Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Йозеф Дайс, президент Швейцарской Конфедерации

17 марта 2004, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '26:07'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '26:07'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.92 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

ЙОЗЕФ ДАЙС:

«Золотые часы, украшенные драгоценными камнями, показывают то же время, что и часы из обычного металла...»

 

Родился 18 января 1946 г. в городе Фрибур.
С 1973 г. – доктор экономических и социальных наук.
В 1991 г. избран в Национальный совет.
В 1999 г. избран в Федеральный совет – правительство Швейцарии.
С января 2003 г. – министр экономики.
С 10 декабря 2003 г. – президент Швейцарской Конфедерации на 2004 год.

 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

 

Йозеф Дайс родился в городе Фрибур, столице одноименного кантона. Там же окончил школу и получил высшее образование. В 1973 году Дайс получил степень доктора экономических и социальных наук. Отныне большая часть его профессиональной деятельности связана с Университетом Фрибура. С 1973 по 1983 год Дайс ведет курсы политэкономии, в 1984 году становится профессором политэкономии и экономической политики, в 1996 – 1998 годах — декан факультета экономической и социальной политики.

В 1996–1999 годах Дайс является президентом банка «Райффайзен дю О-Ляк» в Курт-пэне и президентом Административного совета в компании «Шумахер С.А.» в Шмиттене.

Политическая карьера Дайса представляет не меньший интерес. Президент Швейцарии – член Демократическо-христианской партии Швейцарии.

В 1981 – 1991годах был депутатом Большого Совета (парламента) кантона Фри-бур, в 1991 году – его председателем.
В том же году избран в Национальный совет – нижнюю палату парламента Швейцарии.

С 1993 по 1996 год Дайс работает в системе государственного контроля над ценами. В 1995 – 1996 годах занимает пост заместителя председателя комиссии по международным делам Национального совета. В 1996 – 1998 годах возглавляет комиссию по подготовке новой конституции.

11 марта 1999 года Йозеф Дайс избирается в Федеральный совет – правительство Швейцарии и становится начальником Федерального департамента иностранных дел.

Будучи в статусе министра иностранных дел, выступал за вступление Швейцарии в Европейский Союз, считая, что членство в ЕС даст Швейцарии возможность непосредственно участвовать в процессе формирования политической, экономической и культурной структуры Европы.

С 1 января 2003 года Дайс возглавил Федеральный департамент экономики.
На заседании парламента 10 декабря 2003 года избран президентом Швейцарской Конфедерации на 2004 год.

В ранге главы Федерального департамента иностранных дел посещал Москву с рабочими визитами в декабре 1999 года и июле 2002 года.

Йозеф Дайс женат, имеет трех взрослых сыновей. Жена – Элизабет.
Родной язык – французский. Владеет немецким языком столь же хорошо, как французским.
Свободно изъясняется и на английском языке.Увлекается альпинизмом, любит совершать горные прогулки.

 

Вопрос по-французски, ответ по-немецки, итальянская речь тоже звучит. Типичная для этих мест ситуация. А есть еще четвертый язык – ретороманский. На нем говорят всего пять тысяч жителей, но он тоже государственный. Четыре государственных языка в одном из самых уникальных государств мира – в Швейцарии!

Но есть ли на свете такая страна, Швейцария? Вопрос не праздный. Каждый швейцарец вам скажет, что есть 23 суверенных государства-кантона, три из которых, к тому же, разделены на полукантоны. Каждый из кантонов – это маленькая страна с собственной конституцией, парламентом, правительством, бюджетом и финансами. А все вместе – это Швейцарская Конфедерация, демонстрирующая миру чудеса федерализма.

Глава государства тоже коллективный – Федеральный совет, состоящий из семи членов. Каждый год один из советников становится президентом исключительно на 365 дней, и ни на час больше! С 1 января 2004 года обязанности президента возложены на министра экономики Йозефа Дайса.

 

 

Михаил ГУСМАН: Швейцария – страна с уникальным конфедеративным устройством. В 2004 году исполняется 713 лет Швейцарской Конфедерации. Что, на ваш взгляд, является наиболее ценным в опыте создания конфедеративного государства?

Йозеф ДАЙС: В нашем государственном устройстве уникален и имеет решающее значение следующий принцип. Мы осознали необходимость защищать меньшинства, уважать их и давать им возможность для самостоятельного развития. И поэтому оказалось возможным сохранить их языки. 26 кантонов образуют нашу конфедерацию. Ведь, как вы знаете, Швейцария, (и именно так записано в нашей Конституции) определяется не как государство, а как «объединение кантонов Цюрих, Берн ...», и далее по списку.

Согласно Конституции, именно кантоны имеют всю полноту власти. На уровне конфедерации осуществляется только та власть, которую ей уступили кантоны. Возможно, это и есть формула успеха нашей страны.

 

Первые поселения на озерах центральной Швейцарии возникли в IV тысячелетии до н.э. От кельтского племени гельветов, заселивших Альпы, и произошло латинское название страны – Гельвеция. Оно до сих пор красуется на швейцарских знаках почтовой оплаты – марках. В X веке Швейцария становится частью Священной Римской империи, в которой далеко не последнюю роль играла династия Габсбургов.

По преданию, 1 августа 1291 года на вершине маленькой горы Рютли собрались представители трех «лесных кантонов» – Ури, Швиц и Унтервальден. Воткнув в землю жердь и водрузив на нее шляпу – символ правосудия, они заключили «союз на вечные времена»: никогда не допускать, чтобы суд над ними творил чужеземец. Именно из этого союза впоследствии выросла Швейцарская Конфедерация. А от земли Швиц произошло историческое название страны – Швейцария. Век за веком к союзу присоединялись другие кантоны, и в 1848 году была принята конституция Швейцарской Конфедерации. Но каждый кантон так и остался суверенным, каждый имеет свои особенности.

 

Й.Д.: Особенностью моего родного кантона Фрибур, или Фрайбург, если уж начать с него, является билингвизм. Здесь функционируют два официальных языка: французский, на котором говорят две трети населения, и немецкий. В моей школе в местечке Барбарех на протяжении последних ста лет учитель по утрам вел уроки по-немецки, а после обеда – по-французски. Так что черед доходил до обоих языков.

 

Мы в столице кантона – небольшом городке Фрибур, одном из старейших в Швейцарии. Он основан еще в 1157 году. Но средневековый центр города с тех пор практически не изменился. В XIII веке при Габсбургах по этим мостовым ходили ткачи и кожевники – город славился своими мастерами. Здесь и сегодня слышна и немецкая, и французская речь. Обучение в университете также ведется на двух языках.

 

Й.Д.: Принимая во внимание географические различия нашей страны, задаешься вопросом: что же удерживает все кантоны вместе, если люди в них говорят на разных языках, если у них различные обычаи, если они даже с точки зрения своей географии разные? Есть некие ценности, которые, как мне кажется, для всех нас одинаково важны. Мы за мир, мы за главенство права, это и есть наши ценности, так что мы – нация доброй воли, сообщество людей, пожелавших жить вместе, а не нация, сформировавшаяся на основе этнической общности. Вот так мы и живем вместе.

 

И все же, Берн – столица не только одноименного кантона, но и всей Конфедерации. Город был основан в 1191 году герцогом Бертольдом V Церингенским. По преданию, герцог охотился в здешних лесах и решил, что первый убитый им зверь даст имя будущему городу. Так и родилось название – Берн, «медведь». С тех пор медведи стали символом города, украшают его флаг и герб, и даже живут в «медвежьей яме», куда приходят многие поколения бернцев – покормить мохнатых и просто посмотреть. Тогда же, при герцоге Церингене, появились вот эти крепостные ворота, которые позже превратились в знаменитую Часовую башню. А первые астрономические часы украсили башню в 1405 году.

Через сто лет были установлены куранты. Часовому механизму более четырех веков, но он до сих пор не менялся – вот оно, швейцарское качество. Как и прежде, кричит петух, звенят бубенцы и, конечно же, как же без них, появляются забавные медвежата.

Так уж этому городу выпало, что по бернским часам сверяют свое время остальные кантоны.

 

М.Г.: Над Европой, над Швейцарией проносилось немало политических бурь. Как Швейцарии удалось сохранить уникальное миролюбие?

Й.Д.:  Надо сказать, что сегодня мы неплохо уживаемся друг с другом в том числе и потому, что в прошлом нередко серьезно враждовали. Между нами случались войны, правда, не по языковым причинам, а по религиозным разногласиям. Да, религиозные войны в Швейцарии бывали.

 

Знаете ли вы, что именно в религиозных войнах истоки бурного развития швейцарской часовой промышленности?

1541 год. Женева. Реформы Жана Кальвина, запрещающие носить драгоценности, вынудили ювелиров избрать для себя новое ремесло. И они нашли – часовое. Именно в Женеву, спасаясь от религиозных преследований, стали стекаться мастера из Италии, Франции, Германии. В 1601 году, когда женевские часы уже славились своим качеством, более 500 часовщиков создали Гильдию часовщиков Женевы – первое в мире профессиональное объединение часовых дел мастеров.

Что же касается самих войн, и не только религиозных, то в 1515 году, после неудачной военной кампании против французов, Швейцария сделала первый шаг к государственному нейтралитету. В 1648 году Вестфальский мирный договор признал ее независимость от Священной Римской империи и абсолютный нейтралитет.

Россия всегда поддерживала нейтралитет Швейцарии. В конце XVIII века Российская империя в коалиции с Австрией и Англией вела войну с Францией. После героического перехода Суворова через альпийский перевал Сен-Готард, его армия оказалась в Швейцарии. Для швейцарцев русская армия была освободительницей. В память о подвиге русских солдат к столетию сражения у Чертова моста в углублении скалы был высечен 12-метровый крест.

Во многом благодаря усилиям России после разгрома наполеоновской империи Швейцария сохранила нейтральный статус, признанный великими державами.

«В мои намерения всегда входило не беспокоить Швейцарию, уважать ее нейтралитет и никоим образом не посягать на ее нынешнюю конституцию. Я хочу, чтобы Швейцария принадлежала только себе», – говорил в начале XIX века российский император Александр I.

 

Й.Д.: А еще многие швейцарцы считались в прошлом хорошими воинами и служили наемниками в армиях других стран. Они видели, сколь ужасна война, и способствовали тому, что Швейцария стала приверженцем нейтралитета и мирного сосуществования со всеми. Мы пытаемся обходиться без войн и внутри страны и стараемся решать проблемы посредством дискуссии, опираясь на институты демократии.

М.Г.: Вы гордитесь своим нейтралитетом. А возможно ли его сохранять в современном мире, охваченном войнами и агрессией? Как Швейцарии удается сохранять нейтралитет в таких условиях?

Й.Д.: С юридической точки зрения, в основе нейтралитета Швейцарии лежит Гаагская конвенция 1907 года, которая определяет права и обязанности нейтрального государства в случае войны, в том числе запрещает каким-либо образом, в частности военными поставками, поддерживать воюющие стороны. На протяжении долгого времени считалось, что Швейцария и швейцарское правительство не имеют права высказывать на международной арене собственное мнение. Сегодня же мы придерживаемся совсем другой позиции: когда речь заходит о защите прав человека, даже маленькая Швейцария, будучи нейтральной, может сказать: «Мы настаиваем на соблюдении прав человека». Или заявить какой-либо другой стране, пусть даже США: «Мы против смертной казни». Кроме того, мы можем вступить в ООН.

 

И в сентябре 2002 года Швейцарская Конфедерация воспользовалась этим правом. Но, вступая в ООН, оговорила в специальном заявлении, что по-прежнему сохраняет статус нейтрального государства.

Кроме Европейского отделения ООН, на территории Швейцарии действуют Европейская экономическая миссия ООН, Всемирная торговая организация, Международный комитет Красного Креста, Всемирный почтовый союз, Международный Олимпийский комитет и другие международные организации и институты.

 

М.Г.: В вашей стране сосредоточены руководящие органы многих международных организаций. Почему эти авторитетные союзы выбирают именно Швейцарию?

Й.Д.: Это непосредственно связано с нашим членством в ООН, в том числе с тем, что Швейцария – маленькое государство с небольшим населением. Нас всего семь миллионов человек. Крупные державы могут в случае необходимости сказать: «Нам не нужно никакое право, мы можем сами себе дать это право». Маленькое государство не может себе такого позволить. Очень важно, чтобы маленькие государства, в том числе Швейцария, активнее действовали на международной арене, работали над тем, чтобы международные правовые нормы не только были сформулированы, но и непременно соблюдались.

М.Г.: Маленькая Швейцария давно пользуется всемирной славой как великая банковская держава. Цюрихский валютный рынок входит в тройку мировых валютных рынков. Почему ваша страна так притягательна в финансовом плане, почему такие большие финансовые потоки стекаются именно сюда?

Й.Д.: На чем же зиждется успех финансового рынка Швейцарии? Мы не управляем неправедными деньгами. Напротив, наш финансовый рынок чист. Наши финансовые и банковские институты действуют эффективно, а мы помогаем сохранить некую частную жизнь в финансовой сфере. Это возможно благодаря институту банковской тайны.

М.Г.: Разобравшись с финансами, я хотел бы перейти к экономике. Эта область особенно близка вам, господин президент, поскольку вы входите в правительство Швейцарии. Известно, что в вашей стране почти нет полезных ископаемых. Тогда в чем секрет, скажем так, швейцарского экономического чуда?

Й.Д.: Мы поняли одно: если мы лишены полезных ископаемых, мы обязаны чем-то компенсировать их отсутствие, главным образом – трудом. Мы попытались создавать изделия, производство которых требовало мало сырья и много, очень много квалифицированного труда. В часах мало металла, зато много труда.

 

Конец XVIII–начало XIX веков – золотые годы часовой швейцарской промышленности, когда были сделаны многие выдающиеся изобретения. Авраам-Луи Перле создал «вечные часы» – они заводились в кармане под влиянием движения и собственного веса и считаются предшественниками современных часов с автоподзаводом. В 1842 году Адриан Филипп, один из основателей знаменитой часовой фирмы «Патек Филипп», изобрел часы-кулон с маятниковым подзаводом. Тогда же появились усложненные часы с такими функциями, как вечный календарь, обратный отсчет времени и хронограф.

На рубеже XIX—XX веков в Швейцарии началось массовое производство часов.

 

Й.Д.: Сегодня мы продвинулись еще на один шаг. Продолжая производить часы, осваивая новые технологии в химической промышленности, мы для себя открыли, что стране, не имеющей полезных ископаемых, легче производить нечто такое, для чего не требуется много сырья. Это нечто – услуги. На сегодняшний день 70 % нашей хозяйственной деятельности так или иначе связаны со сферой услуг. Именно по этой причине мы сильны в банковском деле, по этой причине мы имеем серьезные козыри в сфере страхования, в сфере торговли.

Этим мы собираемся заниматься и в будущем, мы заинтересованы также и в коммерческом сближении с Россией, в расширении культурных контактов. В рамках подготовки к празднованию юбилея Санкт-Петербурга мы отреставрировали несколько старинных часов, и вот они показывают современное время. Так что, как видите, есть много сфер, в которых мы наладили интересное сотрудничество.

 

«Когда я вошел наверх в свою комнату и отворил окно на озеро, красота этой воды, этих гор, и этого неба в первое мгновение буквально ослепила меня и потрясла меня. Я почувствовал внутренне беспокойство и потребность выразить как-нибудь избыток чего-то, вдруг переполнившего мою душу. Мне захотелось в эту минуту обнять кого-нибудь, крепко обнять».

(Л. Толстой, «Из записок князя Нехлюдова. Люцерн»)

 Русские в Швейцарии! С конца XVIII века альпийская страна становится излюбленным местом паломничества русской знати и интеллигенции, привлекая к себе целебным климатом, великолепными ландшафтами, житейским благополучием и спокойствием. Гоголь написал здесь несколько глав «Мертвых душ». Достоевский работал над «Идиотом». На берегу Женевского озера, в Монтрё жил и работал Владимир Набоков. С середины XIX века в Швейцарии находит прибежище русская политическая эмиграция.

Но есть и не менее важная тема – швейцарцы в России! С середины XVII века в Россию отправлялись военные, врачи, часовые и ювелирные мастера, архитекторы, вино— и сыроделы. Женевец Франц Лефорт, один из ближайших сподвижников Петра Первого, стал первым российским адмиралом. Архитектор Доменико Трезини построил в Санкт-Петербурге Петропавловскую крепость и ее собор, Летний дворец Петра I, здание Двенадцати коллегий. Швейцарский архитектор Жан Тома де Томон – здание Биржи и растральные колонны на Стрелке Васильевского острова. Перед Первой мировой войной в нашей стране проживало 15 тысяч выходцев из Швейцарии.

 

Й.Д.: Конечно, можно считать, что трудолюбие – национальная черта швейцарцев. Когда мы однажды во время референдума поставили на голосование вопрос о сокращении рабочего времени, большинство населения проголосовало против сокращения! Я бы сказал, что типичный швейцарец – это человек, который любит «хорошо пожить». Он не «стахановец», я знаю, что это слово пришло из вашего языка, типичный швейцарец – не тот, кто всегда спешит. Я бы сказал, что типичный швейцарец любит, чтобы все было добротно, по правилам.

М.Г.: Существует мнение, что в Швейцарии миллионеров больше, чем безработных. Так ли это?

Й.Д.: Если уж вы заговорили о миллионерах, то я сразу должен сказать, что одна из основных причин единства нашей страны заключается в том, что у нас не очень велики социальные различия между разными слоями общества. В Швейцарии есть очень богатые люди, но они не раздражают своим богатством остальных. Есть также люди, живущие весьма скромно, но разница между полюсами богатства и бедности у нас значительно меньше, чем во многих других странах, а поэтому и социальная напряженность у нас существенно ниже.

М.Г.: Господин президент, вы произнесли очень важную фразу: люди не раздражают своим богатством других граждан.

Й.Д.: Да, это очень важно. Вы знаете, бедность – это не абсолютное понятие. Можно быть бедным и голодать, не имея возможности удовлетворить свои основные физиологические потребности. Это, конечно, уже нищета. Но можно быть бедным просто по сравнению с другими. Как, например, золотые часы, украшенные драгоценными камнями, показывают то же время, что и часы из обычного металла.

 

Страна, где на малом пространстве сосредоточены красоты природы и выдающиеся творения рук человеческих, всегда привлекала туристов со всего земного шара. Путешествие из европейской городской цивилизации в царство вечных снегов и потом на юг, в средиземноморскую жаркую полосу, за неполных 48 часов – такое возможно только в Швейцарии! А по дороге как не познакомиться с иными, «вкусными» достопримечательностями Швейцарии. Идут века, но по-прежнему швейцарский сыр и швейцарский шоколад – лучшие в мире.

 

М.Г.: На весь мир знамениты швейцарский шоколад, швейцарский сыр. Только приехав в вашу страну, я узнал, что мой любимый сыр «грюйер» производится в вашем родном кантоне. За счет чего в условиях острейшей конкуренции, которая сегодня наблюдается в мире, швейцарским сыроделам и шоколадных дел мастерам удается сохранять столь высокое, я бы сказал – уникальное, швейцарское качество?

Й.Д.: Производство сыра – нелегкое дело. Ну, уж если мне позволено сделать маленькую рекламу, то хочу сказать, что я горд быть представителем кантона Фрибур, местечка Грюйер, чье имя носит известный сорт сыра. В некоторых языках слово «Грюйер» считается синонимом слова «сыр». Мы, фрибуржцы, уверены, что хорошее фондю получается, только если смешать два наших известных сорта сыра.

М.Г.: Первый – «Грюйер». А второй какой?

Й.Д.: «Вашре фрибурский». Это название не переводится на немецкий язык. Так вот, если смешать сорта «Грюйер» и «Вашре», затем разогреть их на огне в специальной посуде, а потом обмакнуть в растопленный сыр кусочек хлеба...

М.Г.: Или картошку...

Й.Д: Да, можно хлеб или картошку. Но чаще берется хлеб. Картофель используют в основном, если делают фондю только из сыра «вашре». Но эта трапеза приятна еще и потому, что все едят как бы «из общего котла». Это сближает больше, нежели когда каждый сидит перед своей тарелкой. Вопрос гигиены – не проблема, еще не было случая, чтобы кто-то заболел, отведав фондю.

М.Г.: Вы так вкусно рассказали о сыре «грюйер», что я сразу после интервью пойду им лакомиться.

Й.Д.: Я надеюсь на это. Посмотрим, как изменится статистика нашего сырного экспорта в Россию.

М.Г.: Имея под боком такие величественные горы, наверное, трудно удержаться от соблазна покорить их. Я знаю, что альпинизм – национальное увлечение всех швейцарцев. Какое ваше последнее достижение в этой области?

Й.Д.: Я покорил свой первый четырехтысячник, гору Поллюкс (4090 метров высотой), это рядом с Маттерхорном. Оттуда открывается великолепная панорама. Незабываемое впечатление, рекомендую российским туристам.

В прошлом году, когда мы были в отпуске, я предложил своей жене: давай посетим все кантоны, все 26, и поищем там что-то новое, доселе неизвестное. Вершину Маттерхорн в Альпах или Женевское озеро знают все, и они поистине прекрасны. Но в каждом кантоне мы нашли что-то такое, чего мы раньше не знали.

М.Г.: Мой последний вопрос связан с альпинизмом лишь косвенно, хотя речь и пойдет о покорении вершин. Существуют понятия: вершина власти, вершина успеха. Вы, господин президент, их достигли. Что вы можете посоветовать молодым людям, которым еще только предстоит восходить на эти пики?

Й.Д.: Я бы посоветовал штурмовать вершины последовательно одну за другой, так будет проще. Достигнув же вершины успеха, (причем это не обязательно должен быть успех в карьере или в политике – это вполне может быть достижение личного характера — сделать что-то такое, чего когда-то боялся, преодолев самого себя), вполне можно почувствовать себя счастливым.

 

Быть счастливым! Да, пожалуй, в Швейцарии это возможно. Но здесь не говорят «счастливые часов не наблюдают».

Гениальное изобретение человечества – часы! Пружина, раскручиваясь, приводит в движение стрелки, вращаются шестеренки.
Секунда. Минута. Час. Сутки. Летят дни. Бегут года. Проходят века. Но секрет швейцарских часов так и не разгадан. Почему они были и остаются лучшими в мире?

Почему именно по этим часам сверяли время королева Мария Антуанетта, Наполеон Бонапарт, царь Александр I, сэр Уинстон Черчилль, Альберт Эйнштейн, Рихард Вагнер, Мария Кюри, Лев Толстой, Петр Чайковский, Редьярд Киплинг?..

Точность хода, выверенность деталей, гарантия надежности, – вот качества швейцарских часов, в которых отражены лучшие черты самой Швейцарии. Именно в этом сходстве, наверное, и кроется секрет притягательности Швейцарской Конфедерации для всего мира.

 

2004 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама