Все новости

Максим Мамин: главное требование к хоккеистам сборной России — выкладываться на 100%

Максим Мамин Антон Новодережкин/ТАСС
Максим Мамин
© Антон Новодережкин/ТАСС

Нападающий сборной России Максим Мамин дебютирует на чемпионате мира по хоккею, который стартовал 4 мая в Копенгагене. Форвард вызван в национальную команду после первого в карьере сезона в Национальной хоккейной лиге (НХЛ) в составе "Флориды". В интервью ТАСС россиянин рассказал о волнении перед ответственным стартом, нюансах игры в заокеанской лиге и тоске по родному языку.

— Насколько велика разница в требованиях тренеров сборной России по сравнению с тем, чего от вас хотят во "Флориде"?

— В нашей сборной максимальные требования, как это и должно быть. Все выкладываются на 100 процентов и готовы выполнять все то, что говорят тренеры.

— Вам объясняли, чего ждут от вас в сборной?

— У нас есть в команде своя тактика, система игры, которая одинакова для всех ребят, все должны выполнять ряд базовых требований.

— Вы работали в национальной команде под руководством бывшего главного тренера Олега Знарка. Замечаете ли разницу между его требованиями и тем, что хочет донести до вас новый и.о. главного тренера Илья Воробьев?

— Под руководством Олега Валерьевича я играл немного. В любом случае есть разница в каких-то тактических моментах и ряде других нюансов. Но основное требование осталось неизменным — выкладываться на 100 процентов.

— Может ли вам помочь опыт участия в молодежном чемпионате мира в 2015 году? 

— Конечно, тот чемпионат был уже три года назад, но в любом случае я получил там определенный опыт.

— В этом календарном году вы провели 26 матчей в НХЛ. А насколько полезным для вас оказался опыт игры в фарм-клубе "Флориды", "Спрингфилде"?

— Первые игры давались немного тяжело — все-таки там другая система. Поэтому 10–15 матчей только привыкал. После того как адаптировался, дело пошло, и чуть позже меня подняли в первую команду.

— Вы говорили, что с пониманием отнесетесь к тому, если вам придется играть в Американской хоккейной лиге (АХЛ), хотя у вас был в контракте пункт о возвращении в Россию, если не будете играть в основе.

— Когда я несколько месяцев провел в АХЛ и меня не поднимали наверх, то я думал о том, чтобы вернуться. Но в итоге решил остаться.

— Что вам запомнилось по игре и в быту во время выступления в "Спрингфилде"?

— По игре все банально: все там быстрее, все бегут, стараются, нужно быстро принимать решения.

— Мастерства у игроков не так много?

— Я бы так не сказал. В каждой команде есть два звена с молодыми техничными ребятами, которые стучатся в НХЛ. Что касается быта, то в первое время было несколько тяжеловато. Но это не из-за долгих переездов, поскольку у нас по 12 игр за сезон было с командами, которые расположены от нас в получасе-часе езды на автобусе. В любом случае через месяц я адаптировался и привык ко всему.

— Вам объясняли, почему после первого матча в начале января вас снова отправили в фарм-клуб?

— Там была пауза — у каждого клуба в сезоне она есть, когда дают пять выходных. И меня отправили, чтобы я все эти пять выходных не сидел во Флориде на пляже, а получал практику. И потом после этой паузы через несколько игр был перерыв на Матч всех звезд. То есть это около недели без игр. А затем меня вызвали обратно в основную команду.

— Как считаете, что вам потом помогло закрепиться в НХЛ?

— Я старался выполнять то, что от меня требовалось как от игрока третьего-четвертого звена: выигрывать борьбу и в первую очередь хорошо играть в защите. Старался не пропускать голы в свои ворота и по возможности что-то создавать.

— Насколько вам помогло присутствие в команде Евгения Дадонова, Александра Баркова, Дениса Мальгина?

— Конечно, присутствие наших ребят очень помогло. Можно сказать, проводили время вместе, что-то рассказывали друг другу. И когда у меня еще было не очень хорошо с английским, особенно в плане терминологии, то ребята помогали, переводили. Когда долго находишься в другой стране, то скучаешь по родному языку. Доставляло удовольствие просто десять минут пообщаться на русском.

— До конца регулярного чемпионата "Флорида" боролась за последнюю путевку в плей-офф. Чего вам не хватило?

— До плей-офф нам не хватило одного очка. Концовку вроде здорово играли, последние 30 матчей, по итогам этих игр входили в число лучших команд. Но в самом конце, когда нужно было побеждать, мы проиграли в каких-то паре матчей. Из-за этого не хватило очков.

— Удалось ли прибавить в физическом плане, поскольку вы уделяли этому большое внимание при подготовке к сезону?

— Прибавил не столько в "физике", сколько в борьбе. Там такой борьбы намного больше: и у бортов, и один в один. В НХЛ это требуется, и я думаю, что в этом компоненте прибавил.

— Что можете сказать о разнице в работе наших и североамериканских тренеров?

— Думаю, в последнее время их работа стала похожей. Много времени уделено видеоразборам, что у нас, что в Америке, тактика объясняется по видео. Требования довольно схожие, так как самоотдача нужна везде: и там, и здесь.

— Если брать в целом, что можете сказать о разнице по уровню игры между КХЛ и НХЛ?

— Разница, безусловно, есть. Средний уровень мастерства игроков в НХЛ выше, цена ошибки высока. Скорости выше, все быстрее происходит, при игре "пять на пять" тяжелее создавать голевые моменты. В плане организации там все на хорошем уровне, в бытовом плане нигде не напрягаешься — все для тебя делают. Хотя, когда я играл в России, организация в наших клубах ненамного отличалась от североамериканской.

— Насколько в Санрайзе, где вы играете, популярен хоккей, учитывая, что зимы как таковой там нет?

— На хоккей приходило не очень много людей, если только не приезжал соперник из верхней части таблицы.

— На улице вас не узнают?

— Бывало такое. В последний день перед отлетом в Москву меня больше раз, чем за весь сезон, узнавали. Это было в магазине, когда для друзей презенты покупал, и в аэропорту. А так пару раз в неделю меня стабильно узнавали.

— Вы жили вдалеке от пляжа, чтобы это вас не расслабляло?

— Большую часть времени прожил в отеле, когда меня вызвали во "Флориду". Жил тоже далеко от пляжа, поближе к арене. Походы на пляж там не приветствуются, так как считается, что солнце расслабляет перед играми.

— Известно, что вы любите играть в шахматы. Удалось ли в Америке найти достойного соперника?

— Нет, там мне поиграть было не с кем. Так что растерял всю практику. В сборной России тоже пока ни с кем не играл.

— Планируете ли вы что-то поменять в программе подготовки к сезону, чтобы начать его в основе команды?

— Физически я себя хорошо чувствовал по ходу сезона, поэтому в плане "физики" ничего менять не буду. У меня есть уже опыт игры в НХЛ, и, думаю, с попаданием в состав должно быть все нормально.

— Можно ли говорить, что следующий сезон в НХЛ будет для вас решающим, учитывая последний год контракта?

— Я буду выходить и играть с таким же настроем, как в любой другой год, стараться его хорошо провести.

— О возвращении в Россию пока не думаете?

— Сначала надо отыграть контракт до конца, а дальше уже будет видно.

— Удавалось ли следить вам за игрой вашего бывшего клуба ЦСКА?

— Всегда следил, смотрел обзоры в "регулярке". А в плей-офф старался полностью матчи смотреть, если по времени совпадало. Смотрел игры с Питером, с Казанью, тем более к тому времени вернулся в Москву. В команде осталось много друзей, спрашивал у них, как обстановка и прочее.

— Как думаете, были ли шансы у ЦСКА обыграть в финале Кубка Гагарина "Ак Барс"?

— Конечно, были. ЦСКА считался фаворитом перед финалом, победил в третьей игре, поэтому все думали, что в ходе серии мог произойти перелом.

Беседовал Рустам Шарафутдинов