Все новости
Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики
Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики
Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики
Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики
Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики

Китай оборачивается на Север: "Снежный дракон" движется во льдах Арктики

Китайский ледокол Xue Long ("Снежный дракон")
© Timo Palo/CC BY-SA 3.0/Wikimedia Commons
Пекин изучает экономические, финансовые и геополитические выгоды от своего присутствия на полюсе

Тысячи и тысячи километров суши и моря выходят из-подо льда, предоставляя доступ к природным ресурсам, быстрым перевозкам и военным мишеням. Арктика пробуждается. Среди тех, кто пристально следит за нею, — вторая экономика планеты. Председатель КНР Си Цзиньпин призвал сделать свою страну "великой державой Полюса". На пути к этой цели Китай ожидают немалые финансовые вложения, геополитические риски… и непримиримые противники.

Северная экспедиция начинается

В первую очередь интерес Пекина к Крайнему Северу продиктован ясным поиском экономической выгоды. Китай рассчитывает на природные богатства там, где местные власти из-за нехватки капиталов, технологий и человеческих ресурсов не в состоянии добыть их собственными средствами. Самый большой остров мира Гренландия — пример того, как это возможно. На 2 млн 130 тыс. кв. км приходится лишь 56 тыс. обитателей, в основном на южном, устремленном к Атлантике побережье. Гигантская территория Гренландии скрывает запасы урана, церия, иттрия, лантана и неодима. Потребность в этих металлах растет — без них невозможно производство смартфонов, ветряных турбин и электромобилей, а с ним и нечто большее — сама основа "зеленой" экономики XXI века.

Стремление Китая добывать гренландские ресурсы скоро трансформировалось в интерес к самому острову, где очень кстати объявили тендер на строительство трех аэропортов. В 2018 году Пекин предложил сделать это в долг, и связанная с КНР компания быстро представила экономически выгодный проект. Почти одновременно Поднебесная зашла на урановые рудники с черного хода: купила часть акций австралийской компании Greenland Minerals, еще в 2010-м приобретшей лицензию на добычу природных ресурсов. Гренландия оказалась перед выбором: готова ли она принять китайское участие в своей экономике или возьмет на себя ответственность с порога отвергнуть его.

С финансовой точки зрения инвестиции Китая — благо для острова, вынужденного до сих пор полагаться на дотации Дании, в состав которой он входит. Но помощь, предложенная Поднебесной, влекла за собой скрытые риски. Выплаты по китайским займам растянулись бы на годы. Этого времени хватило бы, чтобы вовлечь островитян в горнило китайско-американского противостояния, что отпугнуло многих.

Спор, что важнее — деньги или спокойствие, вышел на уровень местной политики, и под давлением "зеленых" (те считают добычу металлов вредной для природного равновесия) правящая коалиция распалась. В апреле 2021-го состоялись выборы, прозванные "урановыми". На них противники разработки месторождений победили, хотя и не получили безоговорочного большинства. Еще ранее КНР лишилась надежды на аэропорты. США настояли на оттеснении китайцев, предложив взамен скромную финансовую помощь — $12 млн. Что станет с добычей урана и редких металлов — покажет ближайшее время. Противостояние великих держав на северном острове набирает обороты.

Лед вот-вот тронется

Конфронтация с США — не только фактор риска для Китая в Арктике, но и побуждающий мотив всерьез и на долгие годы заинтересоваться ею. Первая треть XXI века — время таяния Северного Ледовитого океана, что открывает возможность скоростного судоходства по его водам. Перевозить китайские товары по Арктике на несколько недель быстрее, чем по Тихому и Атлантическому океанам. Полное открытие Северного морского пути для грузоперевозок и, следовательно, их упрощение ожидают уже к 2030 году.

С точки зрения Китая, изменение климата, проявляющее себя в таянии льдов, позволяет избавиться от давления американцев, чувствительного на "узких местах" нынешних торговых путей. Один из таких опасных отрезков — Малаккский пролив, потенциально запирающий поставки нефти в Южно-Китайское море. Другой — Гибралтар, находящийся под властью Великобритании. И третий — Суэцкий канал в Египте, доказавший свою уязвимость в 2021-м, когда его блокировал контейнеровоз Ever Given. При этом Пекин держит в уме, что египтяне ежегодно получают финансовую помощь от Америки, и предпочел бы избавленные от любых неожиданностей пути доставки своих товаров за рубеж.

Неудивительно, что к открытию Северного морского пути китайцы начали готовиться еще в XX веке. В 1999 году приобрели и отремонтировали иностранный ледокол, получивший название "Снежный дракон". В 2004-м — договорились с Норвегией о базе на Шпицбергене. И с тех пор не оставляют надежд нарастить свою арктическую инфраструктуру. Последняя по времени попытка — в марте 2021 — завершилась неудачей по политическим причинам. Китай пробовал приобрести или арендовать у Финляндии аэропорт, не имеющий постоянного трафика и закрепленный за авиаторами-любителями, но натолкнулся на отказ по причинам безопасности.

Север запомнит

Там, где речь идет о постоянном экономическом присутствии, возникает опасность, что оно рано или поздно дополнится военным. В США не сомневаются, что в случае с Китаем и Арктикой когда-нибудь именно так и случится. Поднебесная не имеет собственных территорий в регионе, но при желании могла бы создать их искусственно — у нее есть опыт. С 2010-х Пекин возводит острова в Южно-Китайском море — проект, вызывающий особенное раздражение у американцев. Как считают в Вашингтоне, в акваторию Северного Ледовитого океана уже входили или в любой момент могут войти китайские подводные лодки. По мере таяния льда это влечет риски для американского побережья, особенно его арктической части, приходящейся на Аляску. Глобальное потепление на Северном Ледовитом океане делает обеспечение безопасности этой части Америки дороже. И в Вашингтоне делают выводы: одновременно обвиняют Китай в "милитаризации Арктики" и готовятся сами качественно увеличить свой флот ледоколов.

Существует еще одно военное измерение Арктики, о котором говорят лишь вполголоса. Через акваторию северных вод пролегает путь ядерных ракет, нацеленных на Поднебесную. В 1960-х угроза из Арктики обсуждалась китайцами на фоне конфликта с СССР. В наши дни геополитические векторы изменились, но география — нет: маршрут смертоносных ракет, на этот раз американских, по-прежнему пролегает через полюс.

"Китай видит потенциальную угрозу со стороны американских ракет дальнего действия, и эта угроза напрямую связана с Арктикой, — рассказал ТАСС преподаватель Наньянского технологического университета в Сингапуре Коллин Кох Сви Лин. — Пекин и в особенности Народная армия Китая, самое меньшее, заинтересованы в сведениях об этом регионе, чтобы снизить свою стратегическую уязвимость. Особенно на тот случай, если Китай все же предпримет в будущем военные операции в регионе. Известно: КНР проводились исследования того, какие операции подводные лодки могли бы проводить в Арктике, и само по себе это говорит очень о многом".

Арктическая дилемма

Существует и еще одна причина, стоящая за интересом Китая к Арктике, на этот раз прозаическая — финансовая. Свободные деньги. Рост ВВП Поднебесной в первом квартале 2021 года составил фантастические 18%.  Единственная из крупных экономик мира китайская 2020-й завершила в плюсе, увеличившись на 2%. Возможности Китая инвестировать в богатства Арктики не идут в сравнение с ресурсами конкурентов и все больше ставят страны региона перед фактом. Других готовых для вложения средств может просто не найтись. При такой перспективе остается выбирать между китайскими инвестициями со всеми его рисками и застоем. Канада в 2020 году остановилась на последнем: китайский проект переустройства местных золотых приисков, одобренный отвечающей за них компанией, был заблокирован решением местного регулятора. Поговаривали о политических причинах.

Но там, где ближайший союзник США Канада может позволить себе принципиальность (или, наоборот, не может допустить ее отсутствия, имея в виду дружбу с Вашингтоном), находятся и те, кто колеблется. В их числе — Исландия и Норвегия, где КНР инвестирует в исследовательские станции, а местные власти разрешают ему это.

"Китай — растущая мировая держава, и это обстоятельство будет иметь последствия повсюду в мире. В этом отношении Арктика не исключение, а скорее правило. Всем странам, имея дело с Китаем, предстоит взвешивать преимущества и риски", — рассказала ТАСС исследователь из Института Фритьофа Нансена в Осло Герилд Хеггелунд.

Игорь Гашков

 

Теги