Все новости

Николай Дроздов: я хочу посмотреть "В мире животных" как зритель

Николай Дроздов Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Николай Дроздов
© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Программе "В мире животных" 17 апреля исполняется 50 лет. Главный российский исследователь и защитник природы, профессор МГУ, доктор биологических наук, ведущий программы с 40-летним стажем Николай Дроздов рассказал ТАСС, как съемочной группе однажды пришлось убегать от слона в Танзании, почему он выбил зубы крокодилу в Индии, как программе удалось сохранить узнаваемость на протяжении полувековой истории и почему пришло время передать права ведущего молодому напарнику.

— Николай Николаевич, я думаю, что вы — самый узнаваемый телеведущий, если провести опрос среди разных поколений зрителей. Первый выпуск программы "В мире животных" вышел 17 апреля 1968 года, она выходит и по сей день. А с чего все начиналось?

— Программа в "Мире животных" была задумана выдающимся советским и российским кинорежиссером Александром Михайловичем Згуриди. Начиная с юности, он увлекался съемками природы, создавал научно-популярные фильмы, был режиссером киностудии "Центрнаучфильм". К моменту первой программы ему было 63 года, но он был полон энергии и творческих планов. Он написал большое письмо на имя Сергея Георгиевича Лапина, который в то время был председателем Гостелерадио СССР, сославшись в том числе на то, что во Франции программу о животных уже ведет Жак-Ив Кусто, в Англии — сэр Питер Скотт, Бернард Гржимек — в ФРГ (все трое потом не раз выступали в нашей программе). Он написал, что нам надо не отставать от западных стран и сделать такую передачу. У меня есть копия этого письма. Лапин идею одобрил, и 17 апреля программа вышла на первом канале. Она выходила по субботам в дневное время. Тот год для меня знаменателен еще и тем, что 27 июня я защитил в Московском университете кандидатскую, стал кандидатом географических наук и был оставлен научным сотрудником на кафедре биогеографии.

С капитаном Жак-Ивом Кусто на записи передачи, март 1977 года Личный архив Николая Дроздова
С капитаном Жак-Ивом Кусто на записи передачи, март 1977 года
© Личный архив Николая Дроздова

— Когда вы пришли в программу?

— Сначала гостями программы были профессора Московского государственного университета, среди них был и мой научный руководитель — Александр Михайлович Чельцов, его приглашали выступать "В мире животных". В декабре 1968 года он предложил в качестве гостя меня, и я отправился выступающим. Тема была — животные Африки, а я как раз ими тогда увлекался. С Александром Михайловичем Згуриди очень мы друг другу понравились, и он стал меня регулярно приглашать.

Александр Згуриди Личный архив Николая Дроздова
Александр Згуриди
© Личный архив Николая Дроздова

Поначалу в передаче показывались его научно-популярные фильмы о животных, но вскоре он решил сам выехать в экспедицию — в мою любимую Африку. Я уговорил его первую поездку сделать в Танзанию. И он снял фильм "Дикая жизнь Гондваны". Я был его научным консультантом тогда. Гондвана — это праматерик, древний суперконтинент в южном полушарии, включавший в себя будущую Африку, а также Южную Америку, Антарктиду, Австралию и Новую Зеландию. В этом фильме есть кадры и нас самих, путешествующих. Как мы общаемся с представителями африканского племени Масаи, например. Мне очень приятно видеть эти съемки 1970–1971 года.

— А как появилась знаменитая заставка к программе, которую можно увидеть и сегодня на канале "Карусель", где с 2016 года выходит программа?

—  Как раз к фильму "Дикая жизнь Гондваны" была сделана "шапочка" с летящими журавлями, прыгающими обезьянами и бегущим гепардом. А Згуриди в какой-то момент решил сделать рисованную часть "шапкой" для передачи. И она была настолько хороша, что мы даже ее защищали несколько раз за все эти годы. Приходит новый главный редактор и говорит: "Ой, а давайте "шапочку" новую придумаем, старая устарела и надоела". Помню, что в тот период, когда мы с Василием Песковым вели программу попеременно, мы оба сказали: "Да вы что, это же традиция". И сейчас у программы та самая заставка, пусть сокращенная, на музыку аргентинского композитора Ариэля Рамиреса в исполнении оркестра Поля Мориа. Эта мелодия называется "Жаворонок".

С тигром на съемках программы "В мире животных", 2006 год  Эмиль Матвеев/ТАСС
С тигром на съемках программы "В мире животных", 2006 год
© Эмиль Матвеев/ТАСС

— Были ли опасные приключения во время экспедиций?

— В танзанийском нацпарке нам нужно было снять семейную группу слонов на берегу речки. А надо сказать, что слоны слышат хорошо, видят так себе, но главное — ориентируются по обонянию. Так вот, как я ни старался привлечь их внимание, как ни подпрыгивал, как ни кричал и ни размахивал над головой снятой рубашкой — ноль реакции. Стоят задом к нам, фильм не получается. А дело было в том, что мы с подветренной стороны находились, то есть запаха от нас никакого. И пришлось нам уговорить водителя, а это был местный сотрудник нацпарка, переехать на другую сторону реки, по бездорожью, объезжая твердые термитники и упавшие стволы акации, чтобы оказаться перед группой. Оказались совсем близко и машину развернули носом от слонов. Мотор не гасили, хотя камера и тряслась.

С черным носорогом в зоопарке Двур-Кралов, Чехия, 2004 год Личный архив Николая Дроздова
С черным носорогом в зоопарке Двур-Кралов, Чехия, 2004 год
© Личный архив Николая Дроздова

Я что-то крикнул и нырнул в машину, смотрю в окошко заднее, а Александр Згуриди в кабине, спиной к происходящему. Картина: все слоны развернулись, на нас смотрят. И вдруг маленький слоненок, может, год ему, заинтересовался диковинным "зверем" — нашей машиной. И он с радостным визгом побежал, а мама-слониха заволновалась. И нет чтобы схватить его и отшлепать, она, обгоняя его, бросается на нас. Наш темнокожий шофер аж побледнел, дал по газам и поехал от нее, но она-то уже развила скорость. Слоненок остался в недоумении: "Куда мама побежала?" И вижу я сквозь заднее стекло, как оператор и ее помощник вцепились в камеру, которую бросить никак нельзя, а слонихе до нас метров 15 остается, и она уже хобот к ним протягивает. Было страшно. Но тут мы набрали скорость и оторвались. И я до сих пор помню, какую пышную нелитературную тираду наш оператор Нина Андреевна Юрушкина выдала Згуриди в ответ на вопрос: "Ниночка, ну, как там получилось?"

— В какой обстановке творили на студии?

— Четыре передачи — "В мире животных", "Клуб путешественников", "Очевидное-невероятное" и "Кинопанорама" — занимали одну большую комнату после переезда в Останкино. Все творческие люди были вместе — с редакторами, с ведущими. Все четыре программы очень дружили между собой, это был единый творческий коллектив. Было очень здорово.

Николай Дроздов и британский натуралист, писатель Джеральд Дарелл (в центре) на съемках документального фильма "Охрана окружающей среды в СССР", 1985 год Г.Ячменев/ТАСС
Николай Дроздов и британский натуралист, писатель Джеральд Дарелл (в центре) на съемках документального фильма "Охрана окружающей среды в СССР", 1985 год
© Г.Ячменев/ТАСС

— А когда вы стали уже не гостем, а ведущим программы?

— В 1975 году Александр Згуриди решил уйти из программы, чтобы работать над художественным фильмом "Рикки-Тикки-Тави", в котором снимались Алексей Баталов и Маргарита Терехова. Меня он пригласил в экспедицию помощником, а ведущим попросил на два месяца быть известного журналиста "Комсомольской правды", писателя-эколога, лауреата Ленинской премии Василия Михайловича Пескова.

На все лето мне пришлось в моей двухкомнатной квартире в Орехово-Борисово приютить Абу со всеми кобрами и мангустами, к восхищению, а иногда и к опасениям соседей

Снимали мы в Индии. Мы здорово поездили тогда, снимали не только кобр и мангустов, но и черепах, крокодилов, змей, в том числе для передачи "В мире животных". С нами два месяца работал факир Абу, у которого было шесть мангустов и семь кобр. Так вот, самыми сложными были сцены с их участием, когда надо было снять диалоги или нападение кобры на спящего в шезлонге мальчика. То мангуст отбежит, то кобра ляжет на землю и стойку делать не хочет. Оказалось, что за два месяца мы многое не досняли, поэтому работа продолжилась уже в России. И на все лето мне пришлось в моей двухкомнатной квартире в Орехово-Борисово приютить Абу со всеми кобрами и мангустами, к восхищению, а иногда и к опасениям соседей.

С коброй на руках Туркмения, 1977 год Личный архив Николая Дроздова
С коброй на руках Туркмения, 1977 год
© Личный архив Николая Дроздова

Получилось, что съемки затянулись, и два месяца, на которые Згуриди попросил вести программу Пескова, растянулись на все пять, а потом Александр Михайлович окончательно погрузился в кинопроизводство и занимался им вплоть до своих 95 лет! С 1977 года мы с Василием Михайловичем Песковым стали попеременно вести программу. И это был, я считаю, "серебряный век" нашей передачи. Длился он 13 лет: с 1977 по 1990 год.

Это было очень интересно. Я больше зоолог, я рассказывал о животных, об их обычаях, привычках, распространении, а он был социальный эколог широкого профиля — "человек и природа". Он очень трогательно писал свои очерки, я многое о нем и от него узнал за эти годы.

Мы тогда открывали программу прямо на природе, студии просто не было, да и не нужна она была. Мне доставляло удовольствие, когда мы снимали то в подмосковном лесу, то в далекой пустыне.

Николай Николаевич, вы — прекрасный рассказчик, может быть, еще история со съемок есть?

— Был еще случай: надо было нам в Индии снять крокодилов в озере. Оператор наш в шортах, ноги голые, икры мощные. Мне-то все равно, а вот крокодилы к такому виду неравнодушны. И Александр Михайлович Згуриди говорит: "Сделайте что-нибудь, а то они лежат как бревна. Мы не фото снимаем, нужно движение". Выдали мне в питомнике связку белых крыс. Оператору говорю: "Ты стоишь, снимаешь, а я через твою голову — раааз — крысу кидаю".

Реакция потрясающая: пока крыса летит три-четыре крокодила выпрыгивают из воды — кто первый схватит. И тут же ложатся обратно. Но со второй крысы они поняли, откуда еда летит, и все поперли к берегу.

Я бросаю поближе, они идут — оператор и режиссер довольны. И тут у меня крысы кончились. А первый из вылезших на берег крокодилов уже видит белые икры нашего оператора… Хорошо, что я заранее подумал о возможном конфликте и у меня была палка. Пришлось два раза ударить крокодила по морде. Он обиделся и уполз. И было за что, штук 12 зубов ему выбил, как сноп искр вылетел. Дело в том, что зубов у крокодила больше сотни, это не наши 32 зуба, которые на всю жизнь. Зубы у него корней не имеют и вырастают через три-четыре недели новые. В общем, выбитые зубы я собрал и тут же раздал на сувениры, один только себе оставил.

Во время поездки в Австралию, 2014 год Личный архив Николая Дроздова
Во время поездки в Австралию, 2014 год
© Личный архив Николая Дроздова

— Расскажите о своем молодом соведущем на канале "Карусель"?

— Вот уже два года мы начинаем и заканчиваем нашу передачу вдвоем с Алексеем Лапиным, сейчас ему 15 лет, а впервые он появился в "детской страничке" нашей программы в качестве гостя в пять лет. Сейчас Алексей уже вырос ростом с меня, самостоятельно открывает и закрывает программу, ведет отдельные беседы, снимает сюжеты. Это надежный человек, исполнительный, вдумчивый, работящий.

Он никуда не уйдет, потому что телевизионная профессия у них семейная, на передаче работают его мама и папа. Он знает, что работа ведущего — это труд, подчас тяжелый и нудный. Он уже готов стать хорошим ведущим. Я им очень доволен. Когда-то я пытался найти себе соведущего или того, кто меня заменит, среди своих сверстников. Но ничего не получалось. Всем приятно зайти на передачу, пообщаться, а здесь надо работать. У Алексея уже стаж десять лет участия в передаче, и два года — соведущим. 19 апреля на канале выходит юбилейная наша передача. Мы ее ведем вместе.

— То есть вы хотите полностью доверить Алексею бразды?

— Да. Так что поздравляю вас с новым ведущим. Детская студийная программа — это просто даже не мой формат. Уже сейчас одну из пяти программ делает Алексей один. Я должен посмотреть эту передачу со стороны. На мне остался этот долг. Александр Михайлович создал эту передачу, и будет неправильно и даже большой грех, если программа окажется загублена. Так вот, такого соведущего как у меня, никто не готовил. Представьте, если бы таких ведущих готовили Юрий Сенкевич и Сергей Капица. Мы имели бы сейчас передачи "Очевидное-невероятное", "Клуб путешественников".  У меня главный принцип: передачу сохранить. Нужно, чтобы я исполнил свой долг перед духовным отцом нашей передачи — Александром Михайловичем Згуриди.

Беседовала Екатерина Ефимова