Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Антон Кульбачевский: через 15 лет качество московского воздуха улучшится на 30%

16 февраля 2015, 10:00 UTC+3
Руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды о том, как в Москве следят за качеством воздуха, где появятся деревья в кадках и почему животные мигрируют из области в город
Материал из 1 страницы
Руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский

Руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский

© ТАСС/Валерий Шарифулин

О том, когда Московский нефтеперерабатывающий завод (МНПЗ) оборудуют датчиками контроля вредных выбросов, на каких улицах начнут высадку деревьев в кадках, а также почему животные из Подмосковья и Калужской области в разгар охотничьего сезона мигрируют на территорию Новой Москвы, в интервью корр. ТАСС рассказал руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский.

- Одна из проблем мегаполисов - повышенное загрязнение воздуха. Как обстоят дела в Москве?

- В 2010 году в городе на учете было 3,5 млн автомобилей. Они давали в год общий объем выбросов около 1 млн тонн. Сейчас у нас на конец 2014 года получается 4,5 млн автомобилей и выбросы составляют 930 тыс. тонн. То есть за четыре года, как пришла команда мэра Москвы Сергея Собянина, выбросы уменьшились на 70 тыс. тонн, или на 7%. И это несмотря на то, что число автомобилей увеличилось на 1 млн: ежегодно от 200 тыс. до 300 тыс. прибавляется.

То есть тенденция такая, что количество вредных выбросов уменьшается, - это основной позитив, который стоит отметить. Работа идет, и, на мой взгляд, в крупном мегаполисе улучшение качества воздуха на 1,8% в год - неплохая положительная динамика.

- Повлияло введение платной парковки и ограничений для большегрузов?

- Уменьшение числа выбросов достигается комплексом мер. Это общее решение транспортной проблемы как таковой. Часть программы уже выполнена, например отремонтирована часть развязок, ряд вылетных магистралей прошли реконструкцию и т. д. Ну и ограничительные меры, конечно, принесли результат - и ограничение въезда грузовиков грузоподъемностью свыше 12 тонн на МКАД, и введение платной парковки в центре.

Также сказывается то, что с 2013 года мы перешли на реализацию топлива экологических классов "Евро-4" и "Евро-5" на московских АЗС. Это и обновление парка городского транспорта: теперь там 70% автобусов переоснащено и также соответствует стандартам "Евро-4" и "Евро-5". Ну и конечно, не надо забывать, что за эти четыре года в принципе обновился парк автомобилей: жизнь не стоит на месте, и москвичи подвержены тенденции менять автомобили на новые модели с двигателями категорий "Евро-4" и "Евро-5". Так, если в 2010 году их было меньше 20%, то в 2015-м, думаю, их будет уже больше половины.

- Сколько АЗС, реализующих некачественное топливо, находится в черном списке?

- В настоящее время в черном списке находятся 16 АЗС. По итогам 2014 года было наложено более 10 млн руб. штрафов. Контролирование качества топлива для нас одно из важных направлений экологического контроля. Думаю, это тоже вносит вклад в улучшение качества воздуха, от 0,5 до 1%. Некоторые люди считают, что половина процента - это ничего, но для мегаполиса это очень много. Стоит огромных усилий отвоевать у автомобильного транспорта даже процент.

- Как проводятся проверки на АЗС?

- Проверки проводим в плановом и внеплановом режимах: осуществляем контрольные закупки и с прокуратурой, ну и с общественностью работаем. Так что тенденции, что на большом количестве АЗС продается некачественное топливо, сейчас нет. Есть частные случаи, о которых чаще всего нас оповещают по горячей линии водители, после чего мы вместе с прокуратурой осуществляем проверку на АЗС по указанным адресам.

А планово из всей тысячи АЗС на территории Москвы мы проверяем порядка 100 заправок в год, ну и внепланово добавляется 80-100. Так что раз в три года мы проверяем каждую АЗС. Обычно из 200 проверенных ответственности подвергаются от 15 до 20 АЗС, то есть не очень большой процент. Причем это не всегда некачественное топливо, нарушения бывают и другие: не убран мусор, где-то другие экологические требования не выполняются.

- Какие прогнозы по состоянию атмосферного воздуха можете сделать?

- Мы все-таки рассчитываем, что к 2030 году качество московского воздуха улучшится на 30%. Это прописано в проекте экологической стратегии Москвы до 2030 года.15 лет в общем-то не такой большой срок. А дальше уже будем смотреть.

Конечно, не стоит забывать, что мы находимся в самом начале пути и ко многим мероприятиям нам еще только предстоит приступить.

- Какую работу департамент проводит с предприятиями, выбросы которых также загрязняют атмосферу?

- Да, мы проводим серьезную работу и с предприятиями, конечно, свой вклад в загрязнение воздуха они делают, пусть это только 10%. Хотя для некоторых районов это довольно ощутимо. Все предприятия, что останутся в черте города, должны пройти реконструкцию, реновацию, внедрить современные экологические технологии и снизить качество выбросов в атмосферу. Сейчас мы находимся в диалоге с МНПЗ, с табачной фабрикой "Лиггет-Дукат", с очистными сооружениями Мосводоканала.

- Вы упомянули МНПЗ, на нем работают датчики, передающие данные о загрязнении?

- С МНПЗ нам удалось договориться, и они установили датчики на своих трубах. Теперь мы в режиме реального времени будем понимать, что там происходит. Специальная комиссия еще должна принять эти датчики в промышленную эксплуатацию, и я думаю, что уже в марте-апреле эти датчики начнут работать.

- Сколько на данный момент в Москве предприятий, не оборудованных подобными датчиками?

- Всего в Москве 87 предприятий, с которых мы бы хотели получать данные, и 57 из них уже оборудованы датчиками. Сейчас мы ведем речь о переоборудовании и оснащении датчиками еще 30 предприятий. Среди них МНПЗ, "Лиггет-Дукат", Курьяновские очистные сооружения. Практически на всех предприятиях города проходит реконструкция, и, как только она закончится, это будут современные производства.

Как правило, работники и собственники предприятий позитивно мыслят, тот же МНПЗ уже около 60 млрд руб. потратил на реконструкцию. Поэтому я не сторонник душить предприятия драконовскими штрафами.

В целом я не вижу каких-то серьезных опасений. Какие-то неприятные запахи где-то, конечно, могут появляться, пока не закончится реконструкция МНПЗ, Люберецких и Курьяновских очистных сооружений и еще ряда объектов. Но еще раз хотел бы напомнить: наличие в воздухе неприятных запахов не является какой-то угрозой для здоровья, это только дискомфорт, надо это четко понимать. Как правило, вредные вещества, которые могут оказать влияние на здоровье, не имеют ни цвета, ни запаха.

- Были ли зафиксированы какие-то последствия после случая с выбросом сероводорода в ноябре?

- Последствий, по сути, нет. Был неприятный запах во многих районах города, однако в скорую помощь никто не обратился, по данным департамента здравоохранения, жалоб от граждан не поступало, ухудшения здоровья москвичей не произошло.

- Планируете ли вы выходить с инициативой об ужесточении наказания предприятий за сокрытие экологической информации?

- Инициативу мы сейчас готовим. Мы уверены, что ответственность, особенно для менеджмента, курирующего экологические вопросы на любом предприятии, должна быть увеличена. На мой взгляд, нужно по экологическим статьям для должностных лиц не только ужесточить штрафы, но и предусмотреть уголовную ответственность, чтобы люди понимали, что за это могут и посадить.

Сейчас это всего лишь общественные работы - фактически это приравнивается к мелкому хулиганству. Но ведь если что-то скрывают - это серьезное должностное уголовное преступление. Это не только обман себя, руководства, журналистов или контролирующего органа - это обман всех жителей. Это публичная ложь, за которую надо карать.

- Сложно доказать вину предприятия в подобных случаях?

- Да. Увы, у нас пока не до конца развито экологическое законодательство. У нас нет методики расчета ущерба за загрязнение атмосферного воздуха и почв. Мы очень рассчитываем , что в ближайшее время Министерство природных ресурсов и экологии РФ разработает эти методики. По зеленым насаждениям такая методика есть, можно оценить, какой вред нанесен при вырубке деревьев.

Так что по вредным выбросам, если у нас на трубе нет прибора, который в режиме реального времени показывает данные, мы ничего доказать не можем. Наш инспектор в этот момент должен находиться с измерителем на трубе. А если нам показалось что-то, никто в суде нас слушать не будет. Так что в таком случае нужны прямые доказательства, а именно показания приборов.

- Какие выводы можно сделать из ситуации с ноябрьским инцидентом?

- Первый вывод - надо менять систему взаимодействия органов исполнительной власти. Нужно выстроить взаимодействие с Роспотребнадзором, с Росприроднадзором, с Ростехнадзором и понять, кто что в таких ситуациях делает. Также стоит пересмотреть те рекомендации, которые мы даем гражданам в тех или иных ситуациях, чтобы более оперативно реагировать.

Если есть подозреваемый, то беспрепятственно заходить на любое предприятие города. Ведь 10 ноября инспекторы зашли на МНПЗ только к вечеру, когда заходить туда было бессмысленно, так как выброс был утром. Сейчас, правда, МНПЗ договорились с Росприроднадзором, что их инспектор сможет беспрепятственно попадать на территорию предприятия в любое время.

- Удалось договориться с Московской областью о более безопасном для атмосферы сжигании порубочных остатков?

- На самом деле правительство Московской области давно этой проблемой озадачено. Я думаю, что нам уже удалось кое-какие методы определить, которые не связаны со сжиганием порубочных остатков непосредственно на лесосеке.

Сейчас в правительстве Москвы выделены деньги на закупку техники, которая порубочные остатки прямо на лесосеке будет перерабатывать в щепу. Эта щепа в дальнейшем может использоваться в декоративных целях, из нее можно делать брикеты, которыми затем топить ТЭЦ, камины, котлы, или она может вывозиться и сжигаться в местах отдаленных от населенных пунктов. Скорее всего, мы пойдем по этому пути.

Правительство Московской области по опыту ноября тоже сделало выводы, что сжигать порубочные остатки вблизи такого крупного города, как Москва, и близлежащих городов области не совсем правильный путь. Думаю, теперь вблизи населенных пунктов это делаться не будет. Мы надеемся, что подобное не повторится, так как есть диалог и понимание между двумя субъектами по этому вопросу.

- Ранее сообщалось, что на территории Москвы не будут строить мусоросжигательные заводы. Как возникла ситуация с заводом в Печатниках в январе этого года?

- Сергей Семенович Собянин еще в 2011 году озвучил решение больше не размещать мусоросжигательные производства, по крайней мере на территории Старой Москвы. Оно было публично озвучено. Так, с 2011 года ни одно производство не появилось.

Но вопрос с Угрешскими очистными сооружениями рассматривался правительством города еще с 2006 года. В 2009 году правительством было принято решение об их реконструкции и строительстве маленького мусоросжигательного завода, который больше предназначался для сжигания промышленных отходов, а не твердых бытовых, но тем не менее. То есть это проект с бородой, он как шел своим чередом, так и шел.

В итоге получилось, что инвестор с этим проектом пришел в управу, там решили провести публичные слушания. Ничего в этом зазорного нет, думаю, в любом случае они были бы отрицательными: в Юго-Восточном округе жители и так перегреты уже существующими промышленными объектами и эта абсурдная тема потерпела бы фиаско.

- Есть какое-то документальное отражение позиции московских властей относительно строительства мусоросжигательных заводов?

- В июне 2014 года были приняты и закреплены постановлением правительства Москвы основы новой экологической политики до 2030 года, и там есть абзац, посвященный тому, что Москва наращивать площади по мусоросжиганию не будет. Будут применяться другие технологии, увеличится доля сортировки и переработки. Существующие три завода пока еще работают, а когда они выработают свой ресурс, может быть принято решение об их закрытии, но эта история будет длиться от пяти до десяти лет.

- Возможно ли появление мусоросжигательного завода на присоединенных территориях?

- По присоединенным территориям решение пока не принято, но думаю, и там такие площади не появятся. По крайней мере, планов строить новые мусоросжигательные заводы в Новой Москве нет.

- В Москве второй год реализуется программа "Миллион деревьев". Сколько дворов вы планируете озеленить этой весной?

- Исходя из заявок, которые к нам уже поступили, и исследований ГУП "Мосгоргеотрест" весной этого года планируется озеленить более 2,5 тыс. московских дворов, высадить около 10 тыс. деревьев и более 180 тыс. кустарников. Пока что мы сажали три сезона - два осенних и один весенний. Всего мы озеленили уже больше 4 тыс. дворов, высадили около 360 тыс. кустарников и около 25 тыс. деревьев.

Динамика акции, объявленной мэром Москвы осенью 2013 года, поражает: она очень актуальна и востребована жителями, и мы чувствуем колоссальную поддержку. Кроме того, мы впервые этой весной запустим программу по упрощенному озеленению территорий возле социальных объектов - школ и детских садов, больниц и др.

- С какими трудностями департамент сталкивается при реализации этой программы?

- Весенняя приживаемость деревьев, как показывает наш опыт, хуже, чем осенняя. Весной и летом, особенно в жаркий период, надо обеспечить деревьям уход за ними - с этим пока тяжеловато. К тому же не все деревья приживаются, хотя это и нормально для городской среды.

У нас есть узаконенный отпад: в районе 10% деревьев может не прижиться. Так что мы подрядчику, в случае если из 100 деревьев 10 засохли, штрафные санкции не выставляем, потому что это считается нормальным. Если этот процент выше, то начинаются гарантийные обязательства: у подрядчика гарантия три года по каждому объекту озеленения и он за свой счет этот отпад восстанавливает.

- Сколько процентов деревьев и кустарников не приживается?

- Если осенью этот показатель в рамках 10% приживаемости, то, например, весной 2014 года отпад составил больше 25%, в основном по кустарникам, так как деревья обычно хорошо приживаются. Во-первых, кустарники намного проще выкопать и увезти на дачу или переместить из двора во двор. Бывали случаи, в некоторых дворах чуть ли не 50-60% вырывали.

- Какие деревья и кустарники пользуются большей популярностью?

- Во дворах из деревьев лидеры - липа, клен, береза, каштан, а хвойники, например, не очень востребованы. Из кустарников первое место за сиренью, также жителям нравятся чубушник, боярышник, шиповник, жимолость, жасмин, дерен, спирея, то есть все цветущие кустарники, которые дают обильный, хороший цвет.

- Два года высаживают деревья в кадках на Тверской, а в прошлом году опыт был перенесен и на некоторые участки на Садовом кольце. Есть планы по расширению эксперимента?

- Конечно, постепенно по центру города этот эксперимент будет распространяться, так как увеличить количество зелени в городе можно в основном таким способом. Возможно, в этом году мы продолжим этот эксперимент на Садовом кольце, а также попробуем на Лубянке.

Было бы неплохо озеленить таким способом и пешеходные улицы - Покровку, Маросейку и другие. Будем постепенно договариваться с собственниками и арендаторами зданий. Также мы показываем пример балансодержателям зданий: они тоже начинают выставлять у себя деревья и украшать фасады, например у здания Министерства обороны на Воздвиженке, здания МЧС.

- Удалось ли вам с департаментом строительства договориться о применении зеленых стандартов при строительстве школ, детсадов и других социальных объектов?

- Пока нет. На 100% по зеленым стандартам в Москве пока ни одно здание не построено. Собирался построить здание WWF (Фонд дикой природы), возможно, будут менять проект. Поэтому ждем с нетерпением, когда этот проект будет реализован.

На стандарты зеленого строительства мы перейдем не быстро. Однако не может не радовать, что какие-то элементы уже появляются: меняются требования к вентиляции, отоплению, энергосбережению, качеству воздуха, освещенности в детских, медицинских учреждениях.

- Что нужно сделать, чтобы эти стандарты стали внедряться?

- Нам нужно изменить всю нашу строительную промышленность, чтобы это было внедрено в жизнь. Я думаю, что те экономические условия, с которыми мы имеем в 2015 году дело, как раз способствуют развитию нашей промышленности, в том числе и в области производства стройматериалов.

Сейчас правительство РФ продумывает ряд льгот и мер, которые дали бы толчок к развитию промышленности. На мой взгляд, она будет развиваться и нацелена на производство экологически чистых стройматериалов.

- Когда могут быть построены первые такие объекты?

- Думаю, первые здания, построенные по зеленым стандартам, в Москве начнут появляться уже в ближайшие годы. В любом случае также должны быть введены стандарты на федеральном уровне, в том числе и для проектировщиков. Но я смотрю на эту проблему с оптимизмом. Зеленые стандарты - это тренд, и в крупном мегаполисе мы в любом случае к этому придем.

- В этом году исполнится три года с момента присоединения новых территорий. Как вы оцениваете процесс их интеграции с точки зрения вашего департамента?

- На мой взгляд, присоединение дало положительный импульс для развития всей Москвы. Сейчас эта территория живет по московским стандартам во всех сферах жизни, а они выше тех, что были до этого в области. Присоединенные территории требуют развития. Там строятся транспортные объекты, при этом зачастую страдают зеленые насаждения, но ведь и дороги нужны, без них невозможно развитие инфраструктуры.

Но четко могу заверить, что количество зеленых территорий там не уменьшится, улучшится только их качество. В частности, сейчас там много депрессивных лесов, за которыми никто не ухаживал много лет, есть и лесные массивы, пораженные различными паразитами, включая короеда-типографа. Также есть перезрелые леса, которые требуют санитарной рубки, и это будет делаться, чтобы улучшить качество зеленого фонда.

- Прекратились случаи браконьерства в Новой Москве?

- В территорию города вошли бывшие охотничьи угодья Московской области с некоторой инфраструктурой, а также желающими поохотиться. Мы совместно с префектурой, полицией, прокуратурой активно боремся с браконьерами, проводим рейды, вешаем видеорегистраторы, в том числе в тех местах, где часто охотники устраивают подкорм или засидки. Где-то также есть вышки, быстро сооружаемые браконьерами, - мы их разбираем.

Увы, за руку поймать никого практически не удается, хотя остальная работа, которая перечислена выше, уже дает результат. Ну и людей мы информируем об ответственности, чтобы они не забывали, что помимо убийств животных там, где это не положено делать, еще и оружие применяется в населенном пункте, что категорически запрещено законом об оружии. Вы можете носить оружие только в чехле, и расчехлять его можно только на территориях, специально предназначенных для этого.

- Контролируете ли вы численность популяции животных?

- Конечно. Мы отслеживаем численность животных, например популяцию лося, кабана, на территории. Стоит отметить, что с началом охотничьего сезона на территорию Москвы начинают мигрировать звери из Подмосковья и Калужской области: они инстинктивно чувствуют, где безопаснее.

Думаю, что в конечном итоге мы создадим какие-то рекреационные парки, что уже есть в планах правительства. Например, такие парки могут появиться на границе с Калужской областью. О сроках, когда они появятся, говорить пока сложно из-за кризиса, но, как только деньги будут, эти планы начнут реализовываться, надо подождать, это хорошие начинания.

- Какую работу по изъятию из незаконного оборота животных ведете?

- Мы эту работу активно ведем с 2011 года. Нельзя сказать, что у нас нет успехов. Мы активно сотрудничаем в этом вопросе с разными органами исполнительной власти, в том числе с МВД, ФСБ, оперативной таможней.

Существует рынок купли-продажи животных. Он на 90% нелегальный, действуют международные преступные группы, поэтому работа проводится не только на территории Москвы.

Основная нелегальная торговля сейчас находится в интернете. Все дельцы, работающие в этом бизнесе, уже четко знают, что в Москве есть департамент природопользования и он этой проблемой занимается. За три последних года нашими инспекторами были изъяты из незаконного оборота около 200 животных, наложено штрафов более чем на 6 млн руб. Уже стало намного больше порядка на птичьих рынках, в зоомагазинах и других местах, где присутствуют в той или иной мере животные, изъятые из природы.

- Какие случаи изъятия животных были в новом году?

- Из наиболее громких в начале этого года - случай в районе Арбат, где из контактного зоопарка мы изъяли львенка, 15 обезьян, 2 черепахи и 3 попугаев. Так, двухмесячного львенка затискали до такой степени, что он при изъятии был в довольно удрученном состоянии, изможденный и в царапинах. Все животные были без документов и сейчас находятся в центре передержки, где проходят реабилитацию, карантин.

- Какова судьба таких животных?

- Стараемся найти им добрые руки. Как правило, это либо зоопарки, либо какие-то сертифицированные объекты, не только в Москве, но и в стране и даже за границей.

- Как вы относитесь к контактным зоопаркам, где содержатся экзотические животные?

- Контактный зоопарк подразумевает под собой контакт с домашними животными - кроликами, овцами, козами. И наверное, с экзотическим животным входить в контакт не стоит, тем более трогать.

Контакт с живой природой - это хорошо, но не в таком зоопарке. Можно сходить в нормальный.

Поэтому еще раз хотел бы москвичей предупредить, что не надо создавать спрос. Поменьше покупайте экзотических животных, про которых ничего не знаете. Если вы хотите кого-то кому-то подарить, то это медвежья услуга, а таких случаев много. Ну и также не стоит посещать контактные зоопарки с экзотами и тем самым создавать спрос. Тем более что дети могут получить травмы и подхватить какую-нибудь инфекцию от животных из дикой природы.

Беседовал Артем Бурцев

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама