Все новости

Александр Ивлев: надеюсь, что РУСАДА восстановят в правах до конца 2018 года

Александр Ивлев Александр Щербак/ТАСС
Александр Ивлев
© Александр Щербак/ТАСС

Александр Ивлев, управляющий партнер компании EY по России, ровно год назад возглавил наблюдательный совет Российского антидопингового агентства (РУСАДА). В интервью ТАСС, первом после назначения, Ивлев подвел промежуточные итоги работы, оценил шансы организации на восстановление и поделился мнением о том, как в стране меняется отношение к допингу.

— Почему вы, человек из бизнеса, согласились стать членом наблюдательного совета, а затем и возглавить его?

— Я люблю спорт с самого детства, в школьном возрасте очень серьезно занимался гандболом и играл за Москву. Но до уровня сборной страны мне бы вряд ли удалось дорасти, поэтому я принял решение идти по другому пути и поступил в Институт иностранных языков Мориса Тореза. Но я и сейчас не забываю спорт: играю в теннис, хожу на футбольные и хоккейные матчи. Спорт вообще дал мне очень много, он воспитал мой характер.

Если говорить о том, почему я вошел в наблюдательный совет РУСАДА, то для меня как россиянина очень важно, чтобы наша страна продолжала поддерживать статус спортивной державы. Спорт является очень важной составляющей в жизни нашей страны, поэтому нам очень важно как можно быстрей восстановить статус РУСАДА и продолжать проводить допинговое тестирование, которое мы раньше делали самостоятельно, а потом лишились такой возможности. Поэтому, когда мне задали вопрос, готов ли я заняться этой темой, я ответил согласием. 

Я считаю все это очень важным. Слоган нашей компании EY — Building a Better Working World ("Совершенствуя бизнес, улучшаем мир" — прим. ТАСС). Поэтому нет ничего удивительного, что я решил заняться и антидопинговой деятельностью.

Работа в наблюдательном совете РУСАДА — очень важная общественная нагрузка. У меня несколько таких инициатив, в которых я участвую. Я вхожу в Консультативный совет по иностранным инвестициям при председателе правительства РФ — помогаю координировать деятельность иностранных участников совета, работаю в оргкомитете Петербургского международного экономического форума, вхожу в общественный совет Минэкономразвития РФ. Я считаю все эти направления очень важными. Мой опыт и знания, мне кажется, могут принести пользу нашей стране.

— Что вам дает работа в наблюдательном совете РУСАДА в профессиональном и личном плане?

— Прежде всего, это расширение кругозора. Я знаю о спорте много как бывший спортсмен и болельщик, но тема антидопинга для меня была новой. Очень интересно и полезно узнавать о том, как эти проблемы решаются в других странах. Мне очень интересно быть частью процесса восстановления РУСАДА и всей российской антидопинговой системы. Тем более что все это очень важно, как я уже говорил раньше, для нашей страны. Наши спортсмены должны продолжать активно участвовать в международных спортивных состязаниях, Олимпийских и Паралимпийских играх, чемпионатах мира и Европы, и не испытывать тех сложностей, которые возникли перед ними на зимней Олимпиаде в Южной Корее.

— Как много времени занимает у вас работа в наблюдательном совете?

— Заседания наблюдательного совета проходят ежеквартально. Я регулярно получаю материалы от РУСАДА. Моя роль заключается в том, чтобы координировать работу наблюдательного совета. Ежедневная же работа возложена на административный персонал РУСАДА. В организации есть генеральный директор и пул сотрудников, которые отвечают за операционную составляющую деятельности РУСАДА. Наблюдательный совет в соответствии с уставом не принимает участия в операционной деятельности агентства.

— Наблюдательный совет — это совет единомышленников? Всегда ли возможно прийти к единогласному решению по повестке заседания?

— Наблюдательный совет РУСАДА — это коллегиальный орган, в который входят, как вы знаете, представители Олимпийского и Паралимпийского комитетов России, член Академии наук, космонавт, представитель бизнеса и другие эксперты. Наблюдательный совет следит за тем, как работает исполнительный орган, он оказывает поддержку деятельности самого агентства, задает стратегическое направление. На своих заседаниях члены совета изучают и утверждают квартальные отчеты и финансовые планы, смотрим штатную структуру, оцениваем эффективность работы. В состав совета входят профессионалы, каждый в своей области. Консенсус при вынесении решений важен, но могу сказать, что не все совет принимает единогласно. И это нормально при таком разноплановом составе совета. То есть радикальных разногласий нет, но случаются поводы для дискуссий, которые показывают, что мы являемся по-настоящему рабочим органом, где у каждого из его членов есть свое мнение по тому или иному вопросу.

Очень важно, что набсовет является действительно независимым органом, и мы не ощущаем никакого давления с чьей-либо стороны.

Отдельно хотел бы отметить поддержку со стороны Министерства спорта и самого Павла Анатольевича Колобкова. В случае необходимости всегда можем посоветоваться с министром, который сделал очень много для изменения ситуации с допингом, особенно в части образовательных инициатив и выработке структурного подхода к этой проблеме.

— Мы все знаем Елену Исинбаеву, являющуюся членом наблюдательного совета РУСАДА, как великолепную спортсменку. А что вы скажете о ней как о спортивном чиновнике?

— Действительно, Елена Исинбаева является уникальной спортсменкой. Что касается ее деятельности в наблюдательном совете, то она вносит неоценимый вклад в его работу. Елена очень глубоко знает спорт и является высокоинтеллектуальным собеседником. У нее очень хорошая внутренняя организация, что присуще многим великим спортсменам. У нее есть свое видение того, как должна развиваться антидопинговая система в России. Нам очень комфортно работать с Еленой в рамках наблюдательного совета.

— Когда Исинбаеву WADA фактически вынудило год назад уйти с поста главы наблюдательного совета, как сама Елена отнеслась к этому?

— Исинбаева очень профессионально и грамотно относится к своей работе в наблюдательном совете, четко понимает круг задач. Ее уход с поста главы совета никак не отразился на эффективности ее деятельности. Мы с ней продолжаем взаимодействовать очень конструктивно. У меня лично выстроились, как мне кажется, очень хорошие взаимоотношения с Еленой.

— Каковы основные достижения РУСАДА за год, прошедший с момента вашего избрания? И какова заслуга в этом наблюдательного совета?

— РУСАДА за последний год достигло значительного прогресса во всех направлениях. Речь идет и об образовательной деятельности, и о допинг-тестированиях, и об обучении инспекторов допинг-контроля. Так, в 2017 году РУСАДА провело 155 образовательных мероприятий, в них приняло участие более 9 тыс. человек, что, с моей точки зрения, является великолепным результатом. Антидопинговая образовательная программа охватывает практически всю страну. На образовательном онлайн-ресурсе rusada.triagonal.net зарегистрировано почти 8 тыс. участников.

Не менее важная тема — это подбор и обучение инспекторов допингового контроля. 74 человека в прошлом году прошли обучение, 58 из них получили аккредитацию. Если говорить про тестирование, то было отобрано 6196 проб, 1331 проба отобрана непосредственно силами Российского антидопингового агентства.

В 2018 году у нас уже прошло 52 образовательных мероприятия, в них принял участие 2631 человек. Аккредитовано уже 100 допинг-инспекторов. Это реально хороший показатель. Отобрано 2552 пробы. Подводя итог всему вышесказанному, могу сказать, что РУСАДА достигло хороших результатов. Цифры говорят сами за себя — мы движемся в правильном направлении и будем активно развиваться дальше.

— Испытывает ли РУСАДА какие-то проблемы в настоящее время? Например, финансовые?

— РУСАДА получает достаточное финансирование, которое позволяет выполнять поставленные задачи. Мы ощущаем поддержку со стороны учредителей, что важно, как и внимание государства к антидопинговой деятельности, которой мы занимаемся. Профилактика и борьба с допингом стоит на повестке дня, о чем не раз говорил президент нашей страны.

— Как часто вам удается общаться с представителями Всемирного антидопингового агентства?

— Я не могу сказать, что я нахожусь с ВАДА в ежедневном контакте, это и ни к чему. Я встречался с гендиректором ВАДА Оливье Ниггли во время его прошлогоднего визита в Россию. Периодически мне приходит корреспонденция от ВАДА. Во время сентябрьского аудита РУСАДА я встречался с людьми, которые его проводили.

— Как строится ваша работа с РУСАДА? Вы ежедневно общаетесь с его сотрудниками? 

— Я стараюсь раз в месяц встречаться с руководством РУСАДА. Во время этих встреч я получаю отчеты о том, что было сделано. Коммуникационные каналы все открыты, мы плотно общаемся и взаимодействуем. Когда у руководства агентства возникают какие-то сложные вопросы, они всегда имеют возможность ко мне обратиться напрямую. Взаимодействие выстроено очень хорошо как с генеральным директором агентства, так и с его заместителями, руководителями различных комитетов и т.д.

— Девять месяцев назад был избран новый генеральный директор РУСАДА Юрий Александрович Ганус. Как вы оцениваете его работу на этом посту?

— Задача генерального директора РУСАДА — создать ту структуру, которая бы отвечала всем стандартам независимости и прозрачности. Генеральный директор не подчиняется и не зависит от органов государственной власти. У нас есть KPI (ключевые показатели эффективности), которые стоят перед руководителем агентства и которым он должен соответствовать. Юрий Александрович Ганус начал работать на посту генерального директора в сентябре 2017 года. Сейчас май 2018-го. Я могу сказать, что прогресс есть, мы продолжаем работать. Но полная оценка результатов работы должна быть сделана по итогам более долгого временного отрезка.

Нам нужно как можно быстрей возвратить статус, и мы вместе с Юрием Александровичем будем продолжать работать над решением этой задачи.

— Как вы думаете, может ли РУСАДА быть восстановлено в своих правах уже в этом году?

— Вопрос этот лучше задать Всемирному антидопинговому агентству, решение принимается там. Я, как и все остальные россияне, надеюсь, что до конца года этот вопрос будет урегулирован. С точки зрения операционной деятельности РУСАДА полностью соответствует всем требованиям, предъявляемым к антидопинговым агентствам. Все пункты дорожной карты выполнены за исключением двух, о которых все прекрасно знают. Они не связаны с операционной деятельностью агентства. Речь идет об официальном признании или опровержении доклада Ричарда Макларена и выводов, которые он сделал, а также об открытии доступа к опечатанным пробам. Мы будем, конечно, продолжать работать в этом направлении. Но мне кажется, РУСАДА сделало все возможное для своего восстановления.

В конце прошлого десятилетия о россиянах, пойманных на допинге, зачастую говорили как о невинно пострадавших. Сейчас отношение к нарушителям антидопинговых правил диаметрально изменилось, что не может не радовать
Александр Ивлев
глава наблюдательного совета РУСАДА

— Как изменилось в российском обществе отношение к допингу за тот год, что вы возглавляете наблюдательный совет РУСАДА?

— Тема допинга в российском спорте стала одной из самых обсуждаемых в нашем сообществе. Это отражается и на увеличении количества публикаций на эту тему в различных СМИ. В конце прошлого десятилетия о россиянах, пойманных на допинге, зачастую говорили как о невинно пострадавших. Сейчас отношение к нарушителям антидопинговых правил диаметрально изменилось, что не может не радовать.

Беседовал Альберт Стародубцев

Теги