устроили колдовской обряд во дворце, прямо у двери президентской спальни. Ничего не поделаешь, зов предков, традиции. Просвещенный президент разгневался и отправил детей обратно, поближе к природе.
Все эти бесконечные проблемы Африки – еще один повод богатым странам вообще списать в небытие Черный континент, о котором и так почти все забыли. Что же остается тогда делать таким странам, как Малави, лишенным туристических прелестей и минеральных ресурсов? Куда идти президенту? Есть два пути: подать в отставку или стать Богом.
В последнее время Бакили Мулузи проявляет повышенный интерес к народному африканскому творчеству – шумным митингам с обилием традиционных танцев под тамтамы. Злые языки поговаривают, что он платит молодым девушкам за то, что они восхваляют своего президента.

 

М.Г.: Я видел по телевидению, как во время политических митингов вы пританцовываете. Вам нравится танцевать?

Б.М.: Да, я очень люблю танцевать!

М.Г.: Как вас воспринимают люди? Как близкого человека?

Б.М.: Лидеры должны быть частью народа, частью общества, люди должны чувствовать нас. И поэтому, когда у меня есть немного свободного времени, я еду в деревни, разговариваю с людьми. Это то, что правительство должно делать, это то, чего люди ждут от нас, лидеров. Я чувствую себя частью народа даже здесь, во дворце. Я сам по натуре деревенский человек. Я родился и вырос в деревне, я неразрывная часть народа, и это очень важно.

М.Г.: Что вы думаете о будущих взаимоотношениях между нашими странами?

Б.М.: Если у вас есть возможность, передайте членам вашего правительства, что Малави была бы счастлива установить дипломатические отношения с Россией. Россия имеет большое значение в мире. Если можно так выразиться, Россия – это огромная мощь! Поэтому мы не можем себе позволить не иметь с ней дипломатических отношений и кооперации в различных сферах экономики.

Это первый визит журналистов из России, и я был рад ответить на ваши вопросы. Я надеюсь расширить рамки таких визитов не только для журналистов, но и для всех русских людей. Приезжайте и открывайте для себя эту жаркую часть Африки.

 

После нашей беседы помощник напомнил президенту, что дипломатические отношения между нашими странами давно существуют, а президент посетовал, что вот только ни посла, ни посольства нет. Да и вообще Европа представлена в Малави лишь одним дипломатом – почему)то послом Дании.
Об Африке все чаще говорят, как о «головной боли» человечества. 291 миллион африканцев живут меньше чем на один доллар в день, средняя продолжительность жизни мужчин – 47, а женщин – 51 год.
И хотя после окончания «холодной войны», с начала девяностых годов в 42 из 48 государств, расположенных южнее Сахары, прошли многопартийные выборы, провозглашена демократия, межэтнические конфликты и гражданские войны охватили этот регион с еще большей силой, чем прежде. Появилась угроза самому существованию ряда нынешних государств, таких как Сомали и Заир.
Сегодня Черная Африка винит Богатый Север (и Россию, в том числе), что их интерес к континенту ослабел, а их помощь на самом деле была корыстной.
Но как бы ни складывалась судьба Африки, ее втягивание в общемировые связи, в глобализацию экономики будет стремительно ускоряться.
В конечном счете, мир должен быть заинтересован в благополучии Африки. Иначе ее проблемы обернутся разящим бумерангом – «Черная принцесса» не умерла, она не простит нам равнодушия.
Когда мы покидали страну Малави, отраженную в озере Ньяса, нам сказали, что президент Мулузи собирается воздвигнуть памятник своему предшественнику – Камузе Банда. Даже в самолете, высоко над землей нам казалось, что слышны звуки тамтамов. Только вот какое послание миру несла их ритмичная перекличка: скорое рождение нового Бога или отчаянный призыв к новому открытию Африки?

 

2001 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама