Все новости

Почему все недовольны международными организациями, но они все-таки нужны

Обозреватель ТАСС Андрей Шитов — о главных проблемах ООН и бреттон-вудских институтов

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш считает, что мир вновь ввергнут в состояние холодной войны, причем разгоревшейся "с новой силой". По его убеждению, Совет Безопасности ООН настолько "разобщен", что от организации "наивно" ждать решения острейших проблем, в том числе и в Сирии. В целом, на его взгляд, ООН и ее ключевой руководящий орган нуждаются в безотлагательном реформировании, поскольку "СБ представляет мир таким, каким тот был после окончания Второй мировой войны", а не в сегодняшнем виде, и в нем "слишком часто" используется право вето.

В Москве на это отвечают, что думать о преобразованиях в принципе можно и нужно, но никаких реформ в СБ быть не может без общего согласия его постоянных членов. "Совбез ООН — это главный международный орган, который имеет полномочия на рассмотрение ключевых вопросов международной безопасности, единственный соответствующий международный орган, — сказал по этому поводу пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. — Каких-либо альтернатив у Совета Безопасности нет. Любые вопросы, связанные с изменением конфигурации участников Совбеза, с какой-то реформаторской деятельностью Совбеза, могут быть исключительно продуктом консенсуса среди постоянных членов Совета Безопасности".

Всех можно понять

Гутерриша, заступившего на свой пост 1 января прошлого года, легко понять. Как и все его предшественники, он начинает работу в крупнейшей международной организации с попытки ее реформировать, сделать более эффективной и удобной в управлении. Возможно, по знакомому ему брюссельскому образцу.

Предлагает, например, как мне рассказывали специалисты, расширить финансовые полномочия генерального секретаря — с тем, чтобы в пределах сумм, выделяемых для решения определенных задач, тот мог уже сам маневрировать средствами. Гутерриш опирается, конечно, прежде всего на прямо подчиненный ему международный бюрократический аппарат — Секретариат ООН. Старается максимально ускорить процесс реформ, чтобы больше успеть за свою первую "пятилетку" и создать задел на случай возможного переизбрания на новый такой же срок.

Но вполне понятна и позиция России. Для Москвы сохранение пятерки постоянных членов Совета Безопасности, обладающих правом вето, — не отживший свое анахронизм, а краеугольный камень той системы сдержек и противовесов, которая была заложена в политический фундамент ООН отцами-основателями организации.

Весь этот механизм поддержания международной безопасности создавался после Второй мировой войны державами-победительницами специально для того, чтобы не допустить нового глобального конфликта. Очевидно, что проверку временем он с тех пор выдержал и выдерживает. Опрометчиво в нем что-то менять было бы недопустимым безрассудством. Что, собственно, и подтвердили высказывания Пескова.

Кадровый перекос

К усилиям Гутерриша, насколько я мог убедиться, в Москве в целом относятся с пониманием и симпатией. Но при этом все-таки настаивают на том, чтобы вопросы перестройки деятельности организации, включая и ее Совет Безопасности, решались "не арифметически", а политически — основательно и без спешки. И самое главное — представителями самих стран — членов ООН, а не чиновниками из ее секретариата.

Россияне занимают менее 50 ответственных номенклатурных постов в аппарате ООН

И тому тоже есть веские причины. После распада СССР в ООН и многих других международных организациях нарушился своего рода кадровый баланс, который скрупулезно поддерживался в них в годы идеологического противостояния между Востоком и Западом. Нарушился, естественно, в пользу США и их "друзей и союзников", однозначно считающих себя победителями в исходной холодной войне.

В итоге сейчас, к примеру, россияне занимают менее 50 ответственных номенклатурных постов в аппарате ООН. Американцы — в семь с лишним раз больше. Хотя и при этом они продолжают считать себя там "недопредставленными".

Покупная солидарность

Конечно, официально кадровый перекос всегда объясняется вполне благовидными причинами — от меритократии (назначение и продвижение по службе наиболее достойных) до необходимости обеспечить гендерное равенство (одинаковые возможности делать карьеру для мужчин и женщин). Имеется и еще один внешне веский довод — разница в размерах членских взносов.

У России сейчас взнос в регулярный бюджет ООН — чуть более 3%, у США — 22%. А американцы всегда говорили, говорят и, надо полагать, будут говорить, что музыку должен заказывать тот, кто за нее платит. И никакая демократия этому не помеха: ведь она, по их представлениям, бывает только "рыночной".

Кстати, именно на этом основании постпред США при ООН Никки Хейли только что закатила публичный скандал странам, осмеливающимся идти вразрез с волей Вашингтона при голосованиях на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Приведя ту же цифру в 22%, она отметила, что, несмотря на такую "щедрость", остальные страны в 2017 году голосовали солидарно с США лишь в 31% случаев, то есть на 10% реже, чем в 2016 году. Все это подсчитал и опубликовал в специальном докладе Госдеп США.

Американцы всегда говорили, что музыку должен заказывать тот, кто за нее платит

"Такая отдача от наших инвестиций неприемлема", — подчеркнула американка, пригрозив лишить ослушников помощи Вашингтона. Российский сенатор Константин Косачев назвал подобный подход примером политического шантажа и коррупции — причем со стороны государства, которое "замордовало полмира санкциями за "коррупцию". В свою очередь представитель МИД РФ Мария Захарова считает высказывания Хейли подтверждением того, что США "покупают международную солидарность" и лояльность им "имеет вполне конкретную цену".

Норма, а не исключение

Этот пример яркий, но отнюдь не единичный. Я два десятка лет с близкого расстояния наблюдал в Вашингтоне за деятельностью двух так называемых бреттон-вудских организаций системы ООН — Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ) — и знаю, что для них неравенство богатых и бедных — норма, а не исключение.

По уставу страны мира у них считаются не равноправными партнерами, а "акционерами", имеющими разные доли в капитале, а соответственно, и разные пакеты голосов. Главный акционер — Вашингтон — в обеих организациях имеет блокирующие пакеты. Кстати, как мне рассказывали, еще при бывшем генсеке Кофи Аннане (1997–2006) схожий "корпоративный", "акционерный" подход пытались распространить и на всю ООН.

Впрочем, и в фонде, и в банке Америке хочется платить поменьше, а "отдачу" иметь побольше. Соответственно, как рассказал журналистам замминистра финансов РФ Сергей Сторчак, на только что завершившейся весенней сессии руководящих органов МВФ и ВБ американцы отказались участвовать в очередном пополнении капитала банка, но при этом настояли, чтобы и при уменьшении их пакета с 20% до 15% тот все равно оставался блокирующим.

Москва в докапитализации ВБ тоже участвовать не собирается, но по другой причине. Для нее это выглядит бессмысленным, поскольку сотрудничество банка с Россией уже несколько лет практически заторможено санкциями со стороны США и их партнеров по "Группе семи" западных держав.

Устав — что дышло

Известно, что высшие посты в фонде и банке всегда делились и делятся на основании так называемой "джентльменской договоренности" между американцами и западноевропейцами. Ни о какой международной демократии и меритократии не идет и речи. Когда Россия попыталась в 2007 году из принципа добиться в МВФ реально альтернативных выборов и выдвинула на должность директора-распорядителя видного экономиста Йозефа Тошовского, то даже его родная Чехия по соображениям блоковой солидарности голосовала не за него, а за кандидата ЕС Доминика Стросс-Кана.

Да и в других вопросах устав бреттон-вудских организаций — что дышло из русской пословицы. К примеру, изначально правила МВФ запрещали кредитование стран с просроченной суверенной задолженностью. Но когда в 2015 году этот запрет стал помехой для поддержки нынешних властей в Киеве, его тут же отменили.

Устав бреттон-вудских организаций — что дышло из русской пословицы

По тому же уставу штаб-квартира МВФ должна располагаться в стране с самой крупной экономикой. После войны, когда создавалась организация, такой страной была Америка — причем с таким отрывом от остальных, что казалась абсолютно недосягаемой. Но теперь, по прогнозам специалистов, в исторически обозримой перспективе США должны уступить экономическую пальму первенства Китаю. И в кулуарах МВФ уже не первый год шепотом гадают, означает ли это, что придется переезжать в Пекин.

Лично я считаю, что вряд ли. Скорее рак свистнет. И в КНР, похоже, тоже сомневаются. Во всяком случае, не дожидаясь милостей от западных глобалистов, уже создали и разместили у себя новый Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

WADA, ОЗХО и другие

У России, Китая и других стран, не причисляемых пока теми же глобалистами к категории высокоразвитых, имеется множество собственных вопросов и претензий к действующим международным организациям. В нашем конкретном случае достаточно вспомнить такие неожиданно ставшие в России общеизвестными аббревиатуры, как WADA и ОЗХО. Антидопинговое агентство прямо использовалось для ударов по российскому олимпийскому и паралимпийскому спорту, организация по химоружию — для раскручивания антироссийских пропагандистских кампаний вокруг так называемого "дела Скрипаля" и инсценированных "химических инцидентов" в Сирии.

Сам я в их штаб-квартирах в Монреале и Гааге, в отличие от штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке, пока не бывал. Но и по собственному жизненному опыту, и по рассказам знающих людей имею все основания полагать, что там проводится примерно та же кадровая политика с выраженным "англосаксонским" уклоном и царят примерно те же порядки. В том числе и "трансатлантическая солидарность", вряд ли сильно отличающаяся от натовской внутриблоковой военно-политической дисциплины. Кстати, НАТО — это ведь тоже международная организация. Военная, претендующая на "глобальное лидерство" и "держащая двери открытыми" для дальнейшего роста. При этом неуклонно придвигающаяся — в нарушение прошлых обещаний — все ближе к российским границам.

Кто шагает не в ногу

В Москве все это знают, понимают и учитывают в делах и планах. Но при этом не скандалят, не денонсируют договоров и не порывают с международными организациями. Наоборот, прилагают все силы к тому, чтобы продолжать сотрудничество и выполнять обоснованные требования и рекомендации, в том числе и от того же WADA.

В Москве не скандалят, не денонсируют договоров и не порывают с международными организациями

Стараются сосредоточиваться на позитиве. Например, при обсуждении наших позиций в ООН мне напомнили, что недавно российский дипломат Владимир Воронков возглавил новое управление по борьбе с терроризмом в ранге заместителя генерального секретаря организации. Управлением ООН по наркотикам и преступности, базирующимся в Вене, руководит Юрий Федотов. Одним из шести официальных языков ООН остается русский. То есть и помимо статуса постоянного члена СБ ООН у России есть что записать в свой актив.

Для контраста можно напомнить, что США в 2017 году объявили о выходе из ЮНЕСКО, не уплатив долгов перед этой организацией на сумму около $600 млн. Они грубо нарушают свои международные обязательства по уничтожению химического оружия, вышли из Парижского соглашения по борьбе с изменением климата и Транс-Тихоокеанского торгового партнерства, грозят разорвать международную ядерную сделку с Ираном, пересмотреть рамочное торговое соглашение с собственными соседями (NAFTA) и т.д. и т.п.

В докладе, по поводу которого кипятилась Хейли, Госдеп подсчитал, что "в 2017 году США чаще голосовали против резолюций Генеральной Ассамблеи ООН (71%), чем любая другая страна — член ООН". Уточняется, что "среднее государство — член ООН голосовало против 6% резолюций" международного сообщества. То есть это Вашингтон шагал не в ногу с остальным миром, а не наоборот.

Главный приоритет

Основания для недовольства нынешней практикой работы международных организаций есть у многих. Включая генерального секретаря ООН, а также Россию, США и, скажем, Турцию, которая на днях обрушилась с резкой критикой на Совет Безопасности и потребовала его реформировать.

Но ведь понятно, что, когда все друг с другом не согласны, договориться можно только на базе компромисса, взаимного учета интересов друг друга, взаимных уступок. А договариваться необходимо, поскольку общая для всех цель все же имеется.

Сверхзадача остается ровно той же, что и при создании ООН. И заключается она в том, чтобы хотя бы не допустить перерастания холодной войны (если уж исходить из того, что та опять идет и даже усиливается) в горячую. И какие бы реформы кто угодно ни затевал, этот приоритет должен быть абсолютно незыблемым.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru