Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Северные рубежи Победы: как шла война в Арктике

5 мая, 16:41 UTC+3

В Арктике уже выявлено 58 оборонительных сооружений, но фортификация на Крайнем Севере по-прежнему остается уникальным явлением со множеством белых пятен, считают эксперты

Поделиться
Материал из 1 страницы
© Ирина Скалина/ТАСС

Высокоширотную Арктику война тоже не обошла. На полярных островах работали метеостанции, причем не только советские, но и противника. На самой северной станции СССР на Земле Франца-Иосифа полярники находились без смены и снабжения всю войну, но обеспечивали метеосводками Большую землю, а на метеостанциях Новой Земли происходили настоящие боевые действия. 

Зимовка в Тихой с 1940-го по 1945-й

Про полярную станцию "Бухта Тихая", которая находится на острове Гукера архипелага Земля Франца-Иосифа, принято говорить, что зимовка в годы войны там продолжалась с 1940 по 1945 год. Зимовка — потому что снег там зачастую не тает даже летом, а добраться до этих островов сложно и в современных условиях. 

На станции, основанной в 1929 году, смена состава происходила примерно раз в год, летом. Так предполагалось и в 1941 году. Судно со сменщиками и снабжением ждали в июле-августе, но оно не пришло. К началу Великой Отечественной на острове Гукера, где располагалась станция, находилось около полутора десятков человек. К тому времени в бухте Тихой был выстроен практически небольшой поселок, многие строения которого сохранились до сих пор.

Историк, ведущий научный сотрудник национального парка "Русская Арктика" Евгений Ермолов очень живо описывает условия, с которыми полярникам на Земле Франца-Иосифа пришлось столкнуться в 1941 году и далее. Евгений неоднократно был на самых северных российских островах и отлично представляет, каково там, на краю света, приходится даже сейчас.

"Я не могу представить себе разочарование людей, которые ждали смены в 1941 году. Они прожили год — а кто и два, и больше — на ЗФИ (так в Архангельской области нередко называют Землю Франца-Иосифа. — Прим.), ждали летом судно, чуть ли не паковали уже вещи, и вдруг 22 июня! Это же лето, начало навигации в Арктике, и приходит сообщение, что началась война, — говорит Евгений. — Может, они не подозревали даже, что это означает, что судна не будет. Может, они надеялись, что оно придет, что все-таки они в Арктике. Лето прошло без пароходов, они остались на зимовку, и осенью 41-го года, наверное, был самый страшный момент истины для них, что они остаются дальше до конца. Тем более что приходили тревожные вести, что немцы уже под Москвой…" 

СПЕЦПРОЕКТ

"Завтра была война": от отрицания военной угрозы до первых дней ВОВ

Документы и фотографии, демонстрирующие, как амбиции политиков стоили жизни миллионам людей

В этой ситуации метеорологи продолжали выполнять свою работу: несколько раз в день передавать сводки, которые стали на тот момент исключительно важными. С начала Второй мировой войны СССР находился в условиях "обрезанной карты" — метеоданные со станций других европейских стран, которые находились в Арктике, были недоступны. От точности прогнозов зависело, будет ли у союзных конвоев, которые шли в Архангельск и Мурманск, поддержка авиации, смогут ли вообще суда выйти в море в тяжелых арктических условиях.

Евгений поясняет, что в условиях, где ты не знаешь, что будет дальше, надо было наладить работу и быт.

"Местные ресурсы ограничены очень. Хорошо, — невесело усмехается Евгений, — что это произошло не зимой, а в начале лета, когда самый активный сезон в Арктике. Прилетели птицы на птичьи базары, они собирали яйца, били птиц. Еще белые медведи, моржи, тюлени. У них были собаки, а собаки — главный транспорт большую часть года. Мясо нужно было для прокорма собак. Дальше они методично, согласно всем инструкциям, просчитали калорийность топлива, сколько у них угля, дров, какие затраты на обогрев помещений. Вычислили самые теплые и экономичные печи, самые теплые и сухие помещения, переместились все туда".

На полярных станциях обычно запас продовольствия и топлива был на два года, к тому времени год уже прошел. При этом в бухту Тихую перевезли полярников с еще одного острова архипелага — острова Рудольфа, где станцию закрыли. Только людей без всякого снаряжения перекинули в марте 1942 года — на маленьком деревянном самолетике ПО-2. Он же смог несколько человек увезти на материк, но большая часть осталась в Арктике.

На дрова разобрали несколько сараев и часть здания лабораторного комплекса, построенного в 1932 году во время зимовки под руководством Ивана Папанина. Сейчас оно вдвое короче, чем на снимках 30-х годов. Хорошо, говорит Евгений, полярники были обеспечены боеприпасами. Не боевыми, конечно, а для охоты… Сложно было с оборудованием, которое выходило из строя. Тем не менее метеосводки передавались на Большую землю постоянно. Рабочие помещения, кстати, не отапливались, а морозы под минус 40 даже весной — это на ЗФИ не редкость. А 70–80 лет назад климат в Арктике был еще суровее.

После войны большую часть зимовщиков доставил на материк ледокол "Иосиф Сталин", который пришел в бухту Тихую в июле 1945 года.

Соседи с "Кладоискателя"

В 1943 году полярники в Тихой услышали своих новых соседей. Примерно в 100 км от острова Гукера на острове Земля Александры обитаемую метеостанцию организовали немцы, назвав ее Schatzgräber — "Кладоискатель". "Я думаю, что они слышали этот пеленг, что кто-то общается, довольно близко, но коды не наши, что называется", — считает Евгений Ермолов. Станцию "Кладоискатель", точнее, то, что от нее осталось, он тщательно изучал, в том числе и в прошлом полевом сезоне. Она была расположена в бухте Северной примерно в 500 метрах от берега на высоте 30 метров над уровнем моря, и с моря была невидима. С ноября 1943-го по июль 1944-го станция передала более 700 синоптических метеосводок. В июле 1944 года станция была срочно эвакуирована из-за заражения сотрудников трихинеллезом в результате употребления мяса белого медведя.

"Когда они высаживались в сентябре 43-го, был сильный шторм, и несколько лодок утонуло. Лодки утонули с припасами. Почему им в мае сбрасывали продовольствие в кассетах и мешках-бэгах? Потому что у них чего-то не хватало, но припасы у них были. Понятно, что свежего мяса у них не было, а медведя они убили, потому что им захотелось свежего мяса. Удивительно, что так поздно они убили этого белого медведя, в июне, прожив всю зиму на консервах", — Евгений говорит, что по уровню снабжения даже сравнивать советскую и немецкую станцию сложно, настолько у последних все было благополучно.

Станцию "Кладоискатель" называли секретной, поскольку в годы Великой Отечественной войны о ее существовании в СССР было неизвестно. Заброшенная станция была случайно обнаружена в 1947 году. В начале 50-х годов ее строения использовались для размещения советских метеорологов. В конце 50-х станция была разрушена. В настоящее время летом грунт оттаивает значительно и на поверхности удается собрать все больше новых артефактов.

"Кладоискатель" был окружен минными полями, немцы построили и несколько оборонительных укреплений из местного камня. Подобные, но гораздо масштабнее и более впечатляющие, располагаются на самом севере Новой Земли, на мысе Желания, по которому проходит граница между Баренцевым и Карским морями. Там располагалась советская станция. На Новой Земле, в отличие от Земли Франца-Иосифа, были уже настоящие военные действия.

Война на Новой Земле

"Укрепления, огневые позиции выполнены одинаково, — констатирует Евгений. — Это все делалось по уставу, по инструкции, которые были отработаны военными. Что немецкие, что советские — противоборствующие стороны, но тем не менее технологии одинаковые". Оборонительные сооружения мыса Желания — уникальный памятник времен войны в Арктике. Поразительно, но известно о них очень мало, новые объекты находят до сих пор.

Весь мыс Желания буквально изрыт и усеян где-то полуразрушенными, а где-то удивительно сохранившимися сооружениями, в которых интуитивно узнаешь что-то оборонительное — дзоты, пулеметные гнезда. В них можно спрятаться и при этом видеть, что происходит вокруг. Этим иногда пользуются пернатые и мохнатые обитатели мыса. "Изготовленные из местных материалов — песчаника и плавника — и овеянные арктическими ветрами, эти сооружения воспринимаются сейчас как часть пейзажа. Белым медведям тоже пришлись по душе дзоты, и они устраивают в них свои лежки, — говорит сотрудник национального парка "Русская Арктика" Александр Лябзин, который в 2012 и 2013 годах работал на мысе Желания, в том числе занимался и описанием этих объектов. — Правда, заброшенные дома медведям нравятся еще больше, они там на кроватях спят". У Александра невозмутимый вид, про дома он не шутит.

СПЕЦПРОЕКТ

Дождаться Победы

Воспоминания, эмоции и переживания простых людей в непростое время – от первых немецких выстрелов до последних залпов победного салюта

25 августа 1942 года к метеостанции "Мыс Желания" — она располагается совсем недалеко от берега — подошла немецкая подлодка и открыла огонь. Были разрушены метеодом, библиотека, архив, где сгорели данные метеонаблюдений за предыдущие годы. К счастью, полярникам удалось спастись. Евгений Ермолов отвечает, что к нападению здесь были готовы. "Известно, что в сентябре 1941 года туда была привезена 45-миллиметровая пушка. Эта пушка там осталась. Приехал человек, который провел инструктаж, установил это орудие. Провел обучение персонала станции, как пользоваться им. Персонал был обучен. И 25 августа 42-го года в радиограммах, когда был обстрел станции, они сообщали: "Ведем огонь по неприятелю из всего имеющегося оружия". Они отстреливались. По-моему, было даже попадание, и из-за этого лодка и ушла — было успешное попадание".

Сейчас на мысе обнаружено два орудийных дворика, поэтому Евгений говорит, можно предположить, что орудий было больше, чем одно. У полярников были и пулеметы, хотя военными метеорологи не являлись. Оружие после войны увезли. Есть даже легенда, что с материка пришло указание от него избавиться, после чего полярники погрузили все оставшиеся пулеметы на льдины, и весной их унесло в море.

А вот когда точно появилась сеть укреплений, которая опоясала весь мыс, историки сказать затрудняются. Есть немецкая фотосъемка мыса Желания 1943 года, где оборонительные сооружения не обозначены. Тем не менее они там появились. "Это, конечно, военного периода сооружения. (…) Опять же по патине, по обветриванию, древесине, которая там находится, по мху, который есть в подковообразных огневых точках, а там образуется микроклимат, и в них очень хорошо растет мох, можно сказать, что это очень старые вещи, им не два и не три-четыре десятка лет, мох растет очень медленно", — поясняет Евгений.

Дзоты — древесно-земляные укрепления, пулеметные гнезда — каменные обваловки, в центре которых стоит бревно, а к нему крепился пулемет, огневые позиции — подковообразные заграждения, выложенные из камня, за которыми можно спрятаться стрелку с винтовкой. "Нет ни одного сантиметра не простреливаемого, — подчеркивает историк. — Если есть где-то пляжик под отвесной стеной, если есть место, где можно подняться, там обязательно есть несколько пулеметных гнезд". "Возведение этих объектов стоило больших трудов: песчаник хоть и считается относительно мягким камнем, но выдалбливать в нем углубления — задача не из легких. К счастью, новых нападений не последовало, а сооружения сохранились до наших дней, хотя и в слегка разрушенном виде", — соглашается с ним Александр Лябзин.

В 2012 году, когда оборонительные сооружения мыса Желания стали изучать, обнаружили 17. Они находятся под охраной как объекты историко-культурного наследия. Но в 2016 году выявлено еще несколько десятков — их уже 58. Евгений Ермолов говорит, что оборонительные сооружения мыса Желания интересны не только специалистам, но и туристам. "Фортификация на Крайнем Севере, в Арктике, — это уникальное явление. Еще много белых пятен", — отмечает он.

Ирина Скалина

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама