Все новости

Макрон отказывается от пенсии: почему президенту Франции не нужны деньги?

Президент Франции Эмманюэль Макрон
© EPA-EFE/IAN LANGSDON / POOL
Глава государства готов пожертвовать €19 тыс. в месяц из соображений принципиальности

€6 тыс. пенсии и еще €13 тыс. жалованья за членство в Конституционном совете, все выплаты пожизненно. От этих денег 22 декабря отказался президент Франции Эмманюэль Макрон, отменив привилегию, действовавшую с 1955 года. В соответствии с ней глава государства выходил на пенсию сразу после отставки, независимо от своего возраста. Если 42-летний Макрон потеряет власть через два года, а проживет столько же, сколько его предшественник Жак Ширак, скончавшийся в этом году в возрасте 86 лет, то в общей совокупности недополучит €8 млн. 

Спасибо, нет аппетита

Для Макрона отказ от привилегии — суровая необходимость. С 5 декабря во Франции продолжаются акции протеста против пенсионной реформы. По ее проекту 42 особых пенсионных режима — для железнодорожников, дальнобойщиков, оперных певцов и многих других профессий — превратятся в общий, действующий для всех французов. Предложение об этом внес сам Макрон. Главе государства ничего не остается, как действовать личным примером: применить новые правила к самому себе.

Президент Франции теряет ощутимые деньги, но ему аплодируют не все французы. В глазах многих такая щедрая пенсия — явная несправедливость, и отменить ее следовало гораздо ранее. Другие видят в этом прецедент, опасный для их собственных накоплений. "Только самые богатые и важные могут позволить себе такую щедрость. Но вот я не смогу обойтись без своей пенсии, настанет момент — я обязательно ей воспользуюсь, хотя уже и представить не могу когда, пенсия все отодвигается и отодвигается", — отреагировал лидер партии "Непокоренная Франция" Жан-Люк Меланшон. Наконец, многие просто не знали, сколько денег после отставки полагалось президенту. Не следящих за новостями французов известия из Елисейского дворца только шокировали.

Отказ от денег, на который решился Макрон, поставил вопрос о размерах его собственного состояния. Нужны ли президенту все эти средства? До 2014 года он заработал €3 млн, работая инвестиционным банкиром в Rothschild & Co. В 2017 году оказалось, что большая часть этих денег уже потрачена. Оппоненты обвинили Макрона в нечестной игре со своими финансами, но доказать подозрения не смогли. Однако в представлении противников президент все равно остался состоятельным человеком, не зависящим от того, какую компенсацию назначит ему государство.

Макрон просит перемирия

Предложение Макрона урезать свой личный бюджет пришлось на пик массовых выступлений, продолжающихся с первых чисел этого месяца. В декабре состоялись три общенациональные акции протеста: 5-го, 10-го и 17-го. Манифестации сопровождаются стачками в системе образования, нефтеперерабатывающей промышленности и на транспорте, оказавшимися одними из самых крупных за последние десятилетия. С середины месяца правительство ведет переговоры с профсоюзами о проведении "рождественского перемирия", однако старейший в стране профсоюз "Всеобщая конфедерация труда" не идет на уступки. Поэтому поезда ходят с большими перерывами, мешая французам на праздники доехать до дома в срок. Но даже несмотря на это, 51% граждан поддерживает протестующих, утверждает социологическая служба Ifop. 

Соглашаться с бастующими, несмотря на очевидные неудобства, французов побуждает один из пунктов намеченной реформы — введение "возраста баланса", который отличается от официального пенсионного. Уйти на покой, если реформа состоится, можно будет по-прежнему в 62 года, но для получения 100% пенсии потребуется доработать до 64. Даже эта планка не выглядит незыблемой: гибкая система пенсии "по заработанным очкам", которую предлагает Макрон, сама поднимет ее до 67 лет, если население продолжит стареть. Повышение пенсионного возраста из разовой акции рискует стать частью привычного порядка вещей.

Именно "возраст баланса" вывел на улицы умеренный профсоюз CFDT, обычно не участвующий в протестах. 9 января его участники планируют присоединиться к остальным манифестантам в рамках нового общенационального дня недовольства. Глава профсоюза Лоран Берже требует вернуть полноценные выплаты с 62 лет, обещая после этого возвратить своих сторонников к работе. На этом фоне решение президента Макрона не выходить на пенсию в 44 года (если его не переизберут) или в 49 лет (если он пойдет на второй срок) не выглядит серьезной уступкой общественному мнению.

На покой в 80 лет

Готовность президента отказаться от полагающихся ему привилегий рифмуется в глазах протестующих с маленьким скандалом, развернувшимся вокруг одного из его министров Марлен Шьяппа, обещавшей в интернет-посте вообще отказаться от пенсий. Сообщение датируется 2010 годом, когда чиновница не занимала никаких ответственных постов, однако недовольных это не смущает. Многие уверены, что, не связанная никакими обязательствами, будущая дама-министр говорила то, что думает, когда писала, обращаясь к своей дочери: "Мои дедушка и бабушка на пенсии, но я на пенсию никогда не выйду, и ты тоже. Вне всяких сомнений, ты будешь работать до 80 лет".

На таком фоне отказ президента от своей пенсии принимает совсем уж зловещие черты. И может, даже лучше было бы оставить президентскую суперпенсию, если она часть привычного порядка вещей?

Пока в интернете продолжают обсуждать, что обещает стране пересмотр личного бюджета Макрона, его противники ищут способ остановить ход преобразований. Один из них — оказание морального давления на власть. Усилиями оппозиционно настроенных журналистов и интернет-пользователей удалось обнаружить нестыковки в официальных бумагах Жан-Поля Дельвуа, главного чиновника, ответственного за проведение пенсионной реформы. По их данным, он скрыл или "забыл упомянуть" часть своих бизнес-интересов: одновременную работу на одну из страховых фирм. Под давлением общественного мнения Дельвуа отправился в отставку. Его место занял Лоран Петрашевски, однако и на него неутомимые интернет-противники президента за считаные дни успели отыскать компромат: грубое обращение с подчиненной в 2002 году. Против пенсионной реформы ее оппоненты развернули настоящую сетевую войну.

Давайте поторгуемся

Новые массовые выступления во Франции естественно сравнить с предыдущими, происходившими в 2016 и 2018 годах. Итог этих кампаний смешанный: между полным поражением и очень ограниченным успехом.  Несмотря на чрезвычайную массовость (до 1 млн участников на пике событий), акции протеста лишь относительно повлияли на планы правительства. В 2016 году Елисейский дворец провел в жизнь реформу Трудового кодекса, облегчившую порядок урезания зарплат. Вопреки сопротивлению не только улицы, но и парламента — Национальной ассамблеи. В 2018 году в ответ на акции "желтых жилетов" президент Макрон отменил налог на горючее. Однако главное требование протестовавших — проведение регулярных общеобязательных референдумов по главным государственным вопросам, то есть прямой демократии, — оставил без ответа.

Во всех случаях, когда французские власти сталкиваются с массовыми выступлениями, критическое значение имеет численность недовольных. В этом отношении перспективы борьбы за старые пенсии остаются очень смутными. Несмотря на усилия профсоюзов, в декабре на улицы вышло меньше манифестантов, чем в 2016 году. Если поставленный тогда рекорд не будет побит, рассчитывать на серьезные уступки от Елисейского дворца не приходится.

Однако лидер "Национального объединения" (в прошлом "Национальный фронт") Марин Ле Пен уверена, что внутренне Макрон готов к компромиссу, ради чего якобы намеренно и вставил в программу неприемлемый пункт про "возраст баланса". Если массовое недовольство выйдет из-под контроля, от самого одиозного предложения можно будет отказаться, добившись при этом принятия всех остальных. 

При такой трактовке событий массовые протесты низводятся до заранее просчитанного элемента политического торга.

Игорь Гашков