Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Таджикский дипломат: серые и проходные личности в "ооновской деревне" - большая редкость

7 сентября 2015, 23:11 UTC+3

Бывший постпред Таджикистана в ООН поделился с ТАСС воспоминаниями о событиях, очевидцем которых он стал во время работы в Нью-Йорке

Поделиться
Материал из 1 страницы
Рашид Алимов

Рашид Алимов

© www.cntv.ru

Завершение межтаджикского урегулирования, первое публичное рукопожатие дипломатов Ирана и США, теракты 11 сентября - об этих и других событиях, свидетелем которых он стал за годы работы в ООН, рассказал ТАСС посол Таджикистана в КНР Рашид Алимов.

- Какие для вас самые запоминающиеся события в рамках работы в ООН?

Мне посчастливилось представлять, защищать и продвигать интересы нового независимого Таджикистана в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке почти 11 лет (с 28 декабря 1994 года по 7 октября 2005 года). Таджикистан делал первые самостоятельные шаги на международной арене в качестве суверенного государства. Этот период был насыщен множеством важных событий, определивших будущий вектор развития мировой политики, а также моей страны и ее места в сообществе наций. В качестве посла и постоянного представителя Таджикистана при ООН я имел честь принимать президента Таджикистана Эмомали Рахмона,  сопровождал его на важных встречах с Генеральными секретарями ООН, главами государств и руководителями международных организаций. Участие президента в работе Генеральной ассамблеи ООН, его встречи и беседы с руководителями ведущих институтов "семьи ООН" укрепляли взаимодействие в рамках этой универсальной Организации, которая внесла свой существенный вклад в поиск и нахождение "формулы мира и стабильности" в Таджикистане, помогала людям преодолеть трудности и невзгоды в период гражданской войны, наконец, выйти на собственный путь национального развития.

Из множества интересных, запоминающихся событий, хотел бы, пожалуй, выделить два. По своей исключительной важности на первое место я бы поставил заседание Совета Безопасности ООН от 12 мая 2000 года, когда члены СБ приветствовали завершение сложного, продолжавшегося почти 1,5 тысячи дней процесса урегулирования межтаджикского конфликта, который вывел Таджикистан на дорогу постконфликтного миростроительства и устойчивого развития.

В этот день вопрос "О положении в Таджикистане" был снят с повестки дня ключевого органа ООН, в котором он находился свыше семи лет. Таджикистан перестал мелькать в сообщениях мировых СМИ как горячая точка планеты. Были отменены существовавшие ограничения на посещение Таджикистана как страны, опасной для жизни и здоровья иностранных граждан. В страну потянулись зарубежные инвесторы. Оживилась политическая, социальная, экономическая и культурная жизнь. Объемы гуманитарной помощи, предоставляемые по линии ООН, постепенно начали сокращаться, а поддержка проектов, направленных на социально-экономическое развитие, -  умножаться. В полную силу заработала система Программы развития ООН. Опыт урегулирования межтаджикского конфликта был признан самым успешным за всю историю ООН.

Роль ООН в урегулировании конфликта в Таджикистане. Досье

Второе событие также глубоко врезалось в мою память. 24 марта 1999 года без санкции Совета Безопасности ООН ударные силы НАТО начали бомбардировку Союзной Республики Югославии. Военно-воздушная операция продолжалась до 10 июня 1999 года. По разным оценкам, за все время операции авиация НАТО атаковала около 1000 целей на территории Сербии и Черногории. Были уничтожены или серьезно повреждены десятки промышленных предприятий, энергетических сооружений, объекты инфраструктуры, дороги и мосты. Наряду с гражданскими объектами, "высокоточной" бомбой было разрушено здание посольства Китая в Белграде. Погибли два китайских журналиста и супруга одного из них, несколько человек из числа персонала китайского посольства получили ранения. "Фатальная ошибка", - оправдывались тогда натовские генералы.

В связи с этой трагедией по инициативе Китая утром 14 мая 1999 года было созвано чрезвычайное заседание Совета Безопасности ООН. Справедливо ставился вопрос об осуждении Советом варварских бомбардировок и о принесении извинений правительству и народу Китая за так называемую "фатальную ошибку". Беспрерывные многочасовые консультации членов Совета завершились далеко за полночь. Когда, наконец, текст Заявления СБ был согласован и принят, настенные часы в зале Совета показывали 23 часа 30 минут ночи. Через два часа, точнее в 01:55 уже 15 мая 1999 года, Совет Безопасности ООН приступил к рассмотрению вопроса "Положение в Таджикистане и вдоль таджикско-афганской границы", на котором было запланировано мое выступление. Откладывать заседание Совета было нельзя, так как не позднее текущего дня Совет должен был принять решение о продлении мандата Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане.

После завершения заседания у выхода из зала Совета ко мне подошел старший корреспондент CNN Ричард Рот и, обратив мое внимание на настенные часы, стрелки которых показывали 2 часа 10 минут ночи, спросил: "Кому нужны такие ночные заседания? Как вы думаете, господин посол, кто-нибудь услышал ваше выступление в столь ранний час?".

"Ваш же телеканал работает круглосуточно, вот и члены Совета Безопасности ООН также. Важно, что они меня услышали и… история", - не задумываясь, ответил я и поспешил в офис писать телеграмму в Центр.

- Самые запоминающиеся резолюции? Как вы оцениваете ту или иную резолюцию спустя годы - была ли она полезна или, наоборот, навредила? Изменили бы вы в ней что-нибудь сейчас?

 - За 10 лет моей дипломатической практики в ООН было принято много резолюций, авторство свыше двух десятков из них принадлежит таджикской стороне. Это немало. Я бы хотел остановиться на одной из них. В 2000 году Генеральная ассамблея ООН по предложению Президента Таджикистана Эмомали Рахмона своей резолюцией А/RES/55/196 провозгласила 2003 год Международным годом пресной воды. Соавторами резолюции стали 149 государств - членов Организации. Такое впечатляющее число соавторов - редкое для ООН явление: острота и актуальность водной проблемы объединила сообщество наций, несмотря на то, что в мире немало мест, где именно вода является предметом конфликта. В период продвижения проекта некоторые делегации, в основном из западных стран, считали, что эта резолюция станет проходной, как и немало аналогичных: с 1959 по 2015 годы Генеральная ассамблея ООН провозгласила 75 международных годов, посвященных самым различным проблемам, волнующим человечество. Однако жизнь продемонстрировала общечеловеческую ценность и востребованность именно этой - "водной" инициативы.

По итогам 2003 "водного" года Генеральная ассамблея ООН вновь по инициативе Таджикистана провозгласила 2005-2015 годы Международным десятилетием действий "Вода для жизни", а 2013 год был объявлен ООН Международным годом водного сотрудничества. В июне 2015 года в г. Душанбе под эгидой ООН состоялась международная водная конференция, собравшая 1600 делегатов, представлявших свыше 100 стран мира. Участники конференции, придавая исключительно важное значение водной проблематике, поддержали новую инициативу президента Эмомали Рахмона о провозглашении очередного десятилетия действий "Вода для развития". Таким образом, водная тема продолжит оставаться в глобальной повестке дня и в фокусе внимания международного сообщества, по крайней мере, до 2025 года. 

И еще один небольшой сюжет на эту тему. В декабре 2003 года, опираясь на успешный опыт проведения Международного года пресной воды, 2003, по инициативе президента Таджикистана Эмомали Рахмона Генеральная ассамблея ООН должна была принять резолюцию о провозглашении Десятилетия действий "Вода для жизни" 2005-2015, соавторами которой выступили 146 государств - членов ООН. У нас не было сомнений, что с учетом такого внушительного числа соавторов, резолюция будет принята единогласно. В то же время мы хотели, чтобы в этот момент в зале ГА царила бы особая атмосфера, и каждый делегат прочувствовал бы особенность и важность принятия "водного документа", рассчитанного на целую декаду совместных действий. На ум пришла оригинальная идея, не имеющая аналогов в истории ООН: преподнести каждому делегату Генассамблеи и Совета Безопасности ООН по бутылке родниковой воды. Идея была достаточно смелой, если не сказать дерзкой, так как нужно было пройти сквозь бюрократические "рифы" Секретариата ООН, включая самый непредсказуемый - службу безопасности. В соответствии с жесткими внутренними правилами, на столах делегатов Генассамблеи и Совета Безопасности ООН ничего другого, кроме документов, быть не должно. 

Выбор пал на компанию Leisure Time Spring Water, которая после трагедии 11 сентября 2001 года в течение нескольких недель безвозмездно поставляла бутилированную воду жителям Нью-Йорка. Мы обратились к руководству компании с просьбой предоставить информацию о питьевой воде. Когда сотрудник нашей Миссии прибыл на место производства, был организован осмотр производственной линии по бутилированию родниковой воды, поступающей из местных источников, предоставлена вся запрошенная нами информация, включая результаты последних химических анализов. На основе полученных данных был сделан вывод: вода в бутылках не представляет никакой угрозы для здоровья постоянных и непостоянных членов СБ, а также для делегатов Генассамблеи ООН.

После долгих переговоров с различными департаментами Секретариата ООН мы, наконец, получили долгожданное разрешение привезти воду в здание ООН и занести ящики с бутилированной водой в зал заседаний. Ранним утром до начала заседания мы разложили бутылки с водой на столы с табличками государств - членов ООН: 270 бутылок с водой для делегатов ГА и 30 бутылок для членов СБ ООН - по две для каждой делегации. На каждой из них красовалась эмблема Международного года пресной воды - 2003 и короткая цитата из заявления Кофи Аннана о значении воды. Было приятно наблюдать, как члены Совета Безопасности и Генеральной ассамблеи ООН, садясь за свои места, с большим любопытством рассматривали бутылки и этикетки, а затем с удовольствием, маленькими глотками пили чистую родниковую воду. После заседания многие подходили к нашей делегации, поздравляли с принятием "водной резолюции" и, выражая свою признательность за щедрый подарок, восторгались необыкновенным вкусом "горной" воды, серьезно предполагая, что она привезена в Нью-Йорк из далекого Таджикистана. Мы тоже были счастливы, что доставили радость "всему человечеству", что было недалеко от истины: ведь делегаты Генеральной ассамблеи ООН представляют абсолютное большинство стран и народов мира.   

- Самые яркие личности, с которыми вы сталкивались при работе в ООН?

- ООН - один из ключевых центров международной жизни. Здесь каждый дипломат - яркая, запоминающаяся личность. Серые и проходные  в "ооновской деревне" - большая редкость: все - на виду. Как правило, государства-члены направляют в ООН лучших из лучших дипломатов, людей с широчайшим кругозором, глубокими знаниями, солидным жизненным и практическим опытом, патриотов своих государств, профессиональных дипломатов, не только разбирающихся в тонкостях и премудростях мировой политики, но и знающих, как сопрягать национальные интересы с приоритетами сообщества наций.

За годы работы в штаб-квартире ООН мне посчастливилось не только встречаться, взаимодействовать, но и подружиться со многими удивительными, неповторимыми личностями, которых по праву можно назвать бриллиантами в коронах национальных дипломатических служб. Это были коллеги из разных стран и континентов, больших и крохотных островных государств, индустриально развитых и бедных стран, имеющих тысячелетнюю историю государственности либо обретших независимость на перекрестке двух тысячелетий. Я брал у них заочные уроки высшего дипломатического мастерства, учился умению слушать, слышать и прислушиваться к оппонентам, при этом твердо отстаивал национальные интересы Таджикистана.

Мне посчастливилось сотрудничать с высокопрофессиональными специалистами, которые работали в Секретариате ООН. Взаимодействие с ними по самым разным вопросам приносило Таджикистану много полезного. Никогда не забуду встреч с Генеральными секретарями ООН Бутрос-Бутрос Гали и Кофи Аннаном, а также их коллегами: бразильцем Сержио де Мелло и пакистанцем Икбалом Ризой, иракцем Исматом Киттани и румыном Ливиу Бота, уругвайцем Пирис-Бальоном и болгарином Владимиром Сотировым, костариканцем Мануэлем Денго и украинцем Владимиром Горяевым, замечательными представителями российской школы дипломатии Рашидом Халиковым, Александром Ильичевым, Андреем Васильевым и многими другими, с некоторыми из которых и по сей день поддерживаю тесные дружеские отношения.

ООН - это всемирная дипломатическая академия, где каждый посол одновременно выступает в роли профессора и аспиранта, где взаимодействуют действующие и загораются новые звезды мировой дипломатии и политики. В памяти всплывает одна полная драматизма история и реакция на нее послов двух государств. В феврале 1997 года на востоке страны банда террористов захватила в заложники пять сотрудников миссии ООН в Таджикистане, двух сотрудников Международного комитета Красного Креста, группу журналистов и министра национальной безопасности, смело, без охраны прибывшего на встречу с боевиками.

В течение двух недель шли тяжелые переговоры, целью которых было освобождение заложников. Боевики взамен требовали обеспечить им "зеленый коридор" для перехода на территорию Афганистана. Каждое утро ровно в 10:00 я представлял Совету Безопасности ООН письменную информацию о почасовом развитии кризисной ситуации и усилиях моего правительства по выходу из нее с сохранением жизни заложников.

В один из дней, когда ситуация накалилась до предела и, казалось, зашла в тупик, СМИ, опираясь на информацию одного из захваченных журналистов, по всему миру распространили сообщение о том, что боевики расстреляли одного из пяти военных наблюдателей ООН. Это чрезвычайное событие на своем экстренном заседании в тот же день должен был обсудить Совет Безопасности ООН. Посол страны, "потерявшей своего гражданина", не поинтересовавшись у меня о сложившейся ситуации, опираясь на поддержку одного из государств - постоянных членов СБ, в спешке подготовил проект резолюции и другие документы, в которых от имени Совета выражалось соболезнование семье "убитого" и народу, а правительство Таджикистана обвинялось во всех грехах.

Я узнал о созыве чрезвычайного заседания СБ ООН после звонка Сергея Лаврова, в то время посла России при ООН, который задал мне прямой вопрос: "Располагает ли правительство Таджикистана достоверными сведениями об убийстве ооновского миротворца?". Ни секунды не сомневаясь, с твердостью в голосе ответил: "Нет! Нельзя исключать, что информация о расстреле военного наблюдателя ООН - жестокая провокация и бесчеловечная форма давления боевиков на правительство с тем, чтобы добиться собственных целей". Мы обменялись соображениями о последующих шагах. В результате вопрос был снят с повестки дня СБ ООН без обсуждения, до выяснения всех обстоятельств "трагической гибели" миротворца. Когда заложников освободили, оказалось, что военный наблюдатель ООН жив и даже не предполагал о том, что его "расстреляли". Посол же страны, гражданином которой был миротворец, долгое время избегал встреч со мной, хотя мы не первый год знали друг друга по совместной работе. Эта история подтверждает известную мысль о том, что "поспешишь - людей насмешишь". Для дипломатической практики такой подход неприемлем. В сложные моменты дипломатам, да и не только, важно как никогда сохранять самообладание, не поддаваться панике и не быть заложником собственных эмоций.

- Как вы относитесь к санкциям?

- История дискриминационных экономических мер, введенных США против Кубы, берущая свое начало в начале далеких 60-х годов ХХ столетия, наглядно демонстрирует бесперспективность односторонней санкционной политики. Таджикистан, наряду с абсолютным большинством государств, всегда голосовал за принятие резолюции Генеральной ассамблеи ООН, призывавшей США отменить санкции против Кубы. Кстати, несмотря на то, что экономическая блокада острова растянулась на более чем полвека и развивалась по нарастающей, авторы санкций в конце концов признали их несостоятельность. Односторонние санкции противоречат Уставу ООН, нарушают нормы международного права и принципы Всемирной торговой организации. Ограничительные меры как инструмент политики портят отношения между государствами, для восстановления которых требуется очень много времени. Это видно и на примере закручивания санкционной спирали в отношении России. Очевидно, что и здесь поставленные цели достигнуты не будут, а лишь "отравят" отношения между государствами. Санкционная политика – это выбор в пользу конфронтации, а не сотрудничества, которое должно превалировать в ХХI веке.   

- Какие моменты за время работы в ООН запомнились больше всего?

- На память приходит много самых разнообразных историй. Приведу некоторые из них.

Саади в ООН

На заре независимости, после вступления Республики Таджикистан в ООН (2 марта 1992 года), с легкого пера одного из авторитетных таджикских журналистов, в таджикском обществе широко распространилось мнение о том, что на одном из трех зданий штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке установлена табличка, на которой "золотыми" буквами начертаны поэтические строки великого таджикско-персидского поэта Саади Шерази:

Все племя Адамово - тело одно,

Из праха единого сотворено.

Коль тела одна только ранена часть,

То телу всему в трепетание впасть.

Эти глубокие по содержанию мысли, полностью совпадающие с целями и задачами ООН, действительно могли бы украсить один из уголков штаб-квартиры ООН, где собрана уникальная коллекция подарков от государств-членов, которой мог бы позавидовать любой музей мирового уровня. В 1993 году, когда я впервые переступил порог "главного штаба" Организации, решил разыскать табличку с поэтическими строками великого поэта и поинтересовался о ее месторасположении у старожилов Секретариата. Ответ меня разочаровал: такой таблички установлено не было. Я принял решение не делиться этим со своими соотечественниками. Прошли годы. Накануне 60-летия ООН Исламская Республика Иран преподнесла в дар Организации фантастической красоты ковер ручной работы. Его установили на западной стене зала для делегатов рядом со знаменитым гигантских размеров китайским ковром с изображением Великой китайской стены. С тех пор рукотворные произведения искусства двух великих государств, имеющих тысячелетнюю историю цивилизаций, украшают просторный восточный холл главного здания ООН и радуют взоры делегатов, за чашкой крепкого кофе или ароматного чая проводящих здесь свои встречи и беседы. Главное: на иранском ковре можно прочесть вышитые тонким узором нетленные слова великого поэта Востока, проникнутые глубиной поэтического чувства и высотой нравственных, общечеловеческих ценностей. Рядом с ковром установлена табличка с золотистым покрытием, на которой на английском языке начертаны поэтические строки. Таким образом, через двадцать с лишним лет фантазия таджикского журналиста воплотилась в жизнь.   

Рукопожатие постпредов США и Ирана

Для выработки консолидированных подходов к решению тех или иных острых проблем в рамках ООН часто создаются рабочие группы разных форматов. Одна из них - по Афганистану - была создана по инициативе Кофи Аннана и называлась "6 плюс 2". В нее вошли шесть послов, постоянных представителей при ООН государств - соседей Исламского Государства Афганистан, а также России и США. Генерального секретаря ООН представлял известный тунисский дипломат Лахдар Брахими. В рамках закрытых встреч стороны стремились найти общие подходы к урегулированию внутриафганского конфликта. Причем это не были формальные заседания с заявлениями сторон: в ходе дискуссий кристаллизовалась общая позиция государств, глубоко заинтересованных в возвращении Афганистана к миру, стабильности и процветанию.

Особо хочу отметить, что на встречах всегда царила доброжелательная атмосфера. На одной из них я был свидетелем первого публичного рукопожатия между постпредами США и Ирана. Это произошло так естественно, что, казалось, два дипломата были старыми друзьями, хотя их страны разорвали дипломатические отношения в 1980 году. Через некоторое время два посла при ООН стали руководителями внешнеполитических ведомств своих государств: Мадлен Олбрайт - Государственным секретарем США, а Камаль Харрази - министром иностранных дел Ирана. В сентябре 1999 года на очередном заседании группы "6 плюс 2", совпавшем с началом работы Генеральной ассамблеи ООН, участники встречи стали свидетелями уже теплого приветствия министров двух государств, не имеющих дипломатических отношений. Олбрайт широко, по-американски, улыбнулась и кивком головы поприветствовала Харрази, который немного опоздал на заседание и сел в кресло, расположенное прямо напротив Госсекретаря США. Министр иностранных дел Ирана ответил также доброжелательно.

Улыбки и приветствия руководителей внешнеполитических ведомств США и Ирана не были данью дипломатическому протоколу. Было очевидно, что США и Иран находятся перед очень важным решением. О первых попытках на пути к желанию нормализовать американо-иранские отношения могли свидетельствовать выступление Олбрайт в престижном Азиатском обществе в Нью-Йорке в начале июня 1999 года, а также встреча Харрази в Колумбийском университете, состоявшаяся в том же году накануне заседания министров государств-членов группы "6 плюс 2". Я был приглашен на оба выступления. Олбрайт, посвятив богатой истории Ирана и двусторонним отношениям 17 минут своего часового выступления, предложила начать писать "новую книгу американо-иранских отношений". Через три месяца уже Харрази, встречаясь с ведущими американскими экспертами, также построил свое сдержанное выступление в позитивных тонах. Таким образом, дипломатическая площадка "6 плюс 2", где обсуждались острые проблемы Афганистана, неожиданно стала местом первых сигналов на возможное сближение двух государств.  

Обмен улыбками дипломатов имел свое продолжение на "сессии тысячелетия" в сентябре 2000 года. Главы государств и правительств, делегаты юбилейной сессии Генеральной ассамблеи ООН были свидетелями того, как в ходе выступления Президента США к сидящему в зале Президенту Ирана Мохаммаду Хатами, чуть пригнувшись, подошел близкий друг Билла Клинтона, один из известных общественных деятелей США Джесси Луис Бёрнс Джексон. Присев на корточки, он что-то сказал иранскому лидеру через переводчика и также тихо удалился.  Кто знает, если бы осенью 2000 года результаты выборов президента США были бы иными, мир, может быть, стал бы свидетелем не санкций против Ирана, а совершенно иного развития событий. Но история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Может быть, телефонный разговор между президентами Бараком Обамой и Хасаном Роухани, состоявшийся 27 сентября 2013 года (впервые за последние 30 с лишним лет), положил начало потеплению американо-иранских отношений? Может быть, именно оттуда берет свое начало и прорыв в затянувшемся диалоге Ирана и "шестерки" посредников, приведший к достижению в Вене окончательной договоренности по иранской ядерной программе?

Подкова безопасности

Совет Безопасности - главный орган ООН, ответственный за поддержание мира и безопасности. Его решения, как известно, обязаны выполнять все государства - члены Организации. В качестве посла своей страны я часто выступал на его заседаниях при обсуждении актуальных вопросов международной повестки дня. По этой причине один из моих коллег в шутку называл меня "шестнадцатым непостоянным членом СБ".  

По фотографиям, думаю, многим хорошо знаком зал заседаний СБ ООН и настенное полотно, выполненное норвежским художником Пером Крогом: оно символизирует надежды на будущий мир и свободу человека. Но если приглядеться к столу, за которым сидят 15 членов Совета, то он, на мой взгляд, напоминает подкову. Среди друзей я называл этот стол "подковой безопасности" и приводил следующий аргумент. Как известно, подкова в повседневной жизни выступает в роли своеобразного оберега и олицетворяет мир, счастье. Ее "рождение" происходит в кузне, причем участниками этого чудотворного процесса являются три силы: Огонь, Вода и Разум кузнеца. Ковать - значит творить. А разве члены Совета Безопасности ООН не являются "творцами-кузнецами" разрешения конфликтов, побуждая стороны к достижению согласия мирными средствами и созданию стабильной обстановки в горячей точке планеты с тем, чтобы в ней воцарились мир и спокойствие?

"Черный вторник"

В моем личном архиве сохранилось письмо, адресованное мной исполняющему обязанности посла США при ООН Джэймсу Кунинхэйму (H.E. Mr. James R.Cunningham, Ambassador, Charge d’affaires). Оно датировано 11 сентября 2001 г.

В этот день в соответствии с регламентом должна была открыться очередная сессия Генеральной ассамблеи ООН. По традиции в штаб-квартире ООН до официального открытия руководители дипломатических миссий собираются на утренний завтрак благословения - Prayer Breakfast. Звучат молитвы за мир во всем мире. В тот момент (кажется, в 8:42 утра), когда приглашенный лектор - профессор из Йельского университета (Yale University) предлагал пересмотреть известный постулат "око за око",  рухнула первая башня Всемирного торгового центра. Участники мероприятия еще не знали о том, что несколькими минутами раньше в двух километрах от штаб-квартиры ООН началась самая ужасная в истории террористическая атака на США. Через несколько минут церемониймейстер в белых перчатках подошел к докладчику и что-то шепнул ему на ухо. Профессор побледнел, извинился и передал слово офицеру службы безопасности, который спокойным голосом без объяснений причин предложил всем собравшимся спуститься вниз, в цокольную часть здания. Около 200 собравшихся в зале дипломатов, прислонив к уху мобильные телефоны, медленно, без суеты направились к выходу. Моя помощница Людмила задала офицеру безопасности вопрос: "Это правда?" - "Спускайтесь на второй этаж, мадам", - вежливо ответил он и добавил: "Там работают мониторы". На экранах мониторов в режиме реального времени горели башни Всемирного торгового центра.

Террористические атаки на один из символов Нью-Йорка мы восприняли как покушение на жизнь каждого из нас. Вместе со всем миром мы увидели звериный оскал терроризма и глубоко прочувствовали его античеловеческую сущность. Трагедия жителей города Большого яблока была и нашей трагедией.  Во второй половине дня "черного вторника" я отправил в американскую миссию США при ООН письмо, цитату из которого предлагаю вашему вниманию:

"Миллиарды людей во всем мире сегодня стали свидетелями еще одного преступления против человечества, еще более ужасающего и вероломного по своей природе и исполнению. Я рассматриваю эти события  как трагедию глобального масштаба, которая призывает всех людей доброй воли объединить свои усилия для борьбы с международным терроризмом, чья бесчеловечная природа демонстрирует себя по всей планете. Правительство Республики Таджикистан всегда осуждало терроризм во всех его проявлениях. Таджикскому народу хорошо известны методы и приемы международного терроризма. В последние годы Таджикистан неоднократно становился объектом террористической деятельности, приходившей извне. Мы хорошо понимаем, какие огромные страдания могут принести людям террористические  действия – действия, которые не поддаются здравому смыслу и не имеют оправдания.

В этот час сурового испытания для жителей Нью-Йорка, Вашингтона и всех граждан США позвольте мне передать через Вашe Представительство искренние соболезнования семьям, родственникам и любимым тех невинных людей, которые погибли или пострадали в результате террористических  атак. Позвольте мне также выразить нашу поддержку усилиям, предпринимаемым Правительством США и администрацией города Нью-Йорк, по уменьшению человеческих страданий и возвращению жизни города Нью-Йорк в нормальное русло. Постоянное Представительство Республики Таджикистан при ООН готово в силу своих возможностей внести вклад в общие усилия по оказанию помощи пострадавшим в результате террористических актов".

Казалось, что после 11 сентября 2001 года для человечества наступила эпоха прозрения. Появилась большая надежда на то, что сообщество наций объединится перед общей угрозой - международным терроризмом, который не имеет гражданства, национальности, веры.

Сон в ООН

Во второй половине 90-х годов послом Франции при ООН был известный дипломат Алан Дежами (Alain Dejammet). Мы не раз пересекались с ним в Совете Безопасности ООН, где ежеквартально обсуждался вопрос "О положении в Таджикистане и вдоль таджикско-афганской границы". Выдающиеся французские дипломаты - Ролан Дюма, Оливье Руа - с кем мне пришлось плотно взаимодействовать в трудные для Таджикистана 90-е годы, внешне выглядели очень серьезно, сосредоточенно, но всегда доброжелательно. Алан Дежами ничуть не отличался от них и имел репутацию неразговорчивого, взвешенного дипломата, без ярко выраженного чувства юмора. Оттого большим сюрпризом для многих стало появление в штаб-квартире ООН написанной им  брошюры под интригующим названием “Sleeping in the United Nations” - о лучших местах в ООН, где можно погрузиться в сон. Чем-то она напоминала известный французский путеводитель по ресторанам Guide Michelin, но по объему была небольшой - всего 14 страниц. Автор "гида по спальным местам ООН"  разделил места для сладкого сна во время длительных заседаний на пять категорий и присвоил им соответствующее число звезд: нерекомендующиеся, приемлемые, приятные, очень хорошие и исключительно хорошие. Со свойственной исследователю педантичностью он определил самые уютные, в основном темные, уголки и описал их комфортность, освещенность, отсутствие внешних раздражителей и шума, а также частоту использования.

Помню, все, кто познакомился с гидом, отдали должное объективности и остроумию Алана Дежами: самым лучшим местом для спокойного сна он назвал скрытый от посторонних глаз частный офис Французской делегации в Секретариате ООН, а второе место по популярности отдал Библиотеке периодических изданий ООН, которая, по его словам, ”производит впечатление покинутого монастыря”.

Кто-то из моих коллег тогда заметил, что, скорее всего, французский посол за четыре года работы в ООН почерпнул эти знания и опыт, проводя "изнурительные сонные эксперименты" на себе. Справедливости ради стоит сказать, что ежегодно в ООН проходит до 7 тысяч заседаний, причем многие из них затягиваются до полуночи, и выдержать столь изнурительный марафон дано не каждому. И последнее, "карту мест для сна в ООН" посол Франции обнародовал накануне завершения своей дипломатической миссии в ООН, наверное, для того, чтобы вновь прибывшие дипломаты не мучились в поиске "спальных" мест в штаб-квартире Организации.

Синее пламя

21 октября 2002 года в рамках турне по пяти странам Центральной Азии Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан прибыл в Душанбе. Это был первый в истории визит главного административного должностного лица ООН в Таджикистан. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон не раз встречался с Кофи Аннаном в Нью-Йорке, потому придавал визиту особое значение. Одним из пунктов плотной программы визита было посещение национального Агентства по контролю за наркотиками (Drug control Agency under the President of Tajikistan). Большой неожиданностью для Генсека стало приглашение сжечь две тонны конфискованных наркотиков в специальной печи, построенной во дворе Агентства. Кофи Аннан мастерски забросил в раскаленную печь несколько весомых пакетов со смертельным зельем, которое мгновенно вспыхнуло. "Гори зло синим пламенем!" - подумал я в этот момент. Затем Генсек ООН прошел к лужайке, посадил дерево и, как я помню, отметил, что Агентство - прекрасный пример того, каких результатов можно добиться, если наладить эффективное сотрудничество по периметру границ, а Программе ООН по наркотикам и преступности - тесно взаимодействовать с правительствами. В наши дни Таджикистан является признанным авторитетом в борьбе против наркотической угрозы и лидером по изъятию наркотических средств среди стран Центральной Азии и России. За последние два десятилетия, согласно статистике Агентства, из незаконного оборота изъяты около 130 тонн наркотиков, в том числе свыше 35 тонн самого смертельного среди них - героина афганского происхождения. Спасены десятки тысяч жизней, предотвращены сотни преступлений, связанных с наркотиками. Создание Агентства действительно стало одним из самых успешных совместных проектов Таджикистана и ООН.

Друг Таджикистана

У центрального входа в штаб-квартиру ООН делегатов сессий ГА с широкой улыбкой на круглом лице с начала 1990-х и в наши дни встречает колоритный полицейский весом далеко за 100 килограммов. Родом он из Кении. Во все времена года его лицо всегда светится добротой, и он больше ассоциируется с шеф-поваром солидного нью-йоркского ресторана, нежели со стражем порядка. Каждый день мы тепло приветствовали друг друга, а когда приезжали гости - обязательно фотографировались с ним на память у известной скульптурной композиции пистолета со свернутым дулом: уж больно привлекательным и теплым он был человеком в сине-голубой форме.

В сентябрьской суете, когда в штаб-квартиру ООН на общепланетарную дискуссию вновь собрались главы государств и правительств, я не очень обратил внимание на его отсутствие. Прошло больше года, и я уже начал забывать о нем, как его солидная, порядком раздобревшая фигура вновь появилась на страже тех же дверей на пути в зал Генеральной ассамблеи ООН. Я очень обрадовался, увидев его, и тепло поздоровался. В ответ услышал родное: "Салом алейкум, Чаноби Сафир" ("Здравствуйте, господин посол"). Разговорились. Оказывается, больше года он находился в командировке в Душанбе, охранял здание Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане. С восторгом рассказывал о том, что видел, чем питался, с кем общался... Особенно его поразили Варзобское ущелье, величественные горы с белыми снежными шапками жарким летом, голубое небо с большими серебряными звездами по ночам и... национальные блюда. При этом его большие, терракотового цвета глаза закатывались от удовольствия, а жестикуляция указывала на то, что таджикский плов он с удовольствием ел руками.

За время работы Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане чуть больше двух десятков ооновских полицейских несли свою нелегкую службу в моей стране. Все они стали большими поклонниками горного края. Некоторые нашли в Душанбе свою судьбу: их дети, уверен, навещают город родительской любви, о котором с ностальгией вспоминают их отцы и матери.

- Что бы вы изменили в работе ООН или, наоборот, ничего не меняли бы?

- На перекрестке тысячелетий вопрос о необходимости изменений ООН, адаптации ее к современным реалиям поднимается довольно активно, причем предлагается начать с реформы Совета Безопасности, расширения числа его членов, включая постоянных, пересмотра права вето и т. д. Подходы к реформам разные, оттого дискуссия продолжается уже два десятилетия. Мне трудно оценить достигнутый прогресс, так как вот уже 10 лет я фокусирую свое внимание на таджикско-китайских отношениях. И все же постараюсь сформулировать свое видение этого сложного вопроса.

Прежде всего, на мой взгляд,  необходимо исходить из базового принципа, а именно того, что ООН – уникальная и универсальная Организация, которой в современной международной архитектуре  альтернативы нет. Организация вот уже 70 лет бескорыстно служит делу мира, защищает права человека на земле, способствует справедливому урегулированию возникающих конфликтов, активно помогает делу экономического и социального прогресса.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон высоко оценивает деятельность системы ООН в нашей стране и выступает за расширение сотрудничества с Организацией, наполнение его новым содержанием. В Таджикистане в полной мере ощутили силу и эффективность всех институтов ООН в тревожное время гражданской войны, в период миростроительства и на нынешнем этапе развития. По сути, ООН дает уникальный шанс сопрягать национальные интересы с участием в решении глобальных проблем, требующих консолидации усилий сообщества наций. Поэтому, предлагая реформы и изменения, важно бережно относиться к богатейшему наследию ООН; совершенствуя существующие механизмы, стремиться к сильной и востребованной людьми ООН. В стремительно меняющемся и взаимозависимом мире мы нуждаемся в организации, которая могла бы активно реагировать на новые вызовы и угрозы, с которыми ежедневно сталкивается человечество.

- Какие главные вызовы стоят перед ООН сегодня?

- Здесь, на мой взгляд, достаточно известный набор: сохранение мира во всем мире, преодоление мирового экономического кризиса, борьба с нищетой, загрязнением окружающей среды и инфекционными заболеваниями. Перечень можно продолжать. Особую тревогу вызывает масштабность существующих и формирующихся глобальных угроз, порождаемых терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью. Они напрямую влияют на сохранение мира и стабильности, безопасности и развития в странах и регионах планеты. Эти и другие глобальные проблемы нельзя успешно преодолеть в одиночку. В этой связи ООН является самой универсальной площадкой для выработки совместных шагов по противодействию современным вызовам и угрозам.

Беседовал Андрей Кириллов, руководитель пекинского представительства ТАСС.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама