Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Дагестан выбирает варианты будущего

25 сентября 2013, 17:17 UTC+3 Иван Сухов, ИТАР-ТАСС, Москва
В республике проходит процесс обмена населения - огромная масса крестьян, выходцев с гор и из предгорий наводнила Махачкалу и в меньшей степени другие города республики
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС/Узаков Сергей

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС/Узаков Сергей

Силовики докладывают об успехах: за сутки в Дагестане уничтожено четверо боевиков и один пособник. Это весомый ответ правоохранителей на крупный теракт с подрывом заминированной машины у здания РОВД Табасаранского района, совершенный 23 сентября и повлекший человеческие жертвы. Кроме того, новости о ликвидациях неплохо смотрятся на фоне подготовки к сочинской Олимпиаде: всем, кто еще опасается проблем с безопасностью, Россия дает понять – проблемы эти будут решены.

Между тем, замкнутый круг «теракт – возмездие» не то чтобы исчезает из дагестанской жизни, а не описывает ее целиком. В это сложно поверить, если читать дагестанские новости в изложении федеральных СМИ, но это всегда было так. «Теракт – возмездие» - это, в некотором роде, обочина реальной жизни Дагестана, на которую и огромное большинство жителей республики, и ее гости почти гарантированно никогда не попадут. Хотя как фон повседневной дагестанской жизни она давно стала привычной.

Дагестан – и вообще Северный Кавказ – давно жалуются на дефицит внимания к позитивным новостям. Это, в целом, справедливая, хотя и неверно сформулированная жалоба. Описывать «теракт» и «возмездие» -- журналистская обязанность, а как «продать» аудитории фестиваль этнических культур, успехи виноградарства или новости строительного сектора, знали только советские средства массовой информации. Но это не значит, что в дагестанской мирной жизни не происходит ничего, достойного внимания.

А происходит там очень быстрый и очень драматический процесс модернизации, связанный, прежде всего с уникальным для сегодняшней России процессом обмена населения. Огромная масса крестьян, выходцев с гор и из предгорий, в последние несколько лет наводнила Махачкалу и в меньшей степени другие города республики. И эти города, помимо понятной социальной напряженности, связанной со стихийным формированием новых пригородов, получили колоссальный энергетический заряд. Они быстро растут – не только в демографическом, но и в экономическом смысле: доказательством может, в частности, служить появление Махачкалы на одном из призовых мест рейтинга наиболее приспособленных для создания и ведения бизнеса городов России по версии Forbes.

При этом увидеть рост по показателям официальной статистики трудно: они, как раз, вызывают безграничное уныние, в том числе и в федеральном правительстве. Это набивший оскомину уровень дотационности и безработицы – официальные цифры таковы, что реально трудно понять, почему при сохранении таких показателей в течение долгих лет Дагестан до сих пор не погрузился в пучину социального конфликта всех со всеми.

Не погрузился потому, что за этими пугающими цифрами существует вполне реальная и отнюдь не безуспешная теневая экономика.

Одним из питающих ее источников – и не просто одним из, а одним из самых основных, - являются, бесспорно, федеральные деньги. И с этой точки зрения желание федерального правительства навести порядок в системе их расходования, - а значит, вывести дагестанскую экономику из тени – выглядит логичным и оправданным.

Но проблема в том, что рост, существующий в экономике Дагестана, незаметный для официальной статистики, но видный, в конечном счете, любому, кто бывает в регионе, возможен только в условиях тени. Эти мощные «точки роста», которые реально имело бы смысл поощрять и искать способы воспроизвести их опыт за переделами Северного Кавказа, сложились именно в тени. С большой вероятностью они не смогут существовать в условиях прозрачности, которой хотели бы добиться федералы. А их смерть поставит Дагестан перед угрозой уже абсолютно реального социального коллапса.

Сценарий, предлагаемый федеральными властями (предлагаемый по умолчанию, потому что публично он никем, к сожалению, не обсуждается) выглядит чуть запоздалым: строить сейчас прозрачный рынок, функционирующий по российским законам – это значит разрушить рынок, сложившийся в тени и худо-бедно держащий регион на плаву.

Это совершенно не значит, что от цели – прозрачного рынка, эффективных институтов и работающего закона – надо отказаться. Но, двигаясь к ней, есть смысл присмотреться к альтернативному сценарию развития, который сам собой сформировался в Дагестане на абсолютно реальной и могучей энергетике происходящей там стихийной социальной модернизации.

Ведь понятно, что люди, каждый день продвигающие эту модернизацию, заинтересованы в формировании ясных правил игры не меньше, а возможно и больше федеральных чиновников – хотя они, возможно, и не настолько в ладах с терминологией.

Как не выплеснуть дитя достигнутых Дагестаном реальных успехов вместе с мутной водой коррупции, клановости и теневой экономики – вот по-настоящему главный вопрос реальной «повестки дня» нынешнего Дагестана. Обсуждать это не так захватывающе, как постоянный «экшн» войны силовиков с боевиками. Но это явно гораздо полезнее – не только для имиджа предолимпийского Северного Кавказа, но и для долгосрочного будущего региона, да и всей страны.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама