Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Древние духи Амура: как прямые потомки людей каменного века хранят традиции

17 апреля, 10:47 UTC+3

Группа ученых из десятков стран в результате изучения геномов жителей Дальнего Востока обнаружила в Приамурье народ, представители которого являются потомками древних охотников и собирателей

Поделиться
Материал из 1 страницы
Ансамбль "Гива", участники которого являются представителями народа ульчей

Ансамбль "Гива", участники которого являются представителями народа ульчей

© Пресс-служба ДВФУ

В феврале этого года международная группа ученых опубликовала в издании Science Advances результаты исследований генома человеческих останков возрастом около 7500 лет. Они были найдены еще в прошлом веке в пещере Чертовые Ворота (по другим данным — Чертовы. — Прим. ТАСС)  в Приморском крае, но детально их исследовать стало возможным только сейчас.

Специалисты сравнили имеющиеся данные с геномами ныне живущих представителей коренных народов Дальнего Востока и установили, что самыми вероятными потомками древних охотников и собирателей сегодня являются представители коренного народа ульчей.

ТАСС рассказывает о том, как охотники и собиратели не только жили на одной территории, но и тысячелетиями сохраняли свои традиции, а также о современном состоянии древнего народа ульчей.

Тайна в древних узорах

Населяющие берега Амура племена — прямые потомки охотников каменного века, предполагали археологи еще в прошлом веке, когда профессиональные археологические исследования на Дальнем Востоке только начались.

"Предположение о том, что неолитические памятники возрастом около 7000 лет связаны культурой нынешних аборигенов Дальнего Востока, у археологов было уже давно, с самых первых исследований академика Алексея Окладникова, который изучал этот регион в 30–70-е годы прошлого века. Он проводил очень много сравнений между орнаментами на древних горшках и на одежде нынешних представителей народов, и они оказались очень схожи. Он предположил, что эти неолитические узоры являются свидетельством культурно-исторических, а возможно, и этнических корней современных амурских народов", — рассказал ТАСС директор Учебно-научного музея Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) археолог Александр Попов.

Это периферийная, конечная часть материковой Евразии. Это территория экстремального земледелия, она не привлекательна с точки зрения ведения сельского хозяйства. Но у нас уникальная по своему богатству и разнообразию природа, которая сохранилась до сих пор. Эта ситуация способствовала развитию комплексных сообществ охотников и собирателей Александр Попов археолог, директор Учебно-научного музея ДВФУ

Однако подтвердить эти предположения оказалось чрезвычайно трудно.

"На Дальнем Востоке антропологического материала чрезвычайно мало. Количество древних погребений возрастом старше 2000 лет можно пересчитать на пальцах двух рук. Это уникальные объекты. Одним из них является пещера Чертовые Ворота, где около 6000–7000 лет назад проживали люди. Там было обнаружено сгоревшее жилище с артефактами руднинской культуры эпохи неолита", — отмечает Попов.

Карстовая пещера Чертовые Ворота находится в горах Сихотэ-Алиня примерно в 30 км от города Дальнегорска на севере Приморья. Именно здесь археологи в 1970-х годах обнаружили останки пяти древних людей, двое из которых сегодня позволили получить данные о генетике охотников и собирателей каменного века.

Тысячи лет на берегах Амура

"Нельзя говорить, что они полностью идентичны тем людям, которые жили здесь 5000–8000 лет назад. Мы говорим о том, что ныне живущие коренные народы, скорее всего, являются потомками тех людей, которые населяли эту территорию в неолите", — отмечает Попов.

Более того, образ жизни этих народов за тысячи лет мало изменился: его основой как были, так и остаются охота и собирательство, причиной этого стали уникальные природные условия Приамурья и его удаленность от древних центров цивилизации.

"Это периферийная, конечная часть материковой Евразии. Это территория экстремального земледелия, она не привлекательна с точки зрения ведения сельского хозяйства. Но у нас уникальная по своему богатству и разнообразию природа, которая сохранилась до сих пор. Эта ситуация способствовала развитию комплексных сообществ охотников и собирателей", — отмечает археолог.

И хотя приамурские народы не создали известных центров цивилизации, они были высоко развиты для своего времени. У них была сложная социальная структура и система жизнеобеспечения, основанная на богатствах тайги, рек, озер и моря.

"Эта ресурсная база не могла обеспечить развитие цивилизации в нашем понимании, но способствовала развитию комплексного охотничьего и собирательского хозяйства, которое в каком-то виде дошло и до наших дней с глубокой древности", — подчеркивает Попов.

Ученые намерены продолжить исследования в этом направлении, в частности, в этом году завершить генетический анализ останков людей из могильников, обнаруженных в Хасанском районе на юге края. Этот археологический памятник также возрастом около 7000 лет.

Потомки древних охотников

По данным ученых, наиболее вероятными прямыми потомками людей каменного века являются представители народа ульчей, которые и сейчас обитают на северных берегах Амура. Сегодня в Хабаровском крае живет чуть более 2000 представителей этого народа.

"Я выросла в семье охотника. Мама вообще не говорила на русском языке, отец считался "суили" — счастливым, везучим охотником, который никогда не возвращается с охоты и рыбалки без трофеев. На берегу его всегда ждали сородичи, которым доставалось по рыбине, а когда отец добывал лося, то мне приходилось разносить по односельчанам мясо. Назад я несла в дом крупу и другие продукты, которые в ответ давали односельчане", — рассказывает о жизни ульчского села в ХХ веке помощник на общественных началах министра природных ресурсов Хабаровского края, член Совета старейшин региональной Ассоциации коренных малочисленных народов Севера ульчанка Галина Волкова.

Особенную роль шаманы играли при общении с духами умерших предков. К сожалению, сейчас среди ульчей нет своих шаманов, последняя из них, бабушка Ульчика, умерла несколько лет назад, прожив 102 года Галина Волкова член Совета старейшин региональной Ассоциации коренных малочисленных народов Севера

Охотники и рыболовы, ульчи распределяли рыбу и добычу среди сородичей по стойбищу, но самым постыдным поступком считалось охотиться в чужих угодьях или забирать добытого зверя из капканов, поставленных другим охотником.

"За такого человека было стыдно всему селу, очень стыдно, и к нему начинали относиться с презрением. Этот негласный закон работал во всем, и сегодня мы понимаем, что это и была основа рационального использования биоресурсов, которая важна и сейчас", — отмечает Волкова.

И сегодня ульчи живут охотой и рыбалкой. Из 212 национальных общин коренных народов в Хабаровском крае 39 ульчских, из 180 рыбопромысловых участков 42 выделены для традиционного рыболовства в Ульчском районе.

"Для коренного народа рыба — это не то, что можно купить в мороженом виде в магазине, это этническая пища. Она не только еда, но и основа для других составляющих культуры народа, например для изделий из рыбьей кожи", — отмечает Волкова.

Древние духи современного Приамурья

Ульчский народ издревле держался на своих родах, таких как Вальдю, Росугбу, Ольчи, Муленка, Дечули и другие. Первоначально сородичей связывало многое: представление об общем предке, общее родовое имя, общий огонь, родовые селения, родовые охотничьи территории, коллективное потребление добычи.

"Эта открытость и доброта присуща нашему народу изначально, именно она позволила ему жить пусть бедно, но счастливо", — отмечает ульчанка.

По ее словам, верования предков были языческими, они поклонялись духам, а проводником в мир духов были шаманы.

"Особенную роль шаманы играли при общении с духами умерших предков. К сожалению, сейчас среди ульчей нет своих шаманов, последняя из них, бабушка Ульчика, умерла несколько лет назад, прожив 102 года. По моему приглашению в Хабаровский край приезжала шаман из Бурятии, она сказала, что среди ульчей много людей, которые могут "видеть", то есть быть шаманами, но не хотят", — говорит Волкова.

По ее мнению, сейчас в крае очень многое сделано и делается для возрождения языков народов Приамурья, их традиционного образа жизни и культуры. Почти на каждом празднике в национальных ульчских селах проводится какой-то из традиционных обрядов. Например, кормление духа воды Поди.

"Этот обряд уже даже переняли русские рыбаки, они так же, прежде чем удить рыбу, подкармливают духов", — смеется собеседница.

"Раньше я свободно общалась на ульчском языке, дома говорили на ульчском, на улице — на русском. Тогда считалось неприличным разговаривать на ульчском в присутствии других людей, а позже, как и большинство ульчей, прошедших через интернатную систему, в другой языковой среде утратила часть родного языка", — делится Галина Волкова.

Кстати, ульчский язык долгое время считался учеными диалектом нанайского языка, но позже это мнение было опровергнуто и доказана уникальность и автономность ульчского наречия, в котором, правда, есть много слов из нанайского и эвенкийского языков.

Сегодня ульчи с оптимизмом смотрят в будущее и верят, что их многотысячелетняя культура не затеряется среди многих других. Этот народ бережно сохраняет свое наследие: традиции, обряды, верования, песни, сказки, возрождает искусство резьбы по дереву, вышивку тех древних узоров, которые дошли до наших дней из глубины веков от древних собирателей и охотников каменного века.

"Я верю, что мой народ ждет светлое будущее," — завершила беседу Галина.

Марина Шатилова, Сергей Мингазов

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама