Все новости
Обновлено 

Стоп-сигнал для Бразилии: как забастовка местных дальнобойщиков объединила страну

Дарья Юрьева — о масштабах и последствиях протестных акций

Отсутствие бензина, дефицит продуктов питания, опустевшие улицы и закрытые офисы — в конце мая обстановка в большинстве городов Бразилии напоминала не то документальную хронику из осажденной крепости, не то кадры из хоррора, в котором люди вынуждены прятаться от зомби и инопланетян. Даже набережные и пляжи Рио-де-Жанейро, этой туристической мекки, казались непривычно безлюдными.

Причиной кризиса стала забастовка местных дальнобойщиков, недовольных ростом цен на дизельное топливо. Протесты, прокатившиеся по всей Бразилии, заставили правительство пересмотреть тарифы на топливо в сторону понижения. А это в свою очередь привело к отставке главы государственной нефтегазовой компании Petrobras («Петробраз») Педру Паренти.

События последних дней стали серьезным потрясением для бразильской экономики. Курс национальной валюты по отношению к доллару заметно упал. Индекс фондовой биржи Сан-Паулу — тоже. По самым предварительным подсчетам, ущерб от акции дальнобойщиков исчисляется миллиардами долларов. И тем не менее почти 90% жителей страны, вне зависимости от своих политических взглядов, встали на сторону протестующих. Очевидно, что это придется учитывать кандидатам на пост президента Бразилии, которые уже совсем скоро официально начнут предвыборную агитацию перед намеченным на октябрь голосованием.

Кто регулирует тарифы

Забастовка дальнобойщиков в Бразилии началась 21 мая после того, как Petrobras объявила об очередном повышении цен на дизельное топливо. Неделей ранее соответствующие тарифы уже пересматривались в сторону увеличения пять раз подряд. Руководство нефтегазовой компании объясняло сложившуюся ситуацию ростом мировых цен на энергоносители. Однако многие потребители оказались не готовы принять подобные аргументы. Тем более что Бразилия является крупной нефтедобывающей страной, а ее предыдущее руководство — отправленная в отставку экс-президент Дилма Руссефф и ее предшественник Луис Инасиу Лула да Силва — субсидировали цены на бензин и дизельное топливо для внутреннего рынка.

После импичмента Руссефф и прихода к власти действующего главы государства Мишела Темера руководителем Petrobras стал Педру Паренти, который объявил о намерении руководствоваться рыночными ценами на энергоносители. Соответствующие тарифы начали меняться ежедневно. Это вызвало недовольство дальнобойщиков, которые еще в прошлом году не раз обращались с жалобами в профсоюзы: им стало сложно рассчитать стоимость транспортировки товара по тому или иному маршруту, если поездка занимала несколько суток. Однако до масштабных акций дело не доходило до тех пор, пока цены на нефть не стали неуклонно расти.

Забастовка за пару дней приняла характер общенациональной. В протестах по всей стране участвовали более миллиона человек. Они заблокировали около тысячи участков дорог. Через трое суток в крупных городах начались перебои с бензином, а на четвертый день топливо на АЗС полностью закончилось. Полки магазинов опустели, а имеющиеся в наличии товары подорожали в два-три раза. Школы и университеты отменили занятия, а больницы стали сообщать о нехватке лекарств и переносить запланированные операции в тех случаях, когда отсутствовала угроза жизни пациента. Предприятия перестали отправлять продукцию на экспорт, а на фермах из-за дефицита корма погибли несколько миллионов цыплят.

Темер объявил о небольших уступках протестующим, однако этого оказалось недостаточно. Участники забастовки требовали существенного снижения цен на дизельное топливо. Тогда бразильский президент предпринял попытку силового решения проблемы. Чтобы нормализовать дорожное движение, он привлек армию и Национальную гвардию. После этого дороги были разблокированы, но стабилизировать ситуацию в стране не удалось. Дальнобойщики отказались вернуться к работе.

В итоге 27 мая глава государства объявил, что выполнит требования протестующих. Цена на дизельное топливо была снижена на 0,46 реала (0,13 доллара) и зафиксирована на новом уровне на ближайшие 60 дней. Власти также пообещали в будущем пересматривать тарифы каждые 30 дней, а не ежедневно, как было раньше. На фоне этого решения глава Petrobras Педру Паренти, который отстаивал прежнюю политику ценообразования, ушел в отставку.

Что помогло протестующим

Бразилия — страна континентальных масштабов, правительство которой в свое время отказалось от полноценного развития железнодорожного транспорта в пользу строительства разветвленной сети автомагистралей.

64% грузов в Бразилии перевозятся автотранспортом, в то время как на железные дороги приходится 20%

Сложно с полной уверенностью сказать, чем руководствовались власти при выборе такой стратегии, но после случившегося в мае кризиса многие засомневались в ее правильности.

В настоящее время, согласно опубликованным газетой «Глобу» данным института ILOS (Instituto de Logística e Supply Chain), не менее 64% грузов в Бразилии перевозятся автотранспортом, в то время как на железные дороги приходится 20%, на водный транспорт — 12% и еще 4% — на трубопроводы. Для России, например, тот же источник приводит совсем другой расклад: 45% грузов приходится на железные дороги, 48% — на трубопроводы, 5% — на автотранспорт и 2% — на водный транспорт. Гораздо меньше зависимость от автотранспорта и в США: согласно ILOS, речь идет о 43% против 30% железнодорожных перевозок и 20% доставок по трубопроводам.

С учетом этих данных становится понятно, что в случае проведения аналогичной забастовки в России или в любой другой стране, где рост цен на топливо также беспокоит потребителей, ее последствия не сравнятся с результатом бразильских протестов, главным образом, благодаря использованию альтернативных средств транспортировки грузов.

Власти Бразилии же фактически оказались в заложниках у дальнобойщиков и профессиональных объединений, представляющих интересы отрасли. И, кстати, именно профсоюзы стали еще одним фактором, который обеспечил успех акции: эти организации в южноамериканской стране представляют собой влиятельную силу, способную быстро мобилизовать своих участников по всей стране. Всего несколько месяцев назад, до вступления в силу реформы трудового законодательства, каждый наемный работник в Бразилии был обязан ежемесячно делать отчисления от зарплаты в тот или иной профсоюз. Поэтому такие объединения, кроме всего прочего, до недавних пор располагали и значительными средствами для проведения своих акций.

В итоге, чтобы избежать полного коллапса, правительству Бразилии пришлось капитулировать перед бастующими, согласившись на все их требования. Между тем, по словам министра финансов республики Эдуарду Гуардиа, выполнение условий договоренности с дальнобойщиками до конца года обойдется в 9,5 млрд реалов (2,6 млрд долларов) и потребует сократить расходы по нескольким статьям бюджета.

У возникшего кризиса есть и другие побочные эффекты. После обнародования информации о грядущих расходах бюджета индекс Bovespa бразильской фондовой биржи Сан-Паулу упал почти на 4%. Курс доллара по отношению к национальной валюте — реалу — вырос на 1,1% и достиг самого высокого показателя за полтора года. Кроме того, экономисты заявили, что прогнозы по росту ВВП Бразилии в текущем году придется скорректировать c 2,37% до 2,18%.

Поддержка населения

Сколько власти ни говорили о том, что за действиями участников забастовки стоят интересы транспортных компаний, которые якобы подстрекают сотрудников к протестам ради получения сверхприбыли, абсолютное большинство бразильцев возложило вину за кризис именно на представителей кабинета министров.

По данным опроса авторитетного социологического центра Datafolha («Датафолья»), акцию бразильских дальнобойщиков поддержали 87% населения республики. Такого единодушного одобрения пока не смог добиться ни один потенциальный кандидат в президенты Бразилии, ни одна политическая партия. Ни одно событие, произошедшее в последние месяцы, не получило со стороны населения столь однозначной оценки. Позицию бастующих поддержали и представители находящихся сейчас в оппозиции левых сил, и ультраправые активисты, выступающие за передачу власти в Бразилии военным ради пресечения коррупции.

Осторожные слова осуждения можно было услышать только от нескольких аналитиков, которые традиционно выступают за либерализацию экономики и непопулярные реформы, но их голоса утонули в хоре полных солидарности восклицаний «Мы все дальнобойщики!». В поддержку забастовки выступили многие известные бразильские артисты и общественные деятели. На одной из карикатур, опубликованных недавно в прессе, вероятные кандидаты на пост президента Бразилии предстали в образе водителей грузовиков, а сопровождающая надпись гласила: «Политики перестали бороться за кресло главы государства и пытаются стать дальнобойщиками, чтобы получить власть».

Действительно, в какой-то момент стало казаться, что, если грузовые фуры двинутся на президентский дворец, им никто не станет мешать. Конечно, протестующие не ставили перед собой такой цели. И к тому же сложно представить, что именно сейчас кто-то будет добиваться досрочной смены власти в Бразилии — до президентских и парламентских выборов осталось всего четыре месяца. Но это не значит, что протесты не повлияют на исход голосования. Всем участникам избирательной гонки придется учитывать настроения общества, которые проявились за время парализовавшей страну акции.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru