Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Фернанду Энрики Кардозу, президент Федеративной Республики Бразилии

25 апреля 2001, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ФЕРНАНДУ ЭНРИКИ КАРДОЗУ:

«Сегодня, благодаря развитию средств массовой информации, президенту намного легче руководить страной в демократическом, а не в авторитарном ключе…»

 

Родился 18 июня 1931 года в Рио-де-Жанейро.
В 1953-м закончил Университет в Сан-Паулу.
Социолог, политолог, экономист. Основатель Партии бразильской социал-демократии.
С 1990 по 1994 год – сенатор, министр иностранных дел, министр финансов.
С 1994-го года – Президент Бразилии

 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

 

Фернанду Энрики Кардозу родился 18 июня 1931 года в Рио-де-Жанейро в семье потомственных военных. Дед Фернанду Энрики Кардозу – маршал, отец – генерал и депутат парламента.

Примечательно, что и дед и отец были скорее прогрессивными деятелями, нежели консерваторами. Дед нынешнего президента Бразилии принимал в свое время прямое участие в смещении императора Педро II и в провозглашении Республики, а отец не поддержал военный переворот в 1964 году. После этого события в Бразилии до 1967 года установилась военная диктатура генерала Кастелу Бранку.

Кардозу всегда придерживался «левых» убеждений, в своем кругу считался знатоком Карла Маркса. Однако в большинстве случаев, за исключением ранней юности, он расходился во взглядах с коммунистами. По его мнению, дальнейшее развитие Бразилии, ее становление, должно было проходить по демократическому сценарию, без установления коммунистической диктатуры и тоталитаризма, характерных для многих латиноамериканских стран. Сам же Фернанду Кардозу считает себя социал$демократом.

В 1978 году Кардозу вступил в большую политику. Был заместителем сенатора от Партии Бразильское демократическое движение (ПБДД), затем сам избирался сенатором от штата Сан-Паулу от ПБДД.
С 1983 года – сенатор, лидер фракции ПБДД в Парламенте Бразилии.
В 1988 году основал собственную партию – Партию бразильской социал-демократии (ПБСД).
С 1990 г. – сенатор Национального конгресса от ПБСД.
С 5 октября 1992 г. по 20 мая 1993 г. – Министр иностранных дел в правительствах Фернанду Коллора и Итамара Франку.
С 20 мая 1993 г. по 29 марта 1994 г. – Министр экономики (финансов) в период правления президента Итамара Франку.

В декабре 1993 года, будучи министром финансов Бразилии, Фернанду Энрики Кардозу представил в правительство план по борьбе с инфляцией. Он также стал автором плана экономической стабилизации Бразилии. Таким образом, к моменту выдвижения свой кандидатуры на очередные президентские выборы в 1994 году, Фернанду Энрики Кардозу уже имел большой авторитет и практический опыт работы в структурах исполнительной власти.

Дальновидная экономическая программа Кардозу была положена и в основу его предвыборной платформы. На президентские выборы 1994 года его кандидатуру выдвинул альянс центристских сил Бразилии – Партия бразильской социал-демократии, Партия либеральный фронт (ПЛФ), Бразильская трабальистская партия (БТП). Кандидатуру Кардозу поддержала также часть членов Партии бразильского демократического движения (ПБДД) во главе с экс-президентом Бразилии Жозе Сарнеем.

На президентских выборах, состоявшихся 3 октября 1994 года, Фернанду Энрики Кардозу одержал победу, завоевав 54,6 процентов голосов избирателей. Он стал 36-м по счету президентом Бразилии.

Так до конца и не разгадан «феномен Кардозу». Многие наблюдатели до сих пор задают вопрос: как Фернанду Энрики Кардозу – человек абсолютно чуждый хлесткой популистской фразы – а это обязательное блюдо в латиноамериканской политической кухне – смог завоевать голоса миллионов простых избирателей?

В октябре 1994 года Фернанду Энрики Кардозу побывал с частным визитом в России, где был принят в Кремле Президентом Российской Федерации Борисом Ельциным.

22 октября 1995 года в штаб-квартире ООН состоялась еще одна встреча Фернанду Кардозу с Борисом Ельциным. Главной темой этих переговоров стал вопрос двустороннего сотрудничества между Россией и Бразилией.

На очередных президентских выборах в октябре 1998 года Фернанду Энрики Кардозу был переизбран на второй срок уже в первом туре голосования, набрав 52,9 процентов голосов избирателей.

Бесспорными заслугами Кардозу как президента страны можно считать серию реформ, приведших к стабильному росту национальной экономики. По общему признанию, ему удалось обуздать высокую инфляцию. Одновременно он создал все предпосылки для быстрой модернизации экономики. При нем значительно повысился авторитет Бразилии не только в масштабах Северной и Южной Америки, но и на мировой арене в целом.

Примечательна фраза нынешнего Президента Бразилии о приверженности «окончательным, а не паллиативным решениям». Он считает, что уж если проводить реформы, то такие, «которые в корне решают проблему, а не бьют по внешним симптомам».

Так на стыке 1998-1999 годов президент Кардозу столкнулся с острым финансовым кризисом, возникшим в стране и получившим известность в мире под названием «эффект самбы». В этот период глава государства продемонстрировал и своей стране, и всему миру лучшие качества профессионального политика. В частности, способность принимать в переломных кризисных ситуациях единственно верные решения.

Когда необходимо, может быть тверд как в делах, так и в высказываниях. Широко известно его изречение: «Если Канада желает войны – она войну получит» (Имеется в виду перспектива торговой войны в результате введения Канадой эмбарго на импорт бразильской говядины). И все же, Фернанду Энрики Кардозу, занимая пост главы государства, – противник силовых мер администрирования.

Фернанду Энрики Кардозу известен прежде всего как президент-интеллектуал. Он – ученый-социолог, снискавший известность в стране и за ее пределами еще до того, как активно включился в большую политику. Был президентом Международной ассоциации социологии. Автор большого количества научных трудов и целой теории о путях прогресса развивающихся стран. Перечисление его почетных званий в различных университетах мира заняло бы добрый абзац.

Всеми единодушно отмечается интеллектуальная глубина этого человека и его тонкая интеллигентность во всем. От манеры одеваться (скромно и безукоризненно), до манеры вести разговор. Он чужд популистской фразы. Говорит обычно негромко, речь строит с точки зрения логики филигранно. Обладает тонким чувством юмора, склонен к иронии.

По откликам людей, которые лично общались с бразильским президентом, редко удается встретить столь интересных и энциклопедически образованных собеседников. Как отмечают представители местных средств массовой информации, готовя интервью с Кардозу, нередко приходится сопровождать такие материалы ссылками на научные труды и публикации, поскольку президент Бразилии, иллюстрируя свои мысли, нередко цитирует по памяти многих известных ученых и мыслителей. Иллюстрацией широты научных интересов Кардозу также служит сделанный им перевод на португальский язык философского труда Шарля Луи Монтескье «О духе законов».

В совершенстве владеет английским, испанским и французским языками.

Фернанду Кардозу физически активен и бодр. Результаты ежегодных медицинских обследований становятся достоянием общественности. Последнее заключение врачей – очень хорошая физическая форма для человека его возраста.

 


Михаил ГУСМАН: Я знаю, что вы родились в семье генерала. Ваш дед был маршалом. Вы даже как&то сказали, что в роду Кардозу было пятнадцать генералов. Что побудило вас изменить этой семейной традиции и выбрать путь гражданского человека?

Фернанду Энрики КАРДОЗУ: Это правда, мой отец – генерал, мой дед был маршалом, мой прадед также занимал высокое положение в военной иерархии империи.

Наверное, этого вполне достаточно для одной семьи, правда? Слишком много военных. Но есть и другая причина. Мой отец, помимо того, что являлся военным, был также и юристом, членом парламента, депутатом, он был тесно связан с жизнью гражданского общества. Так что у меня была возможность выбора – военная карьера и, как альтернатива, карьера гражданская. Моё домашнее воспитание не было казарменным.

 

Фернанду Энрики Кардозу легко мог сделать военную карьеру. Военные в Бразилии – всегда были особой кастой, долгое время стоящей у власти. Отнюдь не тупые «служаки», они привлекали к управлению государством интеллектуальную элиту. Высшую военную школу Бразилии в свое время окрестили «современной Сорбонной».

Вся новейшая история Латинской Америки – череда военных переворотов. Панама, Парагвай, Чили, Аргентина... Диктатуры, правящие хунты под маской «заботы о нации». Правда, и в среде военных были те, кто отвергал насилие. Такие, как дед и отец Кардозу. Его мать была родом из Амазонии, в ее жилах текла кровь гордого испанца и независимой индеанки.. Может быть поэтому, молодой Фернанду не пошел по пути военной карьеры, он выбрал науку.

Получив в 62-м году степень доктора социологии, Кардозу преподает в Университете Сан-Паулу. Попутно изучает экономику и политологию. Знаток Карла Маркса, Кардозу придерживается «левых убеждений». Как раз в это время на Кубе «радикально левый» Фидель Кастро пытается строить социализм. Но что-то не выстраивается у левых. И рядом, в соседнем Парагвае, у «радикально правого» диктатора Стреснера, тоже ничего не получается.

Даже сегодня, став президентом, Фернанду Энрики Кардозу не перестает искать ответ на вопрос: что есть диктатура, какова ее природа, отчего общество приемлет насилие?


М.Г.: Известно, что вы страстный книгочей. Какие книги сейчас лежат на вашем столе?

Ф.Э.К.: Сейчас читаю книгу мексиканского автора Энрике Серны, которая называется «Соблазнитель отечества». Ее главный персонаж – человек, который был героем борьбы за независимость Мексики, а впоследствии переродился в злодея, уступив Техас американцам. Это очень интересная книга, она позволяет восстановить весь период борьбы за независимость Мексики. Не меньше мне понравилась другая повесть – перуанского писателя Марио Варгаса Льосы «Праздник козла». Эта удивительная книга о диктатуре Трухильо. Вот это то, что я в последнее время прочитал.

 

А вот начинал Кардозу свое знакомство с авторитаризмом совсем не по книгам. В 1964 году к власти в Бразилии приходят военные. И Фернанду вынужден эмигрировать в Чили, потому что его социал-демократические взгляды не нравятся диктатору. В Сантьяго Кардозу работает в системе ООН – в Экономической комиссии Латинской Америки. Но ни успешная карьера чиновника, ни высокая зарплата не удерживают его в Чили. Кардозу интересует социология, он хочет поближе познакомиться с опытом европейских демократий. Он едет преподавать во Францию.

Конец шестидесятых – события в Чехословакии, советские танки на улицах Праги – следствие коммунистической диктатуры. Студенческие выступления в демократическом Париже, разгон демонстраций, отставка генерала Де Голля. Все это повод для размышления. Видимо, власть должна представлять в равной степени интересы всего общества.

В 1968 году Кардозу возвращается в Бразилию. Он уже авторитетный социолог и экономист. Но на родине преподавать ему не разрешают. Больше того, в принудительном порядке военные отправляют Кардозу на пенсию! Зато его приглашают ведущие университеты США и Европы – Стэнфорд, Беркли, Кембридж. Фернанду создает свой собственный исследовательский центр.

События в Латинской Америке еще раз убеждают Кардозу: диктатура – не для Бразилии. В Чили – военный переворот, правительство Сальвадора Альенде свергнуто генералом Пиночетом. Попытка Кастро построить социализм на Кубе провалилась, явственно проступают черты знакомой уже диктатуры. Почему же так сильна тяга к твердой руке, неужели людям так проще жить?


Ф.Э.К.: Я не знаю, удалось ли мне осуществить свои намерения полностью. До сегодняшнего дня бразильское общество ждет, что президент сам будет заниматься буквально всем. К примеру, возьмем ситуацию с полицией. В городах разгул насилия, а в руках федерального правительства нет даже соответствующих инструментов для решения этого вопроса. И тем не менее, люди думают, что решение проблемы зависит от президента. С другой стороны, Бразилия существенно изменилась. И сегодня уже складывается более устойчивая демократическая традиция в самом бразильском обществе. Президенту отводится роль лидера, который не должен вмешиваться во все вопросы. Я думаю, что эта тенденция будет укрепляться как в Бразилии, так и во всей Латинской Америке. Сегодня благодаря развитию средств массовой информации президенту намного легче руководить страной в демократическом, а не в авторитарном ключе.

 

А вообще-то свобода – это естественное состояние души бразильца. Не случайно, даже в годы самой жестокой диктатуры в Бразилии военные не решались запретить карнавал в Рио-де-Жанейро! Раз в году, на несколько дней, город превращается в арену абсолютной свободы.

Кардозу недолюбливает шумные празднества. Но это не мешает ему отдавать должное мощной энергетике карнавала, объединяющей бразильцев.

 

Ф.Э.К.: Я думаю, что это примерно то же, что футбол. Карнавал – это большая школа. Для того, чтобы организовать яркое карнавальное шествие, которое вы видели в Рио-де-Жанейро, люди трудятся почти весь год. И музыканты, и модельеры, и танцоры. И те, кто занят оформлением движущихся аллегорических платформ. Да и сами школы самбы не лишены педагогических функций. Например, известная школа «Мангейра» имеет собственную социальную программу для детей из бедных семей. Так что карнавал – нечто большее, чем игра; для нас он очень важен, потому что это народное явление. Сегодня, конечно, многое меняется – на карнавале используют современные достижения науки и техники, спецэффекты. Но он по$прежнему остаётся, главным образом, формой самовыражения народа и в Рио, и во всех других городах Бразилии. В Рио особенно. Я знаю некоторых людей – министров, послов, предпринимателей, которые участвуют в карнавальных шествиях, но не в этом суть. Главное, карнавал – это действительно душа народа.

 

В 1978 году военные в Бразилии ослабляют «хватку». К этому времени Кардозу – автор свыше 25 книг по социологии, экономике, политологии, почетный доктор многих зарубежных университетов и академий. Теперь он точно знает путь, по которому должна пойти Бразилия. Но воплотить на практике свои экономические теории можно, только добившись власти. И он идет в политику.
Довольно быстро делает карьеру – от заместителя сенатора до министра иностранных дел, потом министра финансов в правительстве Итамара Франку.

На этом посту, в 1993 г. Кардозу разрабатывает план борьбы с инфляцией, а год спустя вводит в обращение новую денежную единицу – реал. Разработанный им «План Реал» – уникальная экономическая модель. Благодаря ей в течение одного года инфляция снижается с трех тысяч процентов до одного. Это означает, что 13 миллионов бразильцев выбираются из нищеты, получают реальную возможность изменить свою жизнь к лучшему! В этот момент простые люди начинают верить в Кардозу.

В октябре 1994 года должны состояться президентские выборы. Фернанду решает принять в них участие. Теперь он уже не только ученый с мировым именем, он успешный практик. Символом его предвыборной кампании стала открытая ладонь.

«Работа, здравоохранение, образование, безопасность, сельское хозяйство – таковы будут приоритеты моего правительства. Я даю руку и даю слово, потому что именно рукой и словом в Бразилии скрепляются соглашения».
«В этой стране нельзя ничего решить без народа. Именно он дает полномочия осуществлять реформы. Когда народ принимает какую-либо идею и поднимает ее, ничто не в силах остановить эту идею..»
(Фернанду Энрики Кардозу)

 

М.Г.: У меня складывается впечатление, что вы – счастливый человек, господин президент! Трудно найти в мировой истории такого лидера, который имел бы возможность реализовать собственные научные разработки на практике. Вы – один из немногих.

Ф.Э.К.: Я особенно ценю то, что Бразилия никогда не было столь свободна, как в последние годы – годы моего правления. Полная свобода – свобода прессы, профсоюзов, социальных движений, партий – я считаю, что это очень важно.

Во-вторых, нам удалось удержать стабильной экономику благодаря тому, что мы, я и мои сотрудники, поняли, насколько важно разъяснять населению, что такое инфляция, какое зло она причиняла народу, самым бедным его слоям, доказывать людям, что надо менять систему. И нам это удалось. Я без всякого сомнения могу сказать, что стабильность экономики и конец инфляции были важным результатом, которого мы достигли. Но не менее важным, чем два предыдущие аспекта, стал пересмотр налоговой системы. И нам удалось оздоровить финансы и в то же время намного улучшить социальное положение народа, хотя доходы населения не увеличиваются так быстро, как я бы этого хотел. Я полагаю, что эта совокупность – свобода и стабилизация экономики, достигнутые не за счет интересов народа, – это большой успех.

М.Г.: Господин президент, когда вы начинали свою избирательную кампанию, вашим символом стала раскрытая ладонь, пятерня. Как вы полагаете, какой из этих пяти пальцев вы оставите своему преемнику в качестве нерешенных проблем?

Ф.Э.К.: Некоторые пальцы уже можно начать загибать, но в целом рука остаётся раскрытой.

М..Г.: Давайте загибать вместе!

Ф.Э.К.: Давайте. Сельское хозяйство Бразилии: сегодня мы производим больше 90 миллионов тонн зерна. В начале десятилетия было 56 миллионов. Это очень большой прирост. Но что более важно – мы обеспечили доступ к земле, значительно выросло число мелких землевладельцев. К тому же для них намного снижены процентные ставки по кредитам. Итак, в сельском хозяйстве – прогресс.

В образовании то же самое. Сегодня 97% детей ходят в школу. Нам удалось совершить рывок в области среднего образования, здесь число учащихся увеличилось на 70% за последние четыре года. В сфере высшего образования также продвижение вперед. Особенно в том, что касается подготовки специалистов в области естественных наук и высоких технологий.

В сфере здравоохранения добились всего, что я обещал и даже больше. Медицинские расходы на душу населения удвоились. Мы создали специальные программы для малообеспеченных слоев населения, программу массовой вакцинации, женского здравоохранения. Сейчас решаем проблему борьбы с диабетом. Так что во всем, что касается здоровья, прогресс значительный.

 

Да, в социальной сфере многое достигнуто. Но, конечно, далеко не все проблемы решены. Остается нищета и, как следствие, преступность. Тюрьмы переполнены заключенными, тяжелые условия содержания нередко провоцируют массовые бунты...

 

Ф.Э.К.: Наиболее острый вопрос – борьба с насилием, проблема безопасности. Как я уже говорил, в ведении федерального правительства находится только часть этого вопроса, а именно: борьба с наркоманией и национальная безопасность. В борьбе с наркобизнесом нам удалось провести законы против «отмывания денег». При аппарате президента мы создали специальный секретариат по вопросам профилактики наркомании, но конечно, нельзя сказать, что нам удалось одержать победу. В том, что касается преступности как таковой, успехи еще менее значительные. Здесь много проблем, начиная с состояния тюрем и кончая безопасностью граждан на улицах городов. Когда я был кандидатом, я выступал за то, чтобы было больше взаимодействия между федеральным правительством и властями штатов. В этом направлении мы работаем.

 

Сам президент как-то стал жертвой преступников – у него угнали личный автомобиль. Полиция разыскала пропажу. И для многих было неожиданностью узнать, что у Кардозу не шикарный лимузин, а старенький, видавший виды «фольксваген» национальной сборки!

 

М.Г.: Я знаю, что у вас замечательная семья. Я знаю, что донна Рут –выдающийся ученый-антрополог. Я знаю, что вы уже пятьдесят лет вместе, а познакомились на вступительных экзаменах в университете.

Ф.Э.К.: Да, это действительно так! Почти полвека назад он соединил свою судьбу с юной абитуриенткой университета, раз и навсегда. И никакие соблазны в жизни не помешали им быть вместе. Ведь несколько поколений студенток влюблялись в будущего президента в университетах, где он преподавал. Как-то на лекции он получил записку: «Есть ли законы социологии, запрещающие профессорам иметь сексуальные связи со студентками?!» и невозмутимо ответил прямо с кафедры: «В социологии – нет, но они есть в этике!»

 

Фернанду предан донне Рут, они любят друг друга 50 лет, у них так много общего – страсть к фундаментальной науке, трое детей, шестеро внуков и замечательный, теплый, гостеприимный дом.

 

М.Г.: Помните ли вы то первое блюдо, которое вам дома приготовила донна Рут?

Ф.Э.К.: Честно говоря, точно не помню. Но она была очень хорошим поваром и оказалась весьма компетентной в вопросах кухни. Когда я за ней ухаживал и бывал у нее дома в Араракуара, в штате Сан-Паулу, самое большое впечатление на меня произвело то, как она готовила жареного поросёнка.

М.Г.: Поросенка?! А когда жена готовила вам этого молочного поросенка в последний раз?

Ф.Э.К.: Совсем недавно, несколько недель назад. Мы были за городом, и обычно там, на нашей даче, по вечерам нет прислуги. Готовит сама Рут; она довольно часто это делает. И вот тогда она приготовила ногу дикого кабана. Это не был поросёнок! Но все равно, это было очень вкусно.

М.Г.: А вы помогаете ей?

Ф.Э.К.: Нет, я ничего в этом не понимаю. Самое большое, на что я способен, когда мы одни, в семейном кругу, без прислуги, я накрываю на стол, расставляю тарелки, приборы, и ничего больше. Да, еще помогаю в уборке и выношу мусор. Вот и вся моя помощь.

 

Семья президента известна своей закрытостью, они мало кого допускают в свой мир. Но Бразилия хочет знать больше о своем президенте. И это справедливо.

 

М.Г.: Как вы проводите свободное время на своей фазенде, как фазендейро?

Ф.Э.К.: Ну, я не фазендейро, у меня была фазенда, которой я владел совместно с другими людьми, но я отдал дочерям мою долю. Свободное время провожу как обычно.

Могу ездить верхом, люблю смотреть на быков, это мне нравится больше, чем собственно сельское хозяйство, в котором я понимаю ещё меньше, чем в кулинарии. Но больше всего я люблю лежать в гамаке на веранде и читать. Так что Рут готовит, а я читаю на веранде.

 

За четыре года пребывания Кардозу у власти Бразилия достигла впечатляющих темпов роста и к концу 1998 года по классификации ООН вошла в группу «новых индустриальных стран».

К этому времени срок президентского правления Кардозу подошел к концу. По Конституции страны он не мог баллотироваться повторно. Но что такое четыре года для решения масштабных задач, которые ставил перед собой президент! Власть сама по себе никогда его не прельщала, она – лишь инструмент, с помощью которого можно улучшить жизнь людей. Кардозу предложил поправку к Конституции, чтобы получить право на участие в выборах. Поправка была принята, и – небывалый случай в истории Бразилии – в первом же туре Кардозу побеждает. Он благодарит всех, кто поверил в него: «Говорят, что вера движет горы – это правда. При поддержке народа мы изменяем всю Бразилию. Давайте вместе строить страну, где будет больше солидарности, гуманизма и справедливости».
(Рождественское обращение Кардозу к нации по ТВ)

Бразилия – огромная страна, населенная белыми и индейцами, неграми и мулатами. Католицизм здесь соседствует с африканскими верованиями. Здесь нет расовых предрассудков. Наверное, необъятностью территории, смешением религий можно объяснить в чем-то характер этих людей, веру бразильцев в чудо. Вот придет человек и скажет: «Я сделаю вас счастливыми и богатыми!». Правда, очень напоминает другое государство?! И по размаху территории, и по складу психологии.

 

Ф.Э.К.: Я часто говорю, что Бразилия – это тропическая Россия. У нас много общего, я это подчёркивал неоднократно. Бразилия, как и Россия, большая страна, несколько дезорганизованная, но с ясно выраженным национальным самосознанием, в нас сильно чувство Родины, чувство, что мы непохожи на других. С другой стороны, обе наши страны находятся в процессе развития, это ещё не построенные страны.

К тому же русские очень экспансивные, веселые люди с большим запасом жизненных сил, в чем-то похожие на нас. И эти безмерные пространства: у нас, здесь, в тропиках, – Амазония, а у вас Сибирь. В любом случае, и ваш, и наш народы знают, что у них есть, где развернуться. И я думаю, что эта схожесть привлекает нас друг к другу.

М.Г.: А для вас лично чем является Россия?

Ф.Э.К.: Это кажется странным, но у меня есть родня в России, и я объясню, как это произошло. Двоюродный брат моей матери был одним из создателей коммунистической партии здесь, в Бразилии. В 1931 году он был избран представителем народа Рио-де-Жанейро, но вскоре был вынужден уехать из Бразилии в связи со своими взглядами.

Он эмигрировал в Россию. И прожил там с 1931 по 1945 год, пережил войну. Его жена умерла во время войны и похоронена на том же кладбище, что и Хрущёв. У него было несколько дочерей. Потом он вернулся в Бразилию, но шесть его дочерей остались в России, вышли замуж за русских. И каждый раз, когда я приезжаю в Москву, я стараюсь установить контакт со своими родственницами, встречаюсь с ними. Так что у меня Россия вызывает, помимо всего прочего, и, скажем так, персональный интерес.

М.Г.: Господин президент, меня не поймут в России, если мы не коснемся двух тем. Это – кофе и футбол.

Ф.Э,К.: Что касается кофе – это действительно символ Бразилии, и мы много пьем кофе, хотя меньше, чем вы чая. И хотя удельный вес кофейного сектора в бразильской экономике остается существенным, в экспорте страны на кофе приходится всего 2–3%. Однако мы производим много кофе, и его производство имеет большое преимущество – оно занимает много рабочей силы, дает много рабочих мест. Поэтому кофе важен для нас.

Что касается футбола, то для нас он, конечно, больше чем спорт, он играет еще одну очень важную роль. Для Бразилии футбол – это образ жизни. Потому что люди, идущие на стадионы, вступают в контакт друг с другом, образуют своеобразную социум, учатся. В футбол играют бедняки, средние классы, и даже богатые люди играют в футбол. Это народный спорт, есть много клубов, и это очень важно, потому что способствует сплочению общества. Это фактор национальной интеграции. Когда проходит важная игра первенства Бразилии и, особенно, когда проводится международный матч, легко заметить, как возникает этот фактор единения, эмоционального сплочения. И, право, стоит посмотреть на это.

Знаете, первым министром спорта в моём правительстве был Пеле. Фантастическая популярность.. И я всегда его просил: «Не езди ты со мной!». Потому что когда он бывал со мной в деловых поездках, на первом плане оказывался не президент, а он! Вот какое значение имеет здесь футбол.

 

Но Кардозу хочет, чтобы мир стал воспринимать Бразилию не только как страну кофе, футбола и карнавала, но и как динамично развивающееся, индустриальное государство, интегрированное в мировое сообщество.
Фернанду Энрики нравится выражение «реалистичная утопия». Его мечта об обществе, справедливом для каждого, похожа на утопию, но он делает ее реальностью, проверяя точным экономическим расчетом и практикой жизни. Он продолжает искать оптимальную формулу власти...

 

М.Г.: Господин президент, я хочу вам задать наш традиционный вопрос. Существуют такие понятия: вершина карьеры, вершина власти, вершина успеха. Вам удалось достичь всех трех вершин. Что бы вы могли пожелать, господин Президент, молодым людям в Бразилии, в России, во всем мире, которые стоят у подножия этих вершин?

Ф.Э.К.: Я думаю, самое главное – это убежденность. Человек, прежде всего, должен верить в свое дело. И не надо загадывать наперед, достигнешь ли ты результата в итоге. Просто нужно работать и сохранять спокойствие. Может, добьешься своей цели, может быть, и нет. Тот, кто одержим конечным результатом, часто не достигает желаемой цели. Или добивается своего ценой таких жертв, что «овчинка выделки не стоит». Я думаю, успех имеет смысл только в том случае, если он достигнут естественным путем. Это верно и для молодёжи.

 

Фернанду Энрики Кардозу недолюбливает самолеты. Однако, каждый раз, когда президентский лайнер взмывает в небо над столицей Бразилии, президент, посмотрев вниз, видит город, похожий на силуэт самолета. Как символ страны, устремленной в будущее. Мечта, которая становится реальностью.

 

2001 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама