Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ленинград, 14 января 1944: Красная армия начала наступательную операцию “Январский гром”

14 января 2014, 8:46 UTC+3

ИТАР-ТАСС в рамках проекта "Ленинградская победа-70" рассказывает о 50 последних блокадных днях

Поделиться
Материал из 1 страницы
Реклама
Пропустить рекламу
{{$root.cfg.modules.slider.galleryTable_884040.stepNow *12 +1}} - 5 из {{$root.cfg.modules.slider.gallery_884040.sliderLength-1}}
Советские военнослужащие осматривают осадное орудие с разорванным стволом, оставленное немцами под Ленинградом. 1944 г.
Советские военнослужащие осматривают осадное орудие с разорванным стволом, оставленное немцами под Ленинградом. 1944 г.
Советские военнослужащие осматривают осадное орудие с разорванным стволом, оставленное немцами под Ленинградом. 1944 г.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Советские бойцы ведут бой в одном из пригородов Ленинграда.
Советские бойцы ведут бой в одном из пригородов Ленинграда.
Советские бойцы ведут бой в одном из пригородов Ленинграда.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Расчет пулемета «Максим» готовится к отражению немецкой контратаки. Волховский фронт.
Расчет пулемета «Максим» готовится к отражению немецкой контратаки. Волховский фронт.
Расчет пулемета «Максим» готовится к отражению немецкой контратаки. Волховский фронт.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Колонна советских танков Т-70 на подступах к Красному Селу. 1944 г.
Колонна советских танков Т-70 на подступах к Красному Селу. 1944 г.
Колонна советских танков Т-70 на подступах к Красному Селу. 1944 г.
© krasnoselmuseum.narod.ru
Бойцы Ленинградского фронта после  боя. 1944 г.
Бойцы Ленинградского фронта после  боя. 1944 г.
Бойцы Ленинградского фронта после боя. 1944 г.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
1
...
{{item.num+1}}
...
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_884040'].sliderLength - 1}}
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_884040'].sliderLength - 1}}
+
Советские военнослужащие осматривают осадное орудие с разорванным стволом, оставленное немцами под Ленинградом. 1944 г.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Советские бойцы ведут бой в одном из пригородов Ленинграда.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Расчет пулемета «Максим» готовится к отражению немецкой контратаки. Волховский фронт.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда
Колонна советских танков Т-70 на подступах к Красному Селу. 1944 г.
© krasnoselmuseum.narod.ru
Бойцы Ленинградского фронта после боя. 1944 г.
© Архив Мемориального музея Обороны и блокады Ленинграда

Ленинград, 1944 год, 14 января. /ТАСС/. Гул гигантской канонады разбудил ленинградцев утром 14 января 1944 года - масштабная артподготовка, проводившаяся в районе Ораниенбаумского плацдарма артиллерией армии и Балтийского флота, стала началом крупной наступательной операции под кодовым названием “Январский гром” по полному снятию блокады Ленинграда. 

Люди города-фронта с надеждой и радостью прислушивались к неумолкаемому грохоту наших орудий. Они не знали еще, но инстинктивно чувствовали, что там, на переднем крае, начались важные события ЛенТАСС

Долгожданное наступление готовилось в обстановке строгой секретности, и Ленинград словно замер в ожидании вестей с фронта. Писатель Николай Тихонов так описывал настроения горожан: 

“В январе сорок четвертого картина города ничем не выдавала подготовки к новому удару по немцам. Усиливавшийся обстрел говорил о нервозности врага, о том, что он мечется в тревоге”.

“Час этот был неизвестен, но все знали, что он близок, все хотели этого, но в оживленной сутолоке, в рабочем упорстве каждого дня никто не говорил об этом открыто, - писал он в очерке “Ленинград в январе”. - Пока в городе занимались уборкой свежевыпавшего снега, расчищали трамвайные пути, объявляли новые нормы соревнований заводских бригад, на фронте начиналось оживление. Все чувствовали, что что-то приближается. И в учебных занятиях, и в беседах по текущему моменту ощущалось то сдержанное нетерпение, которое всегда рождается вокруг события, которого все ждут и о котором условились не говорить”. 

Первый звук ленинградской Победы

Канонада, с которой начались два первых дня наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов, стала главным впечатлением ленинградцев в те дни, и в воспоминаниях многих современников именно этот гул стал первым звуком ленинградской Победы.

“Некоторые пешеходы на улицах стали осторожно коситься по сторонам, ища, куда падают снаряды. Но снаряды не падали. Тогда стало ясно: это стреляем мы, - писал Тихонов. - Весь город пришел в возбуждение. Люди поняли, что то, о чем они думали непрестанно, началось”.

Автор “Республики ШКИД” Леонид Пантелеев, находившийся в январе 1944 года в Ленинграде, вспоминал: “Среди ночи проснулся от совершенно невообразимого гула. Так бывало осенью сорок первого года, когда поблизости работали все окрестные зенитки. Но на этот раз это были не зенитки. И не поблизости, а где-то очень далеко. Казалось, что посылают снаряды сразу несколько тысяч орудий. От этого грохота и грома просыпался среди ночи раз пять-шесть. Утром, часов в восемь, в номере звенело все, что может звенеть и сотрясаться: оконные стекла, зеркала, подвески на люстрах. Такого на моей памяти в Ленинграде еще не бывало. И вообще я никогда не слышал такого орудийного грома. Почему-то вдруг решил, что это - наши, что началось наступление”.

“Северный вал” немецкой обороны

За 29 месяцев, проведенные немецкой армией под Ленинградом, гитлеровцам удалось создать здесь очень сильную систему обороны, глубина которой на отдельных участках фронта достигала 260 км. Немецкие оборонительные укрепления, получившие название “Северный вал”, были сильнейшими на советско-германском фронте, причем немцы продолжали развивать их и совершенствовать.

ГАЗЕТА “НА СТРАЖЕ РОДИНЫ” О НЕМЕЦКОЙ ОБОРОНЕ В 1944 Г.
“Фортификационные работы производились более двух лет и не прекращались до последнего времени. Здесь были построены густая сеть траншей и дзотов, инженерные заграждения на большую глубину, подготовлена система плотного автоматического, артиллерийского и минометного огня. В глубине обороны противник занимал ряд населенных пунктов, превращенных им в сильные узлы сопротивления, располагал многими важными шоссейными магистралями, облегчавшими ему маневрирование по фронту и в глубину, опирался на высоты и использовал для обороны лесные массивы”.

К январю 1944 года кроме обычных рогаток, проволочных заграждений, заборов, спиралей перед окопами немцев появились двухъярусные препятствия из положенных поверх рогаток спиралей Бруно. Во многих случаях ширина препятствий перед немецкими окопами доходила до 400 м. Нормальной считалась полоса заграждений в 70-100 м. 

Оборона противника состояла из нескольких полос сплошных окопов и траншей, расположенных в три-четыре линии. В каждой полосе и за нею располагались сильные узлы сопротивления, приспособленные к круговой обороне. На отдельных направлениях на километр фронта приходилось до 18 дотов и дзотов с мощными покрытиями из бетона или несколькими накатами толстых бревен. 

Немцы располагали под Ленинградом мощной артиллерийской группировкой. В ее составе было свыше 4100 орудий и минометов. Наиболее сильной была группировка на Красносельском участке, где было сосредоточено около 70% всей артиллерии противника, атаковавшей город. 

Значительны были силы немецкой армии. В первой линии перед южным сектором Ленфронта гитлеровцы сосредоточили 12 пехотных и 1 танковую дивизию, имелась возможность направить сюда еще до 6 пехотных дивизий. Это были отборные части, по преимуществу части старой германской армии и рейхсвера либо были сформированы сразу после прихода Гитлера к власти. Все они имели опыт двухлетней войны на разных театрах Европы и благодаря этому стали кадровыми дивизиями. Для подкрепления под Ленинград был переброшен из Югославии 3-й танково-гренадерский корпус СС и до 50 тыс. человек пополнения. 

Подготовка к наступлению 

Советскому наступлению предшествовала длительная подготовка: армия должна была пройти обучение перед тем, как начать масштабную операцию, целью которой была не только деблокада Ленинграда, но и освобождение оккупированных районов Ленинградской области, в том числе Новгорода и Пскова, и выход в Прибалтику.

В подготовительный период в 1943 году на Ленинградском и Волховском фронтах были созданы специальные учебные городки с полосами заграждения по типу немецких, где солдаты тренировались прорывать и преодолевать эти преграды, штурмовать дзоты, учились маневрировать, совершать длительные марши с полной выкладкой, идти сквозь леса и болота, прокладывать гати, взрывать завалы, прорубать просеки. 

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ГЕОРГ ФОН ЛИНДЕМАН О ЗНАЧЕНИИ ЛЕНИНГРАДА
Командующий 18-ой армией вермахта в декабре 1943 года издал директиву, в которой назвал Ленинград “символом и носителем русской европейской политики”.
“Освобождение Ленинграда было бы равнозначащим защите Москвы, борьбе за Сталинград. Подавление Ленинграда уничтожает политические замыслы Советов в бассейне Балтийского моря… Во взаимодействии с морскими силами и финнами, 18-я армия закрывает Советам выход в Балтийское море. Этим она способствует изоляции Советского Союза от держав Запада. 18-я армия обеспечивает морское сообщение на Балтике, которое необходимо для транспортировки шведской руды… Благодаря 18-ой армии возможна борьба и сопротивление Финляндии”.

При подготовке операции “Январский гром” согласно разработанному советским командованием плану “Нева-2” проводилась работа по оперативной маскировке и дезинформации противника. Генерал-лейтенант Иван Федюнинский, командующий Второй ударной армией, писал, что в течение трех дней на правом фланге армии в начале января “демонстрировали сосредоточение пехоты, артиллерии и танков": "Для этого широко использовали деревянные макеты, а также мощные громкоговорящие установки, которые так хорошо помогли нам во время подготовки к прорыву под Брянском. Работали некоторые радиостанции артиллерийских и танковых частей, расположенных на правом фланге. На всем фронте была проведена разведка боем, при этом наиболее активные действия велись опять-таки на правом фланге. Авиация демонстративно вела усиленную разведку Копорского направления, ночью бомбила там узлы сопротивления противника, имитировала прикрытие истребителями сосредоточения наших войск. Словом, все делалось для того, чтобы привлечь внимание противника к нашему правому флангу, скрыть истинное направление главного удара, обеспечить тактическую внезапность наступления”. 

Тем временем за счет перегруппировки войск на участке намеченного прорыва было достигнуто трехкратное превосходство советских войск в живой силе и более чем четырехкратное - в технике: танках, орудиях и минометах. 

Непосредственно перед наступлением саперы Второй ударной армии разрушили более 500 погонных метров проволочных заграждений, 100 м завалов и 200 м деревоземляных валов. 13 января первые траншеи были приближены к противнику на 150-350 м. 

“Стрелковые части выдвинулись ночью на нейтральную полосу и быстро окопались. Это оказалось полной неожиданностью для противника. В ночь, предшествовавшую началу наступления, девять саперных рот перед фронтом трех стрелковых дивизий первого эшелона проделали 109 проходов в минных полях и заложили усиленные заряды под проволочными заграждениями противника”, - вспоминал Федюнинский. 

"Погоды не было"

Предметом всеобщего беспокойства были погодные условия, в которых предстояло действовать армии. 

Газета “На страже Родины” писала: “В районе боев в эти дни стоит пасмурная погода. Это крайне затрудняет действия авиации. Однако наши летчики непрестанно помогают пехоте, артиллеристам и танкистам громить врага”. 

Погодная проблема обозначена и у Николая Тихонова: “И военные, и городские люди посматривали с опаской на погоду. Погоды не было. Вместо мороза расползалась какая-то слякоть. И незамерзшая Нева, и лужи на улицах, и мелкий тонкий лед на заливе заставляли людей хмуро морщиться и бормотать всякие неприятные слова насчет небесного хозяйства”. 

Наступление Красной армии

В 9 часов 35 минут 14 января 1944 года началась короткая, но мощная артподготовка на Приморском направлении. Было создано четырехкратное превосходство над артиллерией противника и превосходство в других видах вооружения. Советские части имели почти в девять раз больше автоматов, в семь раз больше противотанковых ружей и в два раза больше станковых пулеметов. 

“Наши части и подразделения в обстановке полной скрытности и тишины сосредоточились на исходном рубеже. Затем, по сигналу, после интенсивной артиллерийско-минометной обработки, стрелковые цепи во взаимодействии с танками стремительно атаковали позиции врага. Огонь артиллерии был исключительно точным, переносился четко и вовремя. Пехота неотступно следовала за разрывами своих снарядов и обрушивалась на гитлеровцев массой своего огня. Это не позволяло немцам прибегать к их излюбленному приему - вылезать из своих нор прежде, чем наши стрелки ворвутся в их траншеи, и встречать наступающих огнем”, - писала “На страже Родины”. 

В 10 часов 40 минут войска генерал-лейтенанта Федюнинского бросились на штурм неприятельских позиций. 

Прорвав фронт обороны противника, советские войска овладели в первой половине дня крупнейшими узлами сопротивления противника - Перелесьем и Порожками. Первый из них, общей площадью более 1 км, имел 24 дзота, а второй, площадью до 4,5 км, - 27 дзотов. Немцы трижды проводили контратаки, но безуспешно: их радиостанции уже в 16 часов 30 минут сообщили, что к этому времени треть личного состава немецких частей выбыла из строя. Во второй  половине дня советские войска овладели населенным пунктом Гостилицы, взломав немецкий фронт шириной более 10 км. 

“Потеря противником в первый день боев многих сильно укрепленных опорных пунктов и выход наших войск на основные вражеские коммуникации поставили немцев под угрозу окружения. Вот почему уже к вечеру немецкое командование, подтянув тактические резервы, предприняло ожесточенные контратаки силами пехоты и танков. В контратаках каждый раз участвовало все больше и больше танков. В первых контратаках немцы бросали на узком участке по 4-6 танков и большие группы пехоты. В последующих участвовало по 10-12 машин, - сообщал с передовой корреспондент “На страже Родины”. - Потеряв много машин и живой силы, противник был вынужден отказаться от попыток вернуть утраченные рубежи”. 

Военкоры информировали также, что “маневр наших подразделений обеспечивается непрерывно действующей разведкой": "Разведчики в ходе боя скрытно проникают в расположение противника, нащупывают слабые места в его обороне, пути сообщения с тылами, налетают на штабы, захватывают пленных и документы. Благодаря этому командованию удается применять смелые маневры, своевременно вскрывать замыслы противника и наносить ему большие потери”. 

15 января 1944 года началась еще более мощная артиллерийская подготовка на фронте от Финского залива до Невы. На немцев обрушился ливень снарядов. Артподготовка проводилась силами артиллерии Ленфронта и Балтийского флота. Одновременно началась бомбежка гитлеровских укреплений с воздуха, длившаяся 1 час 40 минут.

В 11 часов, вслед за залпами гвардейских минометов, почти вплотную прижимаясь к огневому валу артиллерии, гвардейские части под командованием генерала Н. Симоняка пошли на штурм, с хода овладев тремя линиями траншей противника. На этом участке советская артиллерия подавила огоно 98 немецких батарей и 40 отдельных орудий большого калибра. Управление противника было дезорганизовано. Немцы стали подтягивать из Гатчины свежий 151-й полк 61-й пехотной дивизии. 

К концу первого дня наступления советские войска, продвинувшись в глубину, вышли на подступы к Красному Селу.

Все материалы, посвященные 70-летию освобождения Ленинграда от блокады

 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама