Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Старость рэпера: новый альбом Эминема Revival

18 декабря 2017, 12:44 UTC+3 Подшибякин Андрей
Эминем

Эминем

© EPA/Sebastian Silva
Автор
Подшибякин Андрей Андрей Подшибякин Андрей Подшибякин
журналист, креативный директор Xsolla (Лос-Анджелес)
Профайл автора

На всех музыкальных платформах вышел Revival ("Возрождение"), новый альбом Эминема, одного из самых продаваемых рэперов в мире. Первый за три года релиз, на котором нашлись высказывания и о президенте Трампе, и о дочери исполнителя, и о человеческой слабости, получил относительно низкие оценки от американской критики. Андрей Подшибякин — о том, что читают рэперы, когда к ним подступает старость.

Эминем — бог рэпа. По этому поводу ни у кого давно нет никаких вопросов: в 2014 году потоковый сервис Spotify назвал его самым популярным артистом всех времен по числу скачиваний. Он единственный белый рэпер, у которого есть "Оскар", причем за фильм, в котором он сам главную роль и сыграл ("8 миля"). Он, собственно говоря, единственный стоящий белый рэпер.

Это заметно. Revival, девятый студийный альбом Эминема, вышедший 15 декабря, — это высказывание человека, которому нечего и некому больше доказывать. Прошли времена белого кролика, который разрывает в клочья оппонентов на рэп-баттлах, — злых, настоящих баттлах, а не тех, где герои журналов для бабушек читают друг другу заранее выученные наизусть оскорбительные частушки.

Прошли даже времена экранизаций этих баттлов: "8 миля" вышла, на минуточку, 15 лет назад. Эминему 46. В его возрасте Тупак Шакур и Михаил Лермонтов уже пару десятилетий как лежали в могиле.

Кажется, наиболее часто употребляемое слово в Revival — "самооценка". Начиная с совместной с Бейонсе песни Walk on Water и вплоть до душераздирающей Need Me, это исповедь человека, который уперся в собственный потолок и живет в прошлом. Примечательна в этом смысле баллада Bad Husband, в которой Эминем говорит, что можно быть отличным отцом и при этом — плохим мужем.

YouTube/EminemVEVO

Мысль, конечно, интересная, но артист развелся со своей женой Ким 16 лет назад, а его дочери Хейли исполнился 21 год, и, судя по ее поведению в Instagram, хороший отец ей давно не нужен. Особенно четко эта тенденция заметна по треку Offended: там рефреном проходит важнейший для раннего Эминема контрапункт "вы все меня ненавидите, а мне наплевать". Правда, по состоянию на 2017 год Эминема все любят, ему не наплевать и он давно уже не бунтарь, а стадионного масштаба поп-певец.

Все прочие сюжетные линии в Revival тоже рассыпаются на части. Еще за год до премьеры пластинка продвигалась как носитель мощного политического заряда — даже обложка с затемненным американским флагом намекает именно на это. Но нет: Эминем, конечно, слегка покусывает Трампа (см. трек Untouchable), но, зная его таланты в этой сфере (см. страшнейший дисс Armageddon десятилетней давности), это выглядит как исполнение обязательной программы, а не наболевшее высказывание на злобу дня.

Revival с музыкальной точки зрения сделан совершенно примитивно, и есть ощущение, что это осознанное решение. Современный популярный рэп перегружен сложными сочетаниями, задушен продюсерскими наворотами и превратился в натуральное звуковое барокко. У Эминема ничего подобного нет: базовый фоновый бит, в крайнем случае — три блатных гитарных аккорда

Кульминация и альбома, и нынешнего состояния Эминема — трек In Your Head, наполовину сэмплированный из песни Долорес О'Риордан Zombie. Это дикая мощь, дискотека в школьном актовом зале в 1996 году, слезы из глаз и сжатые кулаки, волна воспоминаний и поездка на машине времени в тот день и час, когда все было возможно и будущее было на расстоянии вытянутой руки. Только время, только ветер, только радость впереди. Эминем, добавим в сторону, на этом треке абсолютно лишний.

Revival при этом с музыкальной точки зрения сделан совершенно примитивно, и есть ощущение, что это осознанное решение. Современный популярный рэп перегружен сложными сочетаниями, задушен продюсерскими наворотами и превратился в натуральное звуковое барокко.

YouTube/Saturday Night Live

У Эминема ничего подобного нет: базовый фоновый бит, в крайнем случае — три блатных гитарных аккорда, как на треке Heat. Здесь нечего насвистывать, как в Marshall Mathers LP. Здесь не получится размахивать руками, как во время прослушивания Marshall Mathers LP 2. Здесь можно только кивать головой и молча соглашаться с тем, что говорит замученный, усталый, неуверенный в себе величайший рэпер нашего времени.

И в этом кроется ключ к пониманию и Recovery, и нынешнего Эминема, и взрослой жизни в целом. У Маршалла Брюса Мэтерса III есть миллионы долларов, всемирная слава, взрослая красавица-дочь и, как казалось еще недавно, вечная молодость. Всего этого, как выясняется, недостаточно для того, чтобы спокойно спать по ночам и не испытывать экзистенциального ужаса перед жизнью в целом и каждым новым днем в частности.

Revival — это невероятная, надрывная искренность, невиданная до сего момента не только в рэпе, но и в популярной музыке вообще

Современные рэперы скрывают это чувство по-разному. Джей Зи убедил себя и всех окружающих в том, что он состоялся как бизнесмен, любит Бейонсе и видит цветные сны. Снуп Догг притворяется, что за последние 20 лет ничего не изменилось и слушатели по-прежнему верят в то, что он настоящий злой гангстер. Доктор Дре бросил музыку и пересчитывает миллиарды, заработанные им на сделке с Apple.

И только Эминем то плачет, то смеется, то щетинится, как еж, — невероятная, надрывная искренность, невиданная до сего момента не только в рэпе, но и в популярной музыке вообще.

Revival — страшный альбом, который невозможно слушать и который резонирует с глубинными страхами и голосами, живущими в голове каждого из нас. Он не будет, конечно, настолько популярным, как Slim Shady LP. Он не будет звучать на каждой FM-радиостанции, как The Eminem Show. Под него невозможно танцевать, ехать за рулем или раздеваться.

Все, что можно под него сделать, — это жестоко напиться, глядя перед собой стеклянными глазами. Великая пластинка. И абсолютно великий Эминем.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться