Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Мирейя Элиса Москосо Родригес, президент Республики Панама

16 июня 2003, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

МИРЕЙЯ ЭЛИСА МОСКОСО РОДРИГЕС:

«Президентство не стоит крови...»

 

Родилась в 1946 г. в семье сельского учителя.
Имеет степень бакалавра по специальности «торговля». Вторая специальность – дизайнер по интерьеру.
В политике с 1964 г.
Видный деятель Арнульфистской партии (АП).
С 1999 г. – Президент Панамы.

 

Панама – страна небольшая, примерно полторы Московских области. Панамцев на свете – около трех миллионов. Большинство – метисы, но есть и негры, и китайцы, и арабы, и евреи, даже индейцы.

«Панна май». На языке племени куна это означает «там, далеко-далеко». Так отвечали индейцы на вопрос испанских конкистадоров: «Где можно найти золото?». Это было не лишним, ведь завоевателей сюда влекло именно обилие драгоценного металла и жемчуга. Еще Христофор Колумб писал в своем дневнике «За два дня я увидел здесь больше золота, чем за четыре года на острове Эспаньола».

Есть и другие версии происхождения названия страны на перешейке Америк. У племени чоко «панамб» означает «край, где много рыбы», у других племен – «место, изобилующее бабочками». И того и другого действительно много. Так что выбирайте сами.

Панама – центр Западного полушария. Здесь сходятся два океана, горные хребты, заметна тектоническая активность. Говорят даже, что все это «притягивает» неопознанные летающие объекты, НЛО, которые посещают Панаму чаще, чем другие места на Земле.

С конца прошлого тысячелетия этой чудесной страной правит хрупкая женщина с сильным характером – Мирейя Элиса Москосо Родригес. Ее резиденция – дворец «Лас гарсас», то есть «дворец цапель». Здесь живут девять этих грациозных птиц – по числу провинций страны.

 

 

Михаил ГУСМАН: Госпожа президент! Когда-то Симон Боливар – освободитель Латинской Америки – мечтал о том, чтобы Панама была если не центром вселенной, то хотя бы центром региона. Оправдались ли его надежды?

Мирейя МОСКОСО: Мы называем Панаму центром мира. Мы, панамцы, хотели бы, чтобы мечта Боливара сбылась. Мы думаем, что наша маленькая Панама важна для всего мира.

М.Г.: Панама по меркам мировой истории – очень молода, в 2003 году вы отмечаете столетие государства. Как вам удалось достичь таких удивительных успехов за столь короткий отрезок времени?

М.М.: Готовясь отметить юбилей, мы еще раз убеждаемся, как Панама выросла за сравнительно небольшой срок. Одна из отраслей нашей экономики – индустрия туризма. Еще два-три года назад Панама принимала очень мало туристов. Сейчас – почти 800 тысяч человек, а в 2004 году мы хотим, чтобы через наш канал прошел один миллион гостей.

 

Подобно прекрасной даме, Панама привлекала конкистадоров своей тончайшей «талией». Пришельцы долгие годы обследовали 500 рек, текущих по узкому перешейку, но ни одна из них не соединяла атлантическое побережье с тихоокеанским. И в 1528 году испанский монарх сказал, что «нужно помочь природе исправить свою ошибку». И через перешеек проложили мощеную камнем «королевскую дорогу». По ней везли золото и серебро, добытое в испанских владениях в Новом Свете. Так, что первый «канал» был булыжным.

Но ценные грузы стали перехватывать «королевские пираты» Франции и Англии. В 1572 году знаменитый Фрэнсис Дрейк ограбил «золотой караван», шедший по перешейку. Панаму не раз сжигал и «зачищал» от испанских сокровищ сэр Генри Морган, получивший дворянское звание в знак признания своих «заслуг» перед британской короной.

В середине XIX века США добились права контролировать все транзитные трассы через Панамский перешеек. И он стал наиболее надежным путем с востока на запад самих Соединенных Штатов, которые тогда охватила «золотая лихорадка». Панама бурлила – не закрывались таверны, салуны, игорные дома. Интенсивно работали и кладбища – свирепствовала желтая лихорадка. Тысячи искателей счастья прошли через Панаму в Калифорнию. Среди наиболее удачливых отметим петербургского купца немца Генриха Шлимана, который на заработанное в Новом Свете и России золото организовал прославившие его имя раскопки легендарной гомеровской Трои.

 

М.Г.: Если говорить языком кинематографа, то судьба Панамы напоминает триллер. Чего в ней только не было: военные перевороты, иностранные вторжения. Все эти события, конечно же, оставили свой след в истории вашей страны. Как вы оцениваете новейшую историю Панамы?

М.М.: В 1968 году мой муж был избран президентом Панамы, но стал жертвой военного переворота, который возглавил Торрихос Эррера. Уходит Торрихос, приходит Норьега. Затем в Панаме совершается революция, за которой следует американское вторжение, которого у нас никто не хотел. Но, как вы верно говорите, это история страны, она написана, и ее не зачеркнешь.

М.Г.: Ваш супруг трижды избирался президентом страны, трижды его свергали...

М.М.: Пять раз: было две подделки результатов выборов и три государственных переворота.

М.Г.: Что поддерживало вас, когда вы видели, как на ваших глазах вершится несправедливость?

М.М.: Мой муж был человеком сильного характера, очень крепким человеком. Мы провели 10 лет в изгнании, и все эти 10 лет он говорил мне: мы вернемся домой, вернемся в Панаму. И мы вернулись, в июне 1978 года, и увидели на улицах более полумиллиона встречавших нас людей. Я помню, когда мы ехали из аэропорта в парк Сантана, мы видели тысячи людей. Они скандировали: Президент, Президент! Они требовали вернуть президента сюда, во дворец. Но военные оцепили площадь. И мой муж сказал мне: «Президентство не стоит крови! Они убьют много людей, и я не хочу вести мой народ на бойню!»

 

Вернемся к более ранней истории, не менее драматичной. В 1855 году американская железнодорожная компания ввела в строй второй, рельсовый, «панамский канал» длиною 77 километров. Но Панама по-прежнему оставалась провинцией Колумбии, хотя и очень неспокойной. Ее жители более 50 раз брались за оружие с целью добиться независимости. И всегда эти восстания подавлялись «ограниченными контингентами» армии США.

Но в конце концов более выгодным оказалось поддержать сепаратистов. Это было в ноябре 1903 года. Колумбийскому гарнизону дали денег. И дело было в шляпе, т.е. в «панаме», которая в самой этой стране называется простым словом «хипихапа».

США моментально признали независимость новой республики на перешейке. А через несколько дней был подписан договор о строительстве канала. Чрезвычайно выгодный для Соединенных Штатов и... не столь выгодный для Панамы. Глава панамской делегации и затем первый президент Панамы Мануэль Амадор Герреро как врач заметил: «Ну, ладно, в Панаме теперь по крайней мере не будет желтой лихорадки». Надо сказать, что сделать прививку от этой хвори здесь до сих пор рекомендуют туристам.

В строительство канала США вложили около 387 млн. долларов. За десять лет на стройке погибло более пяти с половиной тысяч человек. Но канал был прорыт. Американские военные инженеры, руководившие работами, получили генеральские погоны. В августе 1914 года по каналу прошло первое судно. Для всего же мира он был открыт лишь в 1920 году, после окончания Первой мировой войны. Во Вторую мировую войну канал и зона вокруг него покрылись американскими военными базами, которые оставались там потом в течение десятилетий «холодной войны».

 

М.Г.: На ваше президентство выпало историческое событие: в последний день 1999 года именно вы как президент Панамы получили для своего народа Панамский канал. Эта водная артерия очень важна для всего человечества. Что вы думали в тот волнующий день?

М.М.: В тот момент, когда мы официально получали Панамский канал, в моей голове звучали слова нашего национального гимна: «Наконец мы добились победы! В тех битвах, где сражались бойцы прошлых лет!». Господь распорядился так, чтобы именно я получила канал для всех панамцев. Мне повезло, и я была очень счастлива. Очень счастлива.

 

Первую попытку построить настоящий, т.е. водный канал, задолго до американцев предприняли французы во главе с графом Фердинандом Лессепсом. Именно ему, создателю Суэцкого канала, была посвящена великая опера Верди «Аида». Но попытка прорыть Панамский канал к триумфальным ариям не привела, хотя на перешеек съехались десятки тысяч рабочих сорока национальностей. Там даже работал землекопом знаменитый художник— импрессионист Поль Гоген. Но был уволен... по сокращению штатов. Кстати, фамилия его латино-американского деда Москосо, так что нынешний президент состоит в родстве с великим художником.

Потерпел фиаско не только Поль Гоген. Разорились 800 тысяч «маленьких французов» – акционеров обанкротившейся «Всеобщей компании межокеанского канала». Денежки присвоили спекулянты и авантюристы. Но под суд попал Лессепс, и от тюремного срока его освободили только из-за преклонного возраста. На два года заключения и выплату крупного штрафа был осужден проектировавший шлюзы канала всемирно известный инженер Эйфель, автор телевизионной башни в Париже и Троицкого моста в Петербурге. С тех пор термин «Панама» стал нарицательным для обозначения крупного мошенничества, бессовестной аферы.

Первую попытку женщины сыграть важную роль в судьбе Панамы предприняла семилетняя дочь Лессепса, которая 1 января 1880 года вынула первую лопатку грунта на трассе будущего канала. Вторая, более успешная, попытка, была предпринята более чем через сто лет, когда в президентский дворец «Лас Гарсас» вошла в качестве главы государства Мирейя Москосо.

 

М.М.: Не так-то просто было конкурировать с сильным полом в стране, где «мачизм», мужской шовинизм достигает высочайшего уровня. Но мы добились победы, потому что говорили с людьми один на один. У меня нет мужа, но моя опора — три миллиона человек, три миллиона панамцев. Так распорядилась судьба.

М.Г.: Вы знаете, судьба судьбой, но именно вас в 1999 году назвали «Женщиной – звездой года». Именно вас в 2000 году назвали «Лучшей женщиной Америки». Каково это – быть первой?

М.М.: Для меня как для женщины было мечтой стать хоть в чем-то похожей на Маргарет Тэтчер, Индиру Ганди, Эвиту Перон из Аргентины. Когда читаешь о них, мечтаешь стать похожей на этих героинь, сделать что-то подобное. Но если бы вы меня спросили, думала ли я, что стану президентом, я бы ответила: нет, никогда. Поэтому я и считаю, что это – судьба.

 

Воплощением мужского начала, если не сказать «мачизма», был Омар Торрихос, лидер панамской «Октябрьской революции» – военный переворот, приведший его к власти, случился именно в октябре 1968 года. Торрихос занимает особое место в панамской истории. Основные его достижения – подписание в 1977 году договоров с США о передаче канала Панаме и успехи в социальной сфере. В 1981 году Торрихос погиб в загадочной авиакатастрофе. К власти прорвался генерал Норьега, совсем иной «герой», жестокий правитель, установивший кровавую диктатуру в стране. В 1989 году Норьега в результате военной интервенции США был захвачен американскими войсками, предан суду в Соединенных Штатах и сейчас отбывает там столетний срок тюремного заключения, в том числе и за торговлю наркотиками.

 

М.Г.: Я опять хотел бы вернуться к вашей личной судьбе. Вы были всегда рядом с мужем и воочию представляли все трудности, с которыми ему, политику, президенту, приходилось сталкиваться. И тем не менее это вас не испугало. Чем вы руководствовались, когда сами решили выйти на политическую арену?

М.М.: Это были именно те уроки, которые он мне дал. Нам было нелегко. Не были легкими и годы изгнания. Было трудно в чужой стране, без ничего, без единой копейки. Потом заболела моя мать. Я приезжаю в Панаму, военные меня задерживают, сажают в тюрьму на 24 часа, угрожают: «Мы тебя убьем, мы тебя уничтожим». Мы должны сохранить демократию, чтобы подобное не повторилось. Когда умер муж, я решила жить спокойно, не вмешиваясь в политику. Но люди начали меня уговаривать стать председателем партии доктора Ариаса, и в 1994 году я на это согласилась. Потом сказали: вы должны быть кандидатом на пост президента, я не хотела, отказывалась...

М.Г.: Они молодцы, что вас убедили.

М.М.: Мы, панамцы, 21 год жили под военной диктатурой. Люди выходили из дома и исчезали в ночи, их выволакивали из машин, их бросали в тюрьмы, многие так никогда и не вернулись. Были пытки, смерть, убийства. И мы решили, что это не должно повториться, что мы хотим свободы. И слава Богу, сейчас в Панаме самая широкая свобода слова, и даже президента подвергают суровой критике. Президент должен уметь слушать.

 

Нынешнему президенту выпала задача очеловечить экономику, но это непросто. Мешает и мировой спад, и то, что большинство мест в парламенте принадлежит оппозиции.

Нуньес де Бальбоа – испанский конкистадор. Он первым пересек перешеек и вышел на побережье Тихого океана, объявив и океан владением испанской короны. А еще бальбоа – панамская денежная единица, всему миру известная как... доллар. Своих бумажных денег в Панаме нет, под названием «бальбоа» здесь вполне официально обращаются хорошо известные и всеми почитаемые зеленые американские деньги.

 

М.Г.: Как вы оцениваете свою деятельность на самом высоком в стране посту? Какие планы вам удалось осуществить во время вашего президентства и еще только предстоит сделать?

М.М.: С момента прихода в президентский дворец я работаю на три миллиона панамцев. Для нас очень важна социальная программа. В этой сфере разработано много проектов: сельская электрификация, строительство водопроводов и школ. Мы строим второй мост через канал, это проект стоимостью более 90 миллионов долларов, и я надеюсь увидеть его завершенным до конца моего президентского срока.

 

Расширение канала – мечта каждого нового президента. Зона канала вовлечена теперь в хозяйственный и культурный оборот Панамы. В бывших американских казармах расположены ныне университеты, министерства.

 

М.Г.: Боюсь показаться бестактным, и все же хотелось бы спросить: чем вы планируете заниматься после завершения президентского срока?

М.М.: У меня кофейная плантация, ее мне оставил мой супруг. И когда в августе 2004 года закончится мой президентский срок, я скроюсь на моей плантации, буду выращивать кофе, продавать его. Было бы здорово продавать его в Россию! Первоклассный кофе!

М.Г.: Если позволите, госпожа президент, я задам вам вопрос, который наверняка хотели бы вместе со мной задать миллионы моих соотечественниц. Кто ваш модельер, у кого вы одеваетесь, какой моде любите следовать? Вам очень подходит фиолетовый цвет. Этот оттенок ваш любимый?

М.М.: Это цвет знамени моей партии, и он мне очень нравится.

М.Г.: Вы всегда одеваетесь в цвета партии?

М.М.: Конечно, нет. Но сегодня – особый день. Я сама покупаю свою одежду, у меня нет своего модельера.

М.Г.: А где вы покупаете свои наряды? В магазинах, в специальных ателье или у кутюрье?

М.М.: Я себе покупаю готовую одежду. Если у меня появляется возможность, то во время государственных визитов, например, я «ворую» несколько часов и отправляюсь за покупками. Я всегда покупаю все, что ношу сама, никто за меня этого не делает. Я хожу по магазинам одна-одинешенька.

М.Г.: Я знаю, что ваши сыновья для вас больше, чем дети, они ваши друзья, вы любите проводить с ними время, как и всякая мама. А бывает ли у вас время, чтобы приготовить им санкочо – знаменитый панамский куриный суп?

М.М.: Да, конечно.

М.Г.: Тогда сделаете такую любезность, расскажите рецепт санкочо от президента Панамы.

М.М.: Курица кипятится в воде, добавляется все, что есть: помидоры, зеленый перец, лук, соль, юка, кукуруза. Очень важно, что эта еда не полнит.

М.Г.: Позвольте спросить, как президент Панамы проводит свободное время, если такое находится?

М.М.: Мне нравится теннис, но сейчас я не могу больше играть: повредила колено, была операция. Мне очень нравится ходьба. Это меня успокаивает, во время прогулок я думаю о многих вещах, о том, что нужно сделать в стране и как это лучше осуществить.

М.Г.: Главное, чтобы охрана не мешала спокойно гулять и думать.

М.М.: Я всегда сотрудникам охраны говорю, чтобы они не ходили со мной, но они не оставляют меня одну.

М.Г.: Госпожа президент, в последние годы отношения России и Панамы развиваются, связи становятся все более тесными. Это не может не радовать.

М.М.: Наши отношения я бы назвала отличными. С начала моего президентского срока у нас поддерживаются очень дружественные отношения, очень успешные. Мы обмениваемся информацией о незаконном обороте оружия, «отмывании» денег, что имеет большое значение для обеих наших стран. Подготовлено к подписанию соглашение о морской торговле, которого мы долго ожидали.

М.Г.: Традиционно мы всегда задаем в конце беседы один и тот же вопрос: какова, по-вашему, власть на вкус? И что это такое – вкус власти?

М.М.: Бывают очень грустные моменты, но бывают и радостные. Особенно, когда чувствуешь, что удалось выполнить обещания, данные во время избирательной кампании. Грустно, когда не можешь сдержать слова. Когда я общаюсь с моим народом, я не хочу, чтобы люди видели во мне должностное лицо, президента Мирейю Москосо, я хочу, чтобы люди чувствовали: я их друг. Чтобы они понимали: есть женщина, которая им помогает, их поддерживает. И ко мне обращаются по имени «Мирейя», со мной говорят «на ты», и я отвечаю тем же.

 

«Вода мерцает в твоих берегах, как нож, и разделяет сердце на две части.
Маленькая дорога, построенная для людей, а не для кайманов,
Для любви, а не для денег, не для ненависти, а для хлеба.
Она принадлежит тебе, Панама.»

Так грезил о будущем Панамского канала великий поэт Пабло Неруда, переложив на стихи мечту панамцев. Мечту, которая сегодня стала реальностью.

 

2003 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама