Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Джулиан Лоуэнфельд: в стране Уитмена Пушкин всегда будет любим

5 июня 2015, 18:00 UTC+3
Известный американский поэт и переводчик рассказал о том как воспринимают Пушкина в США
Материал из 1 страницы
 Джулиан Лоуэнфельд

Джулиан Лоуэнфельд

© Фото из личного архива Джулиана Лоуэнфельда

В преддверии очередной годовщины со дня рождения А. С. Пушкина и Дня русского языка, отмечаемого 6 июня, известный американский пушкинист, поэт и переводчик Джулиан Лоуэнфельд, автор единственного в своем роде двуязычного англо-русского издания поэзии Пушкина "Мой талисман" (My Talisman, The Poetry and Life of Alexander Pushkin) ответил на вопросы корр. ТАСС. Разговор шел по-русски.

- Откуда у Вас увлечение пушкинистикой, любовь к Пушкину?

- Вспоминаю слова Мэллори. Когда его спросили: зачем вам покорять Эверест, он ответил: "Because it's there" ("Потому что он существует". Джордж Мэллори - британский альпинист, считается первым человеком, пытавшимся взойти на вершину Эвереста, пропал без вести при попытке восхождения 8 июня 1924 года в возрасте 37 лет - прим. ТАСС).

Невозможно заниматься русским языком, как мне кажется, и не столкнуться с Пушкиным. Если ты вот хоть как-то, немножечко открыт... Это Эверест русской литературы, русского языка. Такое богатство...

И я бы еще сказал, что эмоционально он мне очень близок. Ближе других гениев - Достоевского или Толстого, - которых обычно вспомнит иностранец, если его попросят назвать великих русских писателей. Ну, может, еще Чехова назовут. А вот про Пушкина могут и спросить: "Кто-кто? Это либреттист Чайковского?"

- Со стихами всегда сложнее...

- Ну почему... Мы же понимаем, что такое Данте. Что такое Гете...

- Я всегда, как русский человек, тоже так думал. Но при этом внутренне себя одергивал: для иностранцев он никакой не Гете, никакой не Шекспир тем более...

- Ну, вот я над этим и работаю (смех)...Тут есть один момент. Кто переводил Гомера? Гнедич, Жуковский... Кто переводил Шекспира? Шлегель переводил, Вольтер. На русский - Пастернак, Маршак, Лозинский. Вот какие были переводчики. Нужен поэт, чтобы переводить поэзию, особенно великую. Если это будут делать одни какие-нибудь кандидаты наук, которые замечательно пишут, например, ученые сноски, но при этом никогда не пели, скажем, серенады любимой под проливным дождем... (смех).

- Получается некое неравенство. Как Вы думаете, почему в России поэты, в том числе и такие, как Пастернак, занимались переводами, а на Западе мы мало видим, чтобы поэт, тем более великий, переводил чужие стихи?

- Мне приходят в голову две версии. Во-первых, возможно, при Иосифе Виссарионовиче было безопаснее заниматься переводом. Но, думаю, что это не все. Я так ощущаю. Перевод - это техника. То же самое, что гаммы. Необходимая вещь вообще-то для настоящего поэта...

- Ну да, ведь Пушкин же и сам переводил. Может, не впрямую, но перелагал своими словами...

- И переводил иногда. У него есть просто замечательные переводы.

- То есть, Вы считаете, это типа учебных этюдов?

- Да. Да. Ведь на самом деле у нас не так уж много тем. Кто мы такие. Для чего мы живем. Любовь. Смерть. Есть ли Бог. Все это - вечные вопросы...

- А вот интересно. Вы не упомянули в этом перечне свободу. Мне казалось, для американца это обязательный компонент. И Пушкина называли певцом свободы...

- Свобода - безусловно. Я ровно год назад произносил речь к открытию памятника Пушкину в Вашингтоне. Начал с того, что вспомнил: "Фонтан любви, фонтан живой! Принес я в дар тебе две розы"... Я считаю, что эти две розы, принесенные нам поэтом в дар, - как раз и есть любовь и... тайная свобода. То есть внутренняя свобода. Которая на самом деле намного важнее.

- Я однажды слышал интересный диспут, в котором ученый-литературовед доказывал, что Пушкина можно опознать просто "по почерку". И приводил в пример стихи неизвестного автора, в которых уникально, "по-пушкински" было поставлено всего одно слово. Что-то там было о Венеции, о гондолах. На Ваш взгляд, такое возможно? Для специалистов?

- Я обожаю это - "Близ мест, где царствует Венеция златая"... Хотя, кстати, вот тут можно сказать - это почти перевод. У Андре Шенье были такие стихи (цитирует по-фрацузски - прим. ТАСС).

Почти то же. Хотя он (Пушкин - прим. ТАСС) добавил ключевую деталь: "Как он, без отзыва утешно я пою и тайные стихи обдумывать люблю".

- Так можно, по Вашему мнению, опознать строки Пушкина, если не знать заранее, что это Пушкин?

- Ну а как же, если ты русскоязычный человек? Конечно!

- В России, как Вы знаете, вошло в пословицу: "Пушкин - наше все". Американцам это понятно? Как донести до них, что такое Пушкин? Что самое сложное?

- Я никогда так не думаю. Я просто его люблю. Когда меня спрашивают - дескать, актуален ли сейчас Пушкин, я всегда вспоминаю:

"Нас мало избранных, счастливцев праздных,

Пренебрегающих презренной пользой,

Единого прекрасного жрецов"... ("Моцарт и Сальери" - прим. ТАСС).

А Пушкин был именно таким. Он жрец единого прекрасного.

Если "жив будет хоть один пиит", да? - это уже достаточно. А я не сомневаюсь, что будет. И в стране Уитмена, конечно, Пушкин всегда будет популярен и будет любим...

Беседовал Андрей Шитов 

(Вашингтон, ТАСС)

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама