Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Филип Рот, писатель, который менял прошлое и угадывал будущее

24 мая, 14:10 UTC+3 Симкин Лев
Филип Рот

Филип Рот

© REUTERS/Eric Thayer
Автор
Симкин Лев Лев Симкин Лев Симкин
писатель, доктор юридических наук, профессор права
Профайл автора

22 мая в Нью-Йорке скончался 85-летний американский писатель Филип Рот. Его произведения много раз экранизировали, последний фильм по его произведениям, "Американская пастораль", стал режиссерским дебютом для актера Юэна Макгрегора. Лев Симкин — о великом авторе-гуманисте, которого не раз обвиняли в ксенофобии разного рода.

Один за одним в начале века нынешнего ушли американские писатели века прошедшего. Артур Миллер, Сол Беллоу, Уильям Стайрон, Курт Воннегут, Норман Мейлер, Джон Апдайк, Джером Сэлинджер. Нет больше и Филипа Рота. Он был последним. Большая американская литература кончилась.

Правда, Филипа Рота часто называли еврейским американским писателем. Он на это обижался, хотя в его книгах герои — все едва ли не сплошь евреи. В отличие от тех же Сэлинджера или Нормана Мейлера, у которых тоже были еврейские корни, но на их книгах это обстоятельство почти никак не отразилось. "Я американец, — говорил он. — Если я не американец, то я никто".

Филип Рот имел право так сказать, потому что написал лучший роман о современной Америке. Не слабее Фолкнера об Америке прежней, разве что короче. Называется "Людское клеймо". По этой книге снят фильм, в нем играют Энтони Хопкинс и Николь Кидман. Только книга, как любили говорить когда-то мои одноклассники, лучше, чем кино. И по мне, так Филип Рот был лучшим писателем из ныне живущих. Живших.

Филип Рот родился в 1933 году в городе Ньюарк, штат Нью-Джерси, где при жизни одна из городских площадей названа в его честь. "Город за рекой", совсем рядом с Нью-Йорком, благодаря ему и вошел в американскую литературу вместе с выдуманным Фолкнером округом Йокнапатофа.

Но мало того, что Филип Рот, как и положено писателю, создал свой мир. Он научился менять прошлое и угадывать будущее.

Наше прошлое, которое мы изучали в школе, ошибочно именуя этот предмет историей, — безобиднейший предмет, суть которого заключается в том, чтобы все, что оказывалось неожиданным для современников, задним числом описать как неизбежное Филип Рот

В написанном в 2004 году романе "Заговор против Америки" Франклин Делано Рузвельт, шедший на второй срок (1940), проигрывает выборы легендарному авиатору Линдбергу. В реальной жизни Линдберг восхищался Гитлером и призывал Америку не вмешиваться в войну. В романе он принимает в Белом доме Риббентропа, заключает договор с гитлеровской Германией и задумывает массовую депортацию американских евреев из городов в сельские районы. Все это показано глазами девятилетнего еврейского мальчика из Ньюарка. Мы видим, как мгновенно меняется жизнь, не только для евреев, для каждого. Достаточно лишь личных убеждений президента, подкрепленных пропагандой, и государство уже другое, а главное, люди другие. 

"Наше прошлое, которое мы изучали в школе, ошибочно именуя этот предмет историей, — безобиднейший предмет, суть которого заключается в том, чтобы все, что оказывалось неожиданным для современников, задним числом описать как неизбежное".

Никто не предполагал будущее не в ужасающем облике оруэлловского Старшего Брата, но в зловеще смешной фигуре хвастливого шута комедии дель арте Филип Рот

В расколовшейся после избрания Трампа Америке многие увидели параллели с этим романом. Правда, сам Филип Рот в своем последнем интервью, данном New York Times за несколько месяцев до смерти, отрицал дар предвидения. "Никто, о ком я знаю, не предвидел Америку такой, как та, в которой мы живем сегодня". Он говорил об огромной разнице между политическими обстоятельствами, которые выдумал для США 1940 года, и явлением Трампа. Правда, последнего тоже не жаловал, называя его избрание политическим бедствием.

"Существует неправда, помогающая вскрыть правду, и это литература". Он собирался стать юристом, но на втором курсе увлекся литературой и в 17 лет сам начал писать. И писал, не останавливаясь, до восьмидесяти. Последние пять лет жизни только читал. А то, о чем он писал прежде, стало сбываться.

Почти полвека ему сопутствовала писательская слава. Поначалу — скандальная. Роман "Жалобы Портного" (1969) шокировал читателей, даже в разгар сексуальной революции. А позже книга о юристе, извергающем поток непристойностей на кушетке у психоаналитика, стала классикой американской литературы, ее парафразы вошли в массовую культуру.

При этом его преследовали обвинения в женоненавистничестве и антисемитизме. Все романы Рота написаны от первого лица, причем в роли рассказчика почти всегда — сексуально озабоченный выходец из еврейской семьи. Другой его роман называется "Профессор желания", он тоже о том, о чем в приличном обществе обычно не говорят, — о нарушении запретов в сфере эроса.

Все эти книги созданы задолго до обвинений Вайнштейна и других в харассменте. "Я пытался быть бескомпромиссным в изображении этих мужчин, — сказал Рот в том же интервью. — …Ничего из того, о чем я читал в газетах в последнее время, не удивило меня".

Раннего Рота сменил поздний. Критики заговорили о "новом Роте", исследующем кризисные моменты американской истории: Вторая мировая, корейская и вьетнамская войны, маккартизм. "В каждой душе своя собственная кузница предательства" — это из романа "Мой муж — коммунист".  

И наконец, вновь о великом романе "Людское клеймо" 2000 года. Его герой, скрывая свое афроамериканское происхождение, выдает себя за белого, и не просто за белого, а за еврея. (Кстати, сюжет этой книги основан на реальной нью-йоркской истории.)  Две чернокожие студентки обвиняют его в расизме, и вся жизнь героя идет наперекосяк. "Выбранная" идентичность, разрыв с корнями, как часто у Рота, заканчиваются катастрофой. Пересказывать не буду, прочтете книгу — не пожалеете, в ней вся сегодняшняя Америка с ее проблемами, от последствий вьетнамской войны до эры политкорректности и ханжества.

И еще: это роман о любви. Лучший из трех десятков, за которые автор был увенчан самыми престижными премиями — и Пулитцеровской, и двумя Национальными книжными, и Международной премией Франца Кафки, и Международным Букером.

На протяжении полутора десятилетий его имя включали в нобелевские списки. Но премией обходили. Боюсь, потому, что его книги не слишком-то политкорректны. Сколько имен первого ряда не вошло в число нобелевских лауреатов, а сколько имен вошедших никто не помнит! Впрочем, в этом году Нобель по литературе решили не присуждать. Известие об этом пришло в мае, в том же месяце, когда не стало Филипа Рота.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!